Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Системный подход к языку в учении Ф. де Соссюра. Теория де Соссюра о языковом знаке.



Одним из главных достижений теории Соссюра явл. обоснование системного хар-ра языка. В его понимании системность – это существование опред. взаимоотношений между элементами. Элементы в языке связаны в систему 2 типами отношений – синтагм. и ассоциативными. Синтагм. отношения связывают элементы в «линейной, актуальной» последовательности. Ассоц. отнош. соединяют элементы в «виртуальный мнемонический ряд». Не менее важным методологическим постулатом явл. положение о знаковом хар-ре языка. «Мы называем знаком соединение понятия и акустич. образа», т.е. подчёркивавется двусторонний хар-р языкового знака. Сущность язык. знака раскрывается при помощи дихотомий, т.е. набора противопоставленных характеристик. Знак произволен (его акустич. образ не связан природ. связью с обозначаемым понятием) и мотивирован (на морфолог. уровне), статичен и динамичен, линеен и объёмен. В языке чётко различ. синхрония и диахрония как, соответственно, состояние языка и фазы его развития. Эти 2 области чётко разделяются по объекту: в синхронии объектом явл. система языка, в диахронии – отдельные явления. Они разделены и по методам исследования: описательный – в синхр., сопоставительный – в диахр.

Структурализм в языкознании. Основные положения структурализма в исследованиях пражской лингвистической школы.

Структурализм – ведущее направление в языкозн. 20 в. Понятие структуры становится одним из самых распространенных в 20 в.: физика – мир величайших частиц, физ. моделирование нервной деят-ти, в математике – теория математ. структур. Становится очевидным, что в любом объекте следует искать всё более простые составляющие, и что свойства отдельного составляющего можно понять только в связи с другими составляющими. До структурализма исследования огранич. регистрацией и наблюдением фактов, данных в непосредственном восприятии. Задачи струк-зма – вскрыть сущность яаления сего внутр. закономерностями. Общие положения стр-зма в лингвистике: 1) язык – это некая стр-ра взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов, свободная от внеязыковой реальности; 2) язык должен изучаться прежде всего в синхронной плоскости, т.к. только тогда мы имеем дело со стр-рой; 3) язык должен изучаться исходя их системы его отношений. Как видим, основой стр-зма стала концепция Соссюра. Существует в виде целого ряда направлений.

Пражский лингв. кружок (1926 г.) – В. Матезиус, Б. Трнка, В. Скаличко, Н.С. Трубецкой, Р. Якобсон. Центр. звено исследований – фонология. Н. Трубецкой «Основы фонологии». В этом труде даётся метод выделения фонем, т.е. правила различения фонем и их фонологически несущественных вариантов. «Если в одном языке 2 звука встречаются в разной позиции и могут замещать др. друга, не меняя при этом значения слова, то такие звуки явл. факультативными вариантами одной и той же фонемы». Например, немецкое слово “so” может произноситься как “so” и как “soo”. Метод изучения фонем – выделение оппозиций. Напр., фонема [a] в рус.яз выделяется потому, что она образует различного рода оппозиции – оппоз. а и о (сам – сом), а-у (сад – суд) и т.д. С др. стороны, не сущ. самостоятельных фонем «с» лабиализованных и «с» нелабиализ., поскольку не сущ. оппозиции «сад – суд». Послед. явл. фонологически несуществующими вариантами одной и той же фонемы. Принцип оппозиции использ. и при описании грамматики. Грамматика любого языка представляет из себя набор бинарных оппозиций (в основе этого лежит, очевидно, представление о языке как о диалектическом единстве противоположных характеристик). Так, в грам. сущ-ют возвратные и невозвратные глаголы, активный и пассивный залог, и любая грам. категория представлена в виде оппозиции 2 форм, в одной из к-ых имеется признак, а в др. этот признак отсутствует.

Основные направления структурализма

1. Пражский лингвистический кружок – функциональный структурализм – 1 из ведущих направлений лингвистического структурализма.

2 методологических принципа:

1. Структурный

2. Функциональный

Функции языка: 1 – общение, 2 – поэтич.

Трубецкой «Основы фонологии»

1. Глоссематика (копенгагенский структурализм)

Язык – форма, а не субстанция. Важен поиск закономерностей, применимых и к звукам, и к словам, и к предложениям.

2. Американская дескриптивная лингвистика

- Леонард Блумфилд. «Язык» (распространение и история языков, история письма, диалектология, история лингвистики, о грамматике Панини»

Язык – единая система речевых сигналов, все лингвистические концепции делятся на 2 группы: «теория менталистов» и «материалистич (механистич) теория»

- Глисон «Введение в дескриптивную лингвистику». Спор сторонников божьей правды и «фокуса-покуса»

- Зелик Харрис «Метод в структуральной лингвистике». Стремился еще больше сузить проблему лингвистики. Объект исследований – множество единиц и законченных высказываний.

 

Отечественное нач. 20 в

Л.В. Щерба (1880-1944). Петербургская лингвистическая школа

Специалист по фонетике и фонологии, развил воспринятую им от Бодуэна концепцию фонемы и разработал оригинальную «ленинградскую» фонологическую концепцию, основал фонетическую лабораторию в Петербургском университете, старейшую из ныне существующих в России, предложил оригинальную концепцию языка и речи, отличную от концепции Ф. де Соссюра, введя разграничение не двух, а трех сторон объекта лингвистики: речевой деятельности, языковой системы и языкового материала. Щерба в то же время ставил вопрос о речевой деятельности говорящего, позволяющей ему производить ранее никогда им не слышанные высказывания. Рассмотрение Щербой вопроса об эксперименте в лингвистике. Лингвистический эксперимент, в понимании Щербы, – это проверка правильности/приемлемости языкового выражения, построенного исследователем на основании некоторой теоретической концепции. Арбитром при этом может выступать либо сам исследователь (если исследуется хорошо известный ему язык), либо носитель языка (информант), либо специальным образом отобранная группа информантов. Получаемые в ходе эксперимента суждения о неправильности/неприемлемости построенных выражений превращают эти выражения в отрицательный языковой материал (термин Щербы), являющийся важным источником сведений о языке. Понимаемый таким образом лингвистический эксперимент является методологической основой современной лингвистической семантики и прагматики, одним из важнейших методов исследования в полевой лингвистике (изучении бесписьменных языков), а отчасти и социолингвистике; его осмысление сыграло значительную роль в формировании теории лингвистических моделей в 1960-х годах.

Щербой была поставлена проблема построения активной грамматики, идущей от значений к выражающим эти значения формам (в отличие от более традиционной пассивной грамматики, идущей от форм к значениям). Занимаясь лексикологией и лексикографией, он четко сформулировал важность разграничения научного и «наивного» значения слова, предложил первую в отечественном языкознании научную типологию словарей. Как лексикограф-практик он (совместно с М.И.Матусевич) был автором большого Русско-французского словаря.

Е.Д.Поливанов (1891 - 1938) Петербургский лингвистический кружок

Внёс большой вклад в языковое строительство в СССР: разрабатывал алфавиты якутского, азербайджанского и узбекского языков, кодифицировал эти и другие языки, участвовал в становлении образования на местных языках. Автор системы кириллической транслитерации японского языка, известной как «система Поливанова». Выпустил «Введение в языкознание для востоковедных вузов», первый подобный учебник в СССР, «Грамматика современного китайского языка», «Грамматика японского разговорного языка», перевёл на русский язык киргизский народный эпос «Манас», работал над проблемами миграции сюжетов. Вместе с Ю. Н. Тыняновым, Б. М. Эйхенбаумом и другими известными литераторами стал основателем и участником «Общества изучения поэтических языков» (ОПОЯЗ). Первым разработал лингвистические («Русская грамматика в сопоставлении с узбекским языком», 1933) и методические («Опыт частной методики преподавания русского языка», 1935) основы обучения русскому языку тех, для кого он не является родным. Поливанову принадлежит ряд работ по общим вопросам лингвистической поэтики, а также поэтике восточных литератур (тюркской, китайской, японской).

Поливанов совмещал научную деятельность с активной общественно-политической деятельностью. Он принял революцию и участвовал в гражданской войне и последующем переустройстве общества. Убеждённый интернационалист и борец за развитие малых языков, Поливанов много работал в области языкового строительства: особенно много он сделал для развития литературных языков Средней Азии, в частности, узбекского и дунганского.

А.М.Пешковский (1878 - 1933) Московская лингвистическая школа

Книга «Русский синтаксис в научном освещении», где сумел найти проницательные решения многих трудных проблем русского синтаксиса (пусть и сформулированные часто намеренно «бесхитростным» и «ненаучным» языком).

К основным идеям Пешковского принадлежит характерное и для последующей русской традиции представление о «семантичности» синтаксиса, то есть стремление выделить значения, выражаемые синтаксическими конструкциями, а не простое формальное описание этих конструкций. Пешковский вплотную подошёл к использованию «древесного» представления синтаксической структуры в виде дерева зависимостей; он один из первых широко пользовался лингвистическим экспериментом и «отрицательным» языковым материалом. Пешковский также может считаться одним из открывателей необычайно важной для русского языка области «малого синтаксиса» и идиоматичных синтаксических конструкций, глубокое исследование которой по существу началось только в последней трети XX века. Наконец, Пешковский — один из пионеров изучения русской интонации, как в книге, так и в ряде специальных статей, доказывавший ее фундаментальную роль для описания русского синтаксиса.

Г.О. Винокур (1896 - 1947) Московская лингвистическая школа

Большинство лингвистических работ посвящено русскому языку, однако его немногочисленные общелингвистические работы отражают четкую теоретическую концепцию; согласной ей, лингвистика делится на науку о языке и науку об отдельных языках; наука о языке «вообще» может отвлекаться от истории, но наука о языках должна изучать их историческое развитие.

Значителен вклад Винокура в частные разделы языкознания, прежде всего в теорию словообразования, немаловажным эпизодом которой был спор о принципах членимости слова, инициированный статьей Винокура 1946 Заметки по русскому словообразованию. В этой статье предлагалась различная трактовка слов с уникальными основами (типа малина, буженина) и уникальными суффиксами (типа пастух, песня): первые предлагалось считать непроизводными в отличие от вторых. А.И.Смирницкий двумя годами позже, уже после смерти Винокура, обосновал их единообразную трактовку (принятую ныне) как производных. Интересна также статья Винокура о частях речи в русском языке (издана посмертно в 1959), где рассмотрены общие принципы деления лексики по частям речи и построена последовательно морфологическая классификация частей речи для русского языка, оказавшаяся весьма отличной от традиционной.

Винокур был одним из создателей истории русского литературного языка как особой дисциплины (Русский язык: исторический очерк, 1945). Много занимался вопросами стилистики и культуры речи (Культура языка, 1929), анализируя, в частности, теоретические основы стилистики как особой лингвистической дисциплины.

Литературоведческие работы Винокура посвящены поэтическому языку, принципам построения научной поэтики, языку и стилю А.С.Пушкина. В.В.Хлебникова и др. Ему принадлежала инициатива создания Словаря языка Пушкина; он разработал концепцию этого словаря и был первым руководителем работы по его составлению. Многими идеями (рассмотрение истории языка в системе, изучение стилистической функции языка, интерес к поэтическому языку и др.) Винокур был близок к Пражскому лингвистическому кружку, особенно к Р.О.Якобсону.

 

Социология

Имя А. Мейе обычно связывают с французской социологической школой в языкознании. Социологическое языкознание в целом представляет собой совокупность течений, школ и отдельных концепций, трактующих язык прежде всего как средство общения людей, связанное с их общественным статусом, сферой занятий, образованием и т.п., и лишь затем как орудие мышления и как способ выявления эмоций. Оно выдвигает на первый план коммуникативную функцию языка наряду с признанием его системности и знаковой природы его единиц. В нём существенно учитываются результаты исследований в области социальной психологии, социологии и философии, структурной антропологии. Проявляется внимание к проблеме этногенеза, к исследованию территориальных диалектов как свидетельств исторического развития общества и социальных диалектов как отражения классового и профессионального расслоения общества, к взаимосвязям диалектов с национальным языком. Социологизм в языкознании способствовал развитию диалектологии и лингвистической географии. В его русле ведутся исследования истории языков и диалектов, соотношения языка и культуры, языковых и социальных структур. Он связан со становлением в тот же исторический период структурной антропологии, изучающей соотношение социальных и языковых структур в процессе развития мышления на разных ступенях этногенеза (Люсьен Леви-Брюль, Бронислав Каспер Малиновский, Клод Леви-Стросс). Ряд положений, выдвигаемых социологическим направлением языкознания, соотносимы с идеями философии языка (Людвиг Витгенштейн, 1889—1951; Джон Л. Остин, 1911—1960).

Обращение к социологизму было реакцией на натурализм А. Шлейхера, индивидуалистический психологизм младограмматиков и эстетизм представителей идеалистической неофилологии К. Фосслера. Оформляется социологическое направление на рубеже 19—20 в. с опорой на представления Джона Локка, Дени Дидро, Жан Жака Руссо, М.В. Ломоносова, В. фон Гумбольдта, Х. Штейнталя, на идеи основоположников марксистской философии о социальной природе языка. Складывается социологическое направление в ряде стран: во Франции (французская социологическая школа), Швейцарии (Женевская школа), США (У.И. Уитни, Э. Сепир, этнолингвистика и антропологическая лингвистика), СССР (Л.В. Щерба, Л.П. Якубинский, Е.Д. Поливанов, В. М. Жирмунский, Н. Я. Марр, следовавшие за ним представители „нового учения о языке”). В ряде позиций к социологическому направлению близки учёные Норвегии (Альф Соммерфельт, 1892—1965), Великобритании (Джон Руперт Фёрс, 1890—1960; созданная им Лондонская школа), представители Пражской лингвистической школы, немецкого неогумбольдтианства.

Французскую школу в социологическом языкознании возглавил Антуан Мейе (1866—1936), специалист по общему и сравнительно-историческому индоевропейскому языкознанию; автор исследований почти по всем древним и новым индоевропейским языкам (в том числе по латинскому, армянскому, тохарскому, славянским и германским языкам), имеющий в списке опубликованных трудов 24 книги (некоторые из них переведены на русский язык) и 540 статей. А. Мейе принадлежит капитальная разработка проблемы принципов и методов сравнительного исследования в историческом языкознании. Он потребовал коренного совершенствования сравнительно-исторического метода, объявив сравнительно-историческое исследование не целью, а методом. Он скептически относился к возможности реконструировать праязык; предложив ограничиться установлением совокупности соответствий между засвидетельствованными языками как собственно индоевропейского языка. А. Мейе предпочитал наблюдения над современными условиями речевой деятельности, дающие доступ ко всей совокупности необходимых фактов. Отсюда и его стремление реализовать метод лингвистической географии.

А. Мейе обращается к философии О. Конта, Э. Дюркгейма, Б. Кроче. Для него ошибочно обращение к психологии при трактовке исторических изменений в языке. Он предпринимает попытки найти социологическое истолкование большинству языковых явлений, сводя причины языковых изменений только к изменениям в обществе, пользующимся этим языком, и понимая нацию как “волю к единству”. А. Мейе выдвигает тезис о социальной дробности языка и приписывает каждой социальной группе специфические интеллектуальные способности. Семантические изменения слов объясняются их переходом из более широкой социальной группы в более узкую или наоборот. Заимствования из языка в язык или из диалекта в диалект признаются одним из существенных факторов языкового развития. Подчёркивается роль смешения языков в их эволюции. Дифференциация языков объясняется расселением народов, а унификация (интеграция) — завоеваниями. А. Мейе стремится видеть социальную обусловленность также и в звуковых изменениях, осуществляющихся лишь в случае соответствия системе языка и общим тенденциям развития, предполагающим лучшее удовлетворение потребностей данного общества.

Морис Граммон (1866—1960) известен своей полемикой с младограмматиками и отказом признавать безоговорочное действие звуковых законов.

Жозеф Вандриес (1875—1960) занимался общим языкознанием, индоевропейскими в целом и особенно классическими и кельтскими языками. Он систематизировал взгляды Ф. де Соссюра и А. Мейе и изложение собственных позиций в книге " Язык: Лингвистическое введение в историю" (русский перевод: 1937). Он понимает науку о языке как лингвистическое введение в историю, определяя язык как сложный (физиологический, психологический, социальный и исторический) акт. Ему присуще отношение к языку как прежде всего социальному факту, происхождение которого обусловлено потребностями общения. Он постулирует зависимость форм языка на самой ранней ступени от законов, которые управляют формированием всех социальных институтов. Он согласен с соссюровским тезисом о произвольности языкового знака. Им допускается признание индивидуального характера происхождения фонетического новообразования при его генерализации лишь в случае соответствиям тенденциям, обусловленным потребностями всего языкового коллектива. Связи между уровнем культурного развития народа и грамматическими категориями данного языка, между расой и языком им отрицаются. Признаётся обусловленность грамматических категорий социальными условиями жизни человека. Аналогиям приписывается упрощающая роль в морфологии.

Ж. Вандриес призывает изучать язык прежде всего в настоящем его состоянии. Он указывает на определение судьбы слова социальными моментами, а не фонетическими факторами, и подчёркивает наличие развитии языка тенденции к унификации и тенденции к дифференциации. Он развивает эмоциональную теорию развития языка. Среди его заслуг разработка теории ономатопеи; объяснение эволюции языка усложнением социальных отношений; внимание к соотношению диалектов, письменной и литературной форм языка, сленга; интерес к лингвистической географии; обсуждение проблемы классификации языков; констатация победы в борьбе соперничающих языков того, который обладает более высоким престижем; указание на сохранение языком тождества самому себе при любом количестве заимствованных иностранных элементов; критика выдвинутой Отто Есперсеном теории прогресса языков, признающей лишь движение от синтетизма к аналитизму; введение терминов семантема для носителя лексического значения в слове и морфема для носителя грамматического значения в слове.

 

Бенвенист

Эмиль Бенвенист (1902—1976) был преемником А. Мейе по кафедре. Он преимущественно занимался проблемами индоевропейского компаративизма (грамматика согдийского языка, исследование индоевропейского именного словообразования, работы по хеттскому языку). В своих работах он обсуждал проблемы природы языкового знака, языковой структуры, структурных уровней языковой системы и отношений между единицами разных уровней. Э. Бенвенист напоминал о невозможности обойтись в лингвистическом анализе без значения, квалифицируя взаимосвязь формы и значения как основную проблему языкознания. Он подчёркивал необходимость соотносить методы анализа с исследуемым объектом.

Синтезировал идеи структурализма со сравнительно-историческими исследованиями, исследования структуры и эволюции языка он считал необходимым погрузить в более широкий контекст исследований духовной культуры и «культурных концептов». В этом отношении работы Бенвениста могут рассматриваться как прямые предшественники этнолингвистического и когнитивного направлений в современной лингвистике, а также современной грамматической типологии.

Внёс фундаментальный вклад в индоевропеистику, обобщив закономерности структуры индоевропейского корня и описав правила индоевропейского именного словообразования. Особенно много занимался иранскими, индоарийскими и анатолийскими языками. Составил новаторский «Словарь индоевропейских социальных терминов», в котором предпринял попытку реконструкции социальной системы индоевропейцев по данным языка.

Затронул широкий спектр вопросов теории языка, предложив оригинальную и новаторскую трактовку многих проблем — в частности, уровневой модели языка, субъективности в языке, семантики личных местоимений и глагольных времён, типологии относительного предложения и др. В этих работах заложены основы теории дейксиса, коммуникативной грамматики языка, теории дискурса и ряд других положений, знаменовавших отход от структуралистских моделей языка в пользу «антропоцентричной» лингвистики.

 

Психологизм

Психол.напр-е в лингвистике - совокуп-ть познав.х установок, идей и методов лингв. Исслед-я, предполаг. необх-ть или, как минимум, важность обращения к человеческой психике (и, соответств., к рез-там психологии) для опис-я языка и объясн-я его функц-я. Собств. психол. конц. в языкознании складываются лишь в сер. 19 в. Один из первых теоретиков - Х.Штейнталь. Во многом осн. на идеях В. фон Гум., он, однако, вм. «человеческой духовной силы» выдвигал на 1-й план коллект. психологию, понимая язык как «выр-е осозн. внутр., псих. и дух. движ-ий, сост-й и отн-й поср-вом артикулир. звуков», а языкозн-е – как «психологию народов». Его идеи были близки Потебне, кот. писал об ассоц. связях между звуч-ем и знач-ем слова и др. Сохранял он и понимание языка как «психологии народа». Но у Потебни уже заметен отказ от стадиальных схем, а также приспособление многих понятий гумб. традиции к анализу конкр. языкового материала. Например, глобальное понятие внутр.формы языка превратилось в более узкое и конкретное понятие внутр. формы слова, т.е. его ближайшего этимолог. знач-я. Новый этап развития П. в языкозн. связан с господств. в лингвистике с 1880-х по 1910-е годы младограмматизмом. Младогр-ты отказались от стадиальных идей и от «духа народа» в любом его поним-и, перейдя в объясн-и языковых фактов от коллективной к индивидуальной психологии; это отражало и эволюцию психологии того времени, обр. к эксперимент. исслед-ю индивид. психики. По мнению Пауля, «на свете столько же отдельных языков, сколько индивидов». И.А.Бодуэн де Куртенэ в своих ран. работах рассм. язык всецело как псих. явл-е. У Соссюра еще сохраняются отд. элементы П: он указ., что «языковые знаки психичны по своей сущ-ти; ассоциации, скрепл. коллект. согласием и в своей совок-ти составляющие язык, суть реальн-ти, локализ. в мозгу». Однако его знаковая теория языка и идея о том, что «в языке нет ничего, кроме различий», уже знаменовали отход от П. Послед. переход к структ. лингвистике был связан с решительным отходом от П. Лишь немногие лингвисты 1920–1950-х годов не отказывались от П, в их числе Э.Сепир и К.Бюлер (последний был одновременно психологом). Сепир подчеркивал необх-ть союза лингвистов с психологами и изучал вопрос о псих. реальности фонем. С П связана и гипотеза лингв. относ-ти Б.Уорфа. Психолингвистика - наука, исследующая обусловленность процессов речи и ее восприятия структурой соответствующего языка.

Философия языка Марти представляет собой существенный момент в развитии языкознания 20-го века, без которого вряд ли можно дать адекватную картину трансформации исследований в этой области на рубеже 19—20 веков. Его оригинальным вкладом можно признать интенциональную концепцию языка как намеренного (absichtlich) социального действия; проект общей семантики, ориентированный на коммуникативную теорию значения; телеологическую и функциональную модель описания языка. Его идеи были восприняты как внутри брентановской школы — они оказали существенное влияние на развитие теорий языка и значения Гуссерля, Твардовского, Майнонга, — так и вне ее. Его концепция языка как средства социальной коммуникации легла в основу инструменталистской модели языка («Organon-Modell der Sprache») Карла Бюлера. Идея «общей грамматики» нашла отклик в Московском лингвистическом кружке и стала одним из оснований для проводимой здесь критики позитивизма в науках о языке. Она также использовалась Р. Якобсоном и Г. Винокуром при доказательстве обоснованности проблематики языковых универсалий. В Праге слушателем Марти был один из основателей Пражского лингвистического кружка Вильгельм Матезиус, также опиравшийся на Марти в критике позитивистского подхода в лингвистике. Философия языка Марти может быть признана одной из важнейших составляющих в истории восточно-европейского структуралистского движения, лингвисты и литературоведы Пражского лингвистического кружка были не только знакомы с его телеологической концепцией языка, но она была одной из важнейших предпосылок развитого в восточно-европейском структурализме функционально-прагматического подхода к языку. Предпринимались также интересные попытки сравнительного анализа учения Марти с идеями Соссюра и Хомского.

А.Гардинер (1879 - 1963) Англия Рассматривал проблему взаимоотношения языка и речи (в речи отображаются те индивидуальные отличия, которых нет в языке), проблема изучения грамматических построений, внес большой вклад в теорию египетского языка.

Гардинер занимался развивал идеи Ф. де Сосссюра о языке и речи. Не был согласен с соссюровским ограничением лингвистических исследований областью языка, подчеркивая важность изучения речи. Согласно Гардинеру, язык – система, хранимая в мозгу человека; язык непосредственно присутствует в речи, которая может быть расчленена на язык и некий «внеязыковой остаток»; данная концепция нашла продолжение в концепции А.И.Смирницкого. Не только язык, но и речь социальна и подчиняется правилам, действующим в обществе. Язык обладает формой, а речь – функцией; основная единица языка – слово, основная единица речи – предложение. По мнению Гардинера, ни язык, ни речь нельзя изучать в отвлечении от участников речевого акта – говорящего и слушающего. Такой подход не был свойствен большинству направлений современного Гардинеру структурализма, но в некоторых отношениях предвосхитил идеи лингвистики 1970–1990-х годов; то же можно сказать об интересе Гардинера к проблеме семантики. Лингвистические взгляды Гардинера повлияли на Дж.Р.Фёрса, а через него – на других представителей Лондонской лингвистической школы.

К.Бюлер (1879 - 1963) Германия

Рассматривал проблемы психологии чтения. Ввёл понятие коннотации, одним из первых начал исследование дейктических единиц языка, предложил теорию речевого акта. Создал строгий и более точный метод в языке – аксиоматический.

Большинство работ ученого посвящено различным проблемам психологии, однако в 1930-е годы он обратился к лингвистической теории, опубликовав ряд исследований, наиболее значительным из которых была книга Теория языка. Репрезентативная функция языка (Sprachtheorie. Die Darstellungsfunktion der Sprache, 1934). Отталкиваясь от идей Ф. де Соссюра и активно сотрудничая с учеными, принадлежавшими к Пражскому лингвистическому кружку, Бюлер стремился выявить наиболее общие свойства языка, предложив не столько лингвистическую, сколько семиотическую концепцию, в связи с чем его высоко ценили классики семиотики.

Не предлагая всеобъемлящей теории, Бюлер ограничился формулировкой четырех аксиом. Первая аксиома предлагает «модель языка как органона», согласно которой язык связан: 1) с предметами и ситуациями, 2) с отправителем и 3) с получателем. В связи с этим языковой знак обладает тремя семантическими функциями, одновременно являясь символом, соотнесенным с предметами и ситуациями (референтивная, или репрезентативная функция); симптомом, зависимым от отправителя (эмотивная функция); и сигналом, обращенным к слушателю (конативная функция). Вторая аксиома говорит о знаковой природе языка. Третья аксиома посвящена разграничению языка и речи. Вместо введенного Ф. де Соссюром противопоставления языка и речи Бюлер предложил выделять четыре понятия: речевое действие, языковое произведение, речевой акт и языковую структуру: речевое действие и речевой акт связаны с субъектом (отправителем), а языковое произведение и языковая структура межличностны; в то же время речевой акт и языковая структура представляют собой более высокую ступень абстракции, чем другие понятия. Четвертая аксиома выделяет две главные единицы языка: слово и предложение. Бюлер изучал также конкретные вопросы лингвистики: указательные слова и дейксис, семантику артиклей, метафору. Концепция Бюлера повлияла на А.Гардинера, Н.Трубецкого, Э.Косериу и некоторых других выдающихся лингвистов; предложенная Бюлером теория функций языка получила дальнейшее развитие в трудах Р.Якобсона.

 

Женева

Женевская школа сформировалась на основе собственных университетских традиций (самоназвание с 1908). В дальнейшем она стала ориентироваться в основном на идеи “Курса общей лингвистики” (1916) Ф. де Соссюра, объединившие в первом поколении Ш. Балли, А. Сеше, С. О. Карцевского и др. Статья А. Сеше “Женевская школа общей лингвистики” (1927). С 1941 начал издаваться свой непериодический орган — “Cahiers F. de Saussures”, вокруг которого сплотился “Кружок Ф. де Соссюра”. Преимущественный интерес женевцы проявляют к проблемам языковой системы, к понятиям языковой сущности и единицы, ценности, синтагмы, к соотношению индивидуального и социального в явлениях языка и речи, к дихотомии диахронии и синхронии, дихотомии означающего и означаемого, к связи языка и мышления, к проблемам семиологии, семантики, фразеологии, синтаксиса, стилистики.

Шарль Балли (1865—1947) был преемником Ф. де Соссюра по кафедре, одним из составителей (вместе с А. Сеше) канонического текста соссюровского “Курса общей лингвистики”. Он автор двухтомного труда “Французская стилистика” (1909), книги “Язык и жизнь” (1913), фундаментальной работы “Общая лингвистика и французская лингвистика” (1932, русский перевод: 1955). Им принимаются почти все положения учителя. Особое внимание он уделяет отношению языка и внеязыковых (социальных и психических) явлений, проблеме знака, отношениям означающего и означаемого, диахронии и синхронии. Им подчёркиваются ущербность и ограниченность возможностей исторического языкознания, не имеющего доступа ко всем фактам. Ш. Балли признаёт, что вне истории язык не существует и что вторжение истории нарушает гармонию внутри языковой системы. Ему принадлежит тезис о неразрывности непрестанного изменения языков и необходимости их неизменности для эффективного функционирования, о равновесии традиции, задерживающей развитие, и активных тенденций, толкающих к изменениям. Он стремится противодействовать соссюровской интеллектуализации языковой системы и обращается к исследованию действия эмоционального и аффективного факторов, к стилистике, изучающей язык в связи с повседневной жизнью человека. Им проводится разделение стилистики общенародного языка и стилистики языка писателя (в противовес К. Фосслеру).

Ш. Балли развивает общую теорию высказывания, исходящую из примата языка по отношению к речи и включающую понятия грамматических актуализаторов, грамматической транспозиции, актуальных знаков, диктума и модуса высказывания. Он требует рассматривать речевые единицы в контексте неязыковых явлений (жесты, эмоциональная интонация). Им исследуются случаи согласованности и несогласованности означающего и означаемого в знаке, приводящие к полисемии, омонимии, эллипсису, нулевому знаку. Ш. Балли принадлежит разработка принципов контрастивной лингвистики (на материале сопоставления французского и немецкого языков).

Альбера Сеше (1870—1946) характеризует интерес к отношению языка и мышления, к интеллектуальным аспектам мышления, к взаимодействию индивидуального и социального в языке. Он объявляет стилистику важной, но не имеющей лингвистического статуса дисциплиной. Грамматику он относит к языку, а стилистику к речи, рекомендуя заниматься стилистикой после грамматики. Им выдвигается теория двух ступеней в образовании грамматических явлений — дограмматической (язык жестов в широком смысле) и грамматической, в соответствии с которой всякое грамматическое явление возникает в индивидуальном дограмматическом акте, выражающем душевное состояние говорящего, и лишь затем переходит в область грамматики. Логика объявляется высшим правилом всякой грамматики. Различаются ассоциативная и синтагматическая грамматика. В синтагматике должен исследоваться с формальных и психологических позиций конфликт между грамматической формой предложения и процессом мышления. А. Сеше в статье “Три соссюровские лингвистики” (1940) предпринимает существенную ревизию подхода учителя к трактовке дихотомии языка и речи. Он выделяет в речевой деятельности организованную речь, которая связывает статику языка с его динамикой, дограмматические аффективные (психофизиологические по своей природе) индивидуальные элементы выражений с языком как социальным явлением, с грамматикой знаков.

В жизни Сергея Осиповича Карцевского (1884—1955) были предреволюционная эмиграция в связи с преследованиями в царской России, обучение в Женевском университете у Ш. Балли и А. Сеше, невозвращение в советскую Россию, преподавание в Женевском университете, сближение с пражцами (особенно с Н.С. Трубецким и Р.О. Якобсоном). Он придерживаался семантико-структурного подхода к описанию языка. Ему принадлежат исследования с позиций семиологии словообразовательной и морфологической структуры русского глагола, отношения фразы и предложения, предложения и суждения (1927, 1928). В знаменитой статье “Об асимметрическом дуализме лингвистического знака” (1921) им были рассмотрены проблемы взаимного движения относительно друг друга планов означающего и означаемого и своеобразного скрещения в силу этого омонимии и синонимии.

 

70.Глоссематика.


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 2164; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.058 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь