Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Социолингвистика в системе современной науки




 

Из истории развития социолингвистики. Социальная обусловленность языка – один из объектов исследования лингвистики, психологии, философии и социологии. Вопрос о соотношении социальной структуры и структуры языка поставлен А. Мейе – представителем французской социологической школы. Считается, что первоначально социологический подход к изучению вариативности языковых явлений сложился во французском языкознании. Социология и лингвистика на протяжении XIX века развивались параллельно, однако уже в конце XIX века социологи стали включать язык в пределы своей области исследований, а лингвисты стали использовать общие положения социологов для доказательства специфики языка. К этим наукам присоединилась еще и психология.

В начале XX века намечаются разграничения внешней и внутренней лингвистики (интралингвистики). Основоположником структурализма в лингвистике является Фердинанд де Соссюр. Структурализм (ответвление интралингвистики) рассматривает язык как статическую систему, дает описание этого устройства, но игнорирует роль социальных и психологических факторов в функционировании и варьировании языка. Но на тот момент в обществе появляется необходимость изучать язык в его функционировании, поэтому и начинает формироваться (в 20-е годы XX века) в рамках языкознания отечественная социолингвистика, занимающаяся проблемой взаимодействия языка и общества.

В книге первой в нашей стране женщины-профессора в области языкознания Р.О. Шор «Язык и общество» (1926) есть ряд положений, представляющих интерес для социолингвистической науки. По мнению Розалии Осиповны Шор, многообразие изменений, наблюдаемых в языке, можно объяснить путем установления постоянных и переменных факторов (переменным фактором являются изменения в структуре общества, так как этот элемент непрерывно варьируется, создавая новые условия). Р.О. Шор рассматривает, как социальная дифференциация отражается в языковой дифференциации, описывает территориальные и социальные диалекты.

В основе теоретических концепций отечественного языкознания 1920-1930 годов (например, концепции А.М. Селищева, Е.Д. Поливанова) лежат положения о гетерогенном характере языка, обусловленного социальной неоднородностью коллектива его носителей. При этом гетерогенный характер общества определяет необходимость выбора механизмов урегулирования взаимоотношений (языковой политики) с учетом специфики языковой ситуации.

Осуществление языковой политики и языкового строительства (в 20-30-е годы) привело к научному изучению фактов языковых и тщательному учету фактов социологических и этнодемографических. Языковеды включились в работу по созданию алфавитов и орфографий для бесписьменных языков: Е.Д. Поливанов, Н.Ф. Яковлев, Н.Н. Поппе, Л.И. Жирков, Д.В. Бубрих, Н.К. Дмитриев, А.М. Сухотин, К.К. Юдахин. К середине 1930-х годов около 70 языков получили письменность. Языковеды решали вопросы: для каких языков следует создавать письменность, а для каких нет, а также до какого уровня целесообразно организовывать образование на родном языке. Термин «социолингвистика» был введен в научный оборот в 1952 году американским социологом Г.Карри.

Дальнейшие научные изыскания представляют собой попытку дать классификацию социолингвистических типов языков и типологию языковых ситуаций. Это предпринималось в 60-70 годах XX века в зарубежной социолингвистике (работы У. Стюарта, Ч. Фергюсона, Дж. Гамперца, Дж. Фишмана, Э. Хаугена) и в отечественной науке (труды Ю.Д. Дешериева, Л.Б. Никольского, В.А. Аврорина, А.Д. Швейцера, Г.В. Степанова). В начале 1960-х годов в нашей стране создаются специальные научно-исследовательские подразделения, непосредственной задачей которых становится изучение различных аспектов взаимоотношения языка и общества. Это сектор социолингвистики Института языкознания Академии наук, филологическая секция Института востоковедения Академии наук. Исследования ведутся в секторе современного русского языка и секторе культуры речи института русского языка им. А.С. Пушкина, в Саратовском университете, Новосибирском институте философии, филологии и истории Сибирского отделения АН и в других научных учреждениях страны. В 1962 году в Академии наук был создан Научный совет по комплексной проблеме «Закономерности развития национальных языков», в задачи которого входила координация социолингвистических исследований в стране.

В дальнейшем внимание отечественных ученых было направлено на решение проблемы общественных функций языков (Ю.Д. Дешериев) и на процессы языкового взаимодействия в союзных и автономных республиках (Т.М. Гарипов). Ю.Д. Дешериевым была предложена функционально-типологическая классификация языков народов Советского Союза, дающая представление о месте и роли каждого языка в жизни его носителей и других народов. Языковые процессы в обществе на тот период времени характеризовались тремя основными тенденциями: 1) развитием старописьменных и младописьменных языков в связи с ростом материальной и духовной культуры народов СССР; 2) повсеместным применением русского языка как языка межнационального общения; 3) развитием двуязычия, прежде всего, национально-русского.

Социально-политические изменения и востребованность социолингвистических исследований. События 80-90-х годов ХХ века в различных странах мира отразили проблему меньшинств, частью которой была проблема миноритарных языков. Придание языкам национальных меньшинств статуса государственных создало противоречия, что в итоге обострило межэтнические отношения. Национально-языковые конфликты – проблемы, разрешаемые только путем научного осмысления и разработки действенных тактик и процедур, ведь необдуманные решения приводят к негативным последствиям. Поэтому неоднократно проводились совместные российско-зарубежные коллоквиумы по проблемам функционирования языков в многонациональных странах, так как в полиэтническом государстве возможна любая разновидность языковой политики, но необходима многовариантная.

Отечественными учеными В.М. Солнцевым, В.Ю. Михальченко выделены основные принципы для проведения национально-языковой политики в России: 1) дифференцированная языковая политика в различных регионах страны; 2) учет этнической однородности и неоднородности населения и способов расселения представителей разных национальностей, поскольку именно этот фактор определяет реальные возможности расширения функций языков; 3) особое внимание к языкам малочисленных народов и малых этносов; 4) учет факторов, благоприятно и отрицательно влияющих на развитие национальных языков в России.

Со второй половины 90-х годов параллельно с изменениями государственности на новых федеративных началах приняты законы о языках в Чувашии (1990), Туве (1990), Калмыкии (1991), в Татарстане (1992), в Республике Коми (1992), Бурятии (1992), Республиках Саха (Якутия) и Хакасия (1992), в Республике Алтай (1993), Марий Эл (1993). В феврале 1999 года Государственное Собрание Республики Башкортостан приняло разработанный и обсужденный еще в начале 90-х годов «Закон о языках народов Республики Башкортостан», появление которого было обусловлено языковой реформой в России и сложившейся языковой ситуацией.

В 1992 году Совет Национальностей одобрил Концепцию государственной программы по сохранению и развитию языков народов Российской Федерации, которая предусматривала «владение всеми постоянными жителями региона как своим родным языком, так и вторым языком, имеющим хождение в данном регионе (для русских – родным языком, а также местным национальным языком, для нерусских – родным местным национальным, также русским языками)». Концепция включала множество национальных образовательных систем и национальных школ в России.

Закон «Об образовании» предусматривал наличие в стране комбинации трех образовательных стандартов: федерального, национально-регионального и местного (школьного). В стране принята Государственная программа сохранения, изучения и развития языков народов и этнических групп, совместно проживающих на одной территории, данная программа предполагает разработку программ отдельных министерств, госкомитетов, ведомств и местных администраций, занимающихся ее реализацией. К исполнению программы привлекаются национально-культурные центры, общественные организации, объединения, включаются в работу терминологические и топонимические службы, создаются новые словари, разговорники и пособия, внедряются компьютерная технология в практику языкового управления.

Научный анализ языковых ситуаций регионов России и стран СНГ, причин языковых конфликтов и способов их нейтрализации, а также проблемы сохранения языкового мира в России и проведения конструктивной языковой политики отражены в работах этнолингвиста М.Н. Губогло, языковедов В.М. Алпатова, А.Н. Баскакова, В.Ю. Михальченко, В.П. Нерознака, В.М. Солнцева, Л.Л. Аюповой и в материалах Международных симпозиумов, конференций, семинаров по проблемам развития языковых ситуаций в эпоху мировой глобализации и этнической самоидентификации.

Мировая общественность разрабатывает и внедряет в международную практику понятия языковых прав личности. Под этим понимается право выбора, изучения и использования индивидом языка по выбору в личной и в общественной жизни. Это нашло отражение в целом ряде международных документов, в частности, таких, как Резолюция Европейского парламента (1984), подтверждающая право каждого индивида на свободный выбор языка общения; Резолюция Европейского парламента (1987), призывающая расширить использование миноритарных языков в образовании, местной администрации и средствах массовой информации; Декларация Международного симпозиума по правам человека и культурным правам (1987), подтверждающая право детей на изучение родного языка и право взрослых на свободный выбор языка общения на любом уровне, включая и официальный; Декларация ООН о правах лиц, принадлежащих к этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992).

Проблеме установления и соблюдения языковых прав личности посвящены Европейская Хартия региональных или миноритарных языков, принятая Комиссией министров Совета Европы в 1992 году, и Рамочная конвенция по защите национальных меньшинств, принятая в 1994 году. В 2001 году Республика Башкортостан выбрана Министерством по делам федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации местом проведения международного семинара «Европейская Хартия региональных языков или языков меньшинств» в сотрудничестве с Советом Европы, прошедшего 21-22 июня в Уфе. В резолюции, принятой участниками семинара, выражено пожелание распространить опыт республики в этом вопросе на все регионы страны. Многонациональный характер регионов Российской Федерации и потребность в сбалансированной языковой политике обусловливают актуальность исследования языковой жизни государства.

Все вышеизложенное необходимо для понимания специфики развивающейся социолингвистической науки. Явления исторического, политического, социального плана находятся во взаимосвязи с языковыми явлениями. Важно отметить, что на каждом этапе развития социолингвистики ставились и решались различные по характеру задачи: общеметодологические, описательные, аналитические. За последнее десятилетие в сравнительно короткий срок проведены обследования различных регионов, в ходе которых собраны ценные эмпирические данные. В настоящее время социолингвистическая наука имеет большой объем фактического материала, что является основой теоретических обобщений.

Междисциплинарный статус социолингвистики. Наука включает аспекты, связанные с сущностью изучаемого объекта, познанием объекта и вычленением предмета исследования, с обоснованием подхода или принципов научного анализа. В лингвистическом энциклопедическом словаре есть следующее определение, данное А.Д. Швейцером: «Социолингвистика (социальная лингвистика) – научная дисциплина, развивающаяся на стыке языкознания, социологии, социальной психологии и этнографии и изучающая широкий комплекс проблем, связанных с социальной природой языка, его общественными функциями, механизмом воздействия социальных факторов на язык и той ролью, которую играет язык в жизни общества. Некоторые из этих проблем (например, «язык и общество») рассматриваются и в рамках общего языкознания. Междисциплинарный статус социолингвистики находит выражение в используемом ею понятийном аппарате» (Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990. – С. 481-482).

Поэтому целесообразным будет обратиться к терминосистеме данной науки. Одним из основных понятий социолингвистики считается «языковая ситуация». По мнению В.А. Аврорина, языковая ситуация, или конкретный характер деятельности и развития языка с точки зрения его функциональной стороны, является органическим компонентом общей структуры жизнедеятельности конкретного общества как по оси синхронии, так и по оси диахронии [Аврорин, 1975. – С.245].

Впервые термин «языковая ситуация» был использован в 30-е годы ХХ столетия в работах зарубежных лингвистов, занимающихся изучением языков Африки и Азии [Dove, 1928; Lopes,1931; Westerman, 1928]. Уделялось внимание этой проблеме и в нашей стране, что было вызвано необходимостью решения национально-языковых вопросов в государстве с новым политическим устройством. Отечественные языковеды не употребляли данный термин, хотя по существу очень серьезно занимались изучением всех тех вопросов, которые входят в круг проблем, относящихся к изучению языковой ситуации.

Современные социолингвисты пришли к выводу, что изучение отношений между языковыми формами (языками, диалектами, говорами) в пределах одного политико-административного объединения (административного района, государства, группы государств) непосредственно связано с языковой политикой. По утверждению В.А. Аврорина, языковую ситуацию можно изучать лишь через посредство изучения актов речи вместе с теми условиями, в которых они протекают, при этом необходимо направлять внимание на четыре объекта: социальные условия функционирования языка, сферы и среды употребления языка, формы существования языка, функции языка. «Первые три момента, вместе взятые, могут считаться обязательными для описания любой языковой ситуации... но достаточными − только для ситуаций, связанных с одноязычием» [Аврорин, 1975. − С.120].

С точки зрения Н.Б. Мечковской, обзор языковых ситуаций может быть проведен на основе ряда типологически значимых признаков, разнонаправленных и неиерархичных. Н.Б. Мечковская выделила 8 типологических признаков и такое же количество оппозиционных типов языковой ситуации:

− количество языковых образований, составляющих языковую ситуацию, степень её языкового разнообразия: однокомпонентная/ много­компонентная языковая ситуация;

− количество этнических языковых образований, составляющих языковую ситуацию, т.е. степень этноязыкового разнообразия: многоком­понентная одноязычная/многокомпонентная дву- (трех-, четырех-, пяти-) язычная языковая ситуация;

− процент населения, говорящего на каждом из языков, т.е. демографическая мощность языков, составляющих языковую ситуацию: демографически равновесная/демографически неравновесная языковая ситуация;

− количество коммуникативных функций, выполняемых каждым языковым образованием, в отношении к общему числу таких функций, т.е. коммуникативная мощность языковых образований, состав­ляющих языковую ситуацию: сбалансированная (коммуникативно-равновесная)/несбалансированная коммуникативно-неравновесная);

− юридический статус языков, т.е. характер государственной регламентации их взаимоотношений: тождественный юридический статус / различный статус;

− степень генетической близости языков, составляющих языко­вую ситуацию: близкородственное двуязычие/ неблизкородственное и не­родственное двуязычие;

− этнические корни языка, престижного в данной языковой си­туации (является ли одним из автохтонных языков, т.е. родным для части коренного населения, или импортированный язык: эндоглоссная языковая ситуация / смешанная (эндоэкзоглоссная) языковая ситуация;

− оценки социумом престижа сосуществующих языков (разный престиж / относительно равный престиж): диглоссия / недиглоссное дву­язычие [Мечковская, 2000. − С.101].

Существуют и другие мнения относительно признаков описания язы­ковой ситуации. Социолингвист Б. Тошович попытался рас­крыть содержание «языковой ситуации» через парадигмы: нация − язык, республика − язык, государство − язык, общественно-исторические условия − язык, политика − язык, браки − язык.

Так, например, в основе схемы анализа языковых ситуаций, предложенной М.А. Горячевой, лежит описание различительных признаков, данных В.А. Виноградовым. Эта схема выглядит следующим образом:

I. Количественные признаки ЯС:

1) число идиомов-компонентов СКС: монокомпонентные / монокомпонентные с дополнительными компонентами / бикомпонентные / поликомпонентные СКС;

2) демографическая мощность идиомов-компонентов СКС;

3) коммуникативная мощность идиомов-компонентов СКС;

II. Качественные признаки ЯС:

1) ЯС с гомогенными (родственными) компонентами / ЯС с гетерогенными (неродственными) компонентами;

2) по давности письменной традиции (для бикомпонентных и поликомпонентных СКС): второй компонент является старописьменным / младописьменным языком;

III. Дополнительные признаки:

1) численность этноса (этнодемографическая мощность идиома – ЭМ) в процентном отношении к общей численности населения региона;

2) доминирующий этнос (этнос-носитель общегосударственного языка / этнос-носитель республиканского государственного языка в данном субъекте Федерации / другой этнос);

3) тип расселения этноса: процентное соотношение численности этноса в регионе и в целом по РФ;

4) демографическая мощность языка за пределами территории основного проживания этноса;

5) процент монолингвов с данным языком;

6) процент билингвов с данным языком;

7) соотношение числа этносов в регионе и числа говорящих на языке данного этноса, т.е. их ЭМ и ДМ.

Используя данную схему типологического анализа, можно охарактеризовать языковую ситуацию в синхронном срезе, далее сопоставить языковую ситуацию конкретных регионов Российской Федерации, что даст представление о функциональной нагрузке языков в пределах национально-территориального объединения и за его пределами.

Новое поколение социолингвистов ориентируется на последние достижения языкознания и социологии, однако при этом во многом опирается и на труды отечественных языковедов, созданные в 1920-1930-е, в 1950-1970-е годы, можно отметить активное освоение работ американских социолингвистов. Эти работы были введены в научный оборот благодаря публикациям ученого А.Д. Швейцера, который не раз подчеркивал, что «в область социолингвистических исследований входит как изучение влияния социальных факторов на функциональное использование языка в процессе речевой коммуникации, так и анализ воздействия этих факторов на саму структуру языка, их отражения в языковой структуре. При этом исследуются не только отношения между языком и объективными социальными факторами, но и отражение в языке и в речевой деятельности субъективных социальных факторов, таких, как социальные установки и социальные ценности» [Швейцер, 1977. − С.69].

Важно отметить, что социальная группа служит для индивида своеобразным стандартом, системой отсчета для себя и других, а также источником формирования социальных норм и ценностных ориентаций. Социальная установка представляет собой ориентацию индивида на определенный социальный объект, выражающую предрасположенность действовать определенным образом в отношении этого объекта. Социальная установка превращается в активную деятельность под влиянием мотива и включает три аспекта: когнитивный (осознание объекта); аффективный (эмоциональная оценка объекта); поведенческий (последовательное поведение по отношению к объекту); функции приспособления, познания, саморегуляции, защиты. Поведение человека в обществе является предметом исследования социальной психологии.

Достижения таких наук, как социология и социальная психология, политология, использует социолингвистика в решении многих сложных проблем, где требуются знания интегративного характера. Так, если социология изучает общество, системы, составляющие его, закономерности его развития, социальные институты, отношения и общности, то социолингвистика занимается исследованием функционирования языка в социальных и этнических общностях, языков в полиэтнических государствах, где чаще всего принимаются меры (характер мер зависит от проводимой политики) с целью функциональ­ного перераспределения языков и форм их существования. Политология же, как наука об особой сфере деятельности, связанной с отношениями между социальными группами, сутью которой является определение форм, задач, содержания деятельности государства, разрабатывает типологию политических систем, режимов и условия их изменения, так как политика осуществляет управление обществом в целом.

В этой связи следует указать на социолингвистический термин «языковая политика», в качестве синонимов используются термины «языковое планирование», «языковое строительство». Однако эти понятия не тождественны. По мнению социолингвиста Л.Л. Аюповой, языковая политика, языковое планирование и языковое строительство соотносятся между собой как части целого. «Под целым понимается языковая политика, которая относится к теоретической части целого, а языковое планирование и языковое строительство – к практической. Вместе они образуют диалектическое триединство» [Аюпова, 2000. − С.40]. Языковая политика решает вопросы просвещения населения, привлечения их к государственной и политической жизни государства.

Зарубежный ученый Дж. Фишман различает 2 типа языкового планирования: планирование, воздействующее на функциональный статус языка (status - planning), и планирование, воздействующее на структуру языка как такового (corpus - planning), т.е. стандартизация. Наиболее тесно с этническими проблемами обычно оказывается связанным не планирование, осуществляемое на уровне государства в целом, а так называемое региональное планирование, определяющее функциональный статус языков региональных меньшинств, так как язык является этноконсолидирующим признаком идентичности. По мнению Дж. Фишмана, каждый человек ощущает свою этническую принадлежность хотя бы иногда, а некоторые люди ощущают ее всегда. Он указывает, что следует не только отличать этническое самосознание от расизма и национализма, поскольку первое никогда в себе не несет разрушительного начала, но и учитывать этническое самосознание при языковом планировании. Этническое самосознание основано на этнической идентичности. Идентичность зависит от особенностей исторической ситуации, от стадии консолидации этноса, от специфики этнического окружения. Понятие «идентичность» сегодня широко используется в этнологии, психологии, культурной и социальной антропологии, и рассматривается как принадлежность человека к этнической общности. Классификация этнических общностей – одна из наиболее важных в методологическом отношении проблем этнографической науки. В основе классификации этнических общностей – язык, территория, культура, а также параметры – численность, половозрастной состав, социально-классовая структура. Деятельностью по сбору данных, описанию и анализу изменений в численности, составе и воспроизводстве населения занимается демография, а изучением этнических образований, их происхождения, состава, расселения, культурно-бытовых особенностей, материальной и духовной культуры – этнография. Демография и этнография выполняют вспомогательную роль по отношению к социолингвистике.

Социолингвистическое исследование, в центре которого находится описание языковой ситуации, отличается тем, что социально-демографические данные необходимы для установления социальной базы языков, их демографической, этнодемографической, коммуникативной мощности, выявления языковой компетенции населения.

Социолингвистика и другие лингвистические дисциплины.Языковые границы могут не совпадать с политическими границами. В результате изменения языковыx границ образуются языковые анклавы. Изучает языковые границы лингвистическая география. Между двумя регионами чаще всего устанавливается экономическая и культурная связь, поэтому говоры этих регионов обнаруживают тенденцию к единообразию, либо образуется наддиалектная система – койне, но при нарушении или отсутствии культурных связей возможна дифференциация диалектов. Изучением территориальной разновидности языка занимается диалектология, сопоставляющая диалектные системы между собой и со структурой литературного языка.

Социолингвистика связана с лингвистической географией и диалектологией. Так, американский социолингвист У. Лабов в работе «Многоярусная структура диалектов северной Америки», охарактеризовал проект «Telsur». Лингвистическая лаборатория Университета Пенсильвании собирала информацию посредством Telsur (telephone survey) с целью исследования нормы произношения. В дальнейшем был создан Фонологический атлас Северной Америки, который содержит карты английских диалектов и отражает процессы фонетического варьирования устной речи. Атлас североамериканского английского языка представляет попытку анализа произносительных тенденций по итогам работы диалектологов.

Традиционно лингвистическое исследование имеет описательный и исторический характер изучения языка. Явления каждого конкретного языка оказываются структурно обусловленными, но их отношение к структуре языка различно, так как они возникают в процессе функционирования. Выявить закономерности функционирования не возможно, если фиксировать только внутренние изменения в системе языка и не учитывать внешние факторы, определяющие развитие языка. При этом в обществе возможна не только территориальная, но и социальная дифференциация языка. Классификация социальных вариантов речи предложена В. Д. Бондалетовым.

Социальные варианты речи, как и стили, употребляются в определенных условиях, происходит взаимовлияние и взаимопроникновение различных лексических систем. Изучены социальные характеристики говорящего: профессиональная принадлежность, возрастные особенности, место проживания, принадлежность к тому или иному слою общества. В отечественной научной традиции языковая дифференциация определяется региональными факторами (различают, например, диалекты, региональный разговорный язык), социальными факторами (например, социолекты), ситуативными факторами (например, различные стилистические варианты). В современном языкознании социальные диалекты рассматриваются как разновидности языка, которыми пользуется та или иная социальная группировка или общность людей.

В Великобритании и в Германии делались попытки устранить барьеры в языке и мышлении и тем самым ликвидировать социальную несправедливость путем воспитания и повышения уровня образования. Англичанин Б.Бернстайн исследовал употребление языка среди средних и нижних слоев. Его теоретические принципы, а также теория лингвистического кода У. Эвермана составляют основу социолингвистических исследований. Высказывание содержит социальные маркеры, отражающие принадлежность носителя языка к определенной группе. Важное значение играют возрастные, половые, этнические, территориальные и другие различия.

Социальная вариативность языка в зарубежной научной традиции представлена в таких терминах, как гиперлект, акролект, базилект, мезолект, паралект. Гиперлект− самое престижное, но консервативное произношение, характерное для представителей высших социальных слоев, акролект − распространенное стандартное, наиболее «правильное» произношение, базилект - самая распространенная форма произношения, типичная для пожилых людей. Промежуточное положение между двумя этими социальными диалектами занимает мезолект, его распространенность увеличивается благодаря СМИ и росту образования населения. Кроме того, в стран проводится политика лояльного отношения к дикторам с региональными произносительными особенностями. Этот вариант произношения трактуется как паралект.

Исследователь Дж.Уэллз получил количественные характеристики о распространенности фоновариантов в речи представителей различных поколений с учетом возраста информантов, применил при обработке данных статистические методы анализа. Проблеме социальной стратификации языковых вариантов в Германии посвящена монография В. Штайнига. Им было представлено понимание социолекта с точки зрения проблемы языковой вариативности: социолект отражает языковое поведение группы индивидуумов, при анализе важна оценка вариативности речи представителя одной группы с точки зрения представителя другой социальной группы, социолекты находятся в тесной взаимосвязи с территориальными диалектами с учетом факторов общественно-исторического характера. По мнению американского социолингвиста Дж. Фишмана, социолект может перенять элементы диалекта лишь в том случае, если он получает негативную социальную оценку. Наблюдения Дж. Гамперца над речевым поведением жителей норвежского поселка Хемнесберга, использующих в общении друг с другом как местный диалект, так и литературный язык букмол, показывают, что переключение на букмол отмечалось в обстановке официальности, при деловых контактах, в учреждениях и общественных местах. Классификация социальных диалектов, их терминологическое обозначение продолжает разрабатываться в языкознании.

В центре внимания социолингвистических исследований находится вопрос о соотношении социальных и лингвистических структур, результаты контактирования, проявляющиеся либо в языковой системе, либо в речи (исследования У. Вайнрайха, Э.Хаугена), вопросы взаимосвязи заимствования и вариативности языка, определения уровня заимствования, функционирования заимствования в смешанном языке, пиджине, креоле, стандартном языке, лингва франка, койне. Изучение заимствованных слов (этимологический анализ, прогнозирование дальнейшего развития) дает возможность обозначить характер контактов, получить сведения об уровне престижности языка. Делаются отдельные попытки перенести социальную проблематику в исторический аспект рассмотрения языка. Таким образом, социолингвистика тесно связана и со стилистикой, и с теорией языковых контактов, и с исторической лингвистикой, психолингвистикой и этнолингвистикой.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Cтруктура современной психологии
  2. I. Местное самоуправление в системе институтов конституционного строя. История местного самоуправления
  3. I. ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ.
  4. I.2. Структура педагогической науки и её основные отрасли
  5. I.4. Соотношение педагогической науки и педагогической практики
  6. Абсцисса минимума кривой совокупных затрат, полученных путем сложения все указанных затрат, даст оптимальное значение количества складов в системе распределения.
  7. Авторские и смежные права в системе интеллектуальной собственности
  8. Административно-процессуальное право: предмет, метод и задачи. Источники административно-процессуального права. Система а-п права. Административно-процессуальные нормы в системе норм права.
  9. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. Аксиоматика современной экологии
  11. Актуальные проблемы современной логопедии
  12. Архитектура современной цифровой сети


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 1032; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.013 с.) Главная | Обратная связь