Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


УТОЧНЕНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ



 

Обоснованность научных и практических предполо­жений (гипотез) проверяется путем сопоставления об­щих посылок с менее общими, а в конечном счете — на основе непосредственного соотнесения с описанием эле­ментарных фактов. Чтобы проделать этот сложный путь, необходимо нащупать точки соприкосновения понятийного аппарата исследования с реальными собы­тиями, содержание которых они отражают.

Самая простая гипотеза прикладного исследова­ния — ожидается, что интерес к телевидению связан с уровнем образования телезрителей, — нуждается в пере­воде ее понятий в операциональные термины: что такое "интерес", какие операции фиксируют его наличие или отсутствие, частота просмотров, оценки содержания про­грамм, запоминание содержания увиденного и услышан­ного, выбор данной программы из нескольких возмож­ных и т. д.

Поиск эмпирических значений понятий называют его эмпирической интерпретацией, а определение этого понятия через указания правил фиксирования соответ­ствующих эмпирических признаков — операциональ­ным определением.

Как логическая задача проблема эмпирической ин­терпретации понятий теории была поставлена в филосо­фии позитивизма. Речь идет о соотнесении эмпиричес­кого и теоретического уровней знания, о правилах этого соотнесения.

С точки зрения классического позитивизма (М. Шлик), эмпирическая интерпретация достигается путем полной редукции (сведения) значения понятий теории к их эмпирическим признакам. Но содержание научного и вообще достаточно абстрактного термина ни­когда не переводится в конечное число проявлений его сущности, сохраняется какой-то невыразимый в эмпи­рических показателях "остаток".

Поэтому эмпирическая интерпретация понятия по необходимости частичка. Операциональное определение раскрывает лишь некоторое содержание термина и пред­лагает частичное пояснение его значения. Тем более не­возможна полная эмпирическая интерпретация теории. Теория связана со своим эмпирическим базисом так, что в более или менее однозначном отношении с эмпи­рической основой находятся лишь отдельные элементы теоретической системы, отдельные "точки", т. е. понятия, "в состав которых входят признаки, указывающие условия их эмпирического применения, выявляющие не­который эмпирически обнаруживаемый индикатор не­наблюдаемой сущности" [291. С. 67]. Такие понятия или суждения выступают "представителями" системы в целом. Тогда остальные элементы теоретической систе­мы получают косвенную интерпретацию. "Косвенная интерпретация осуществляется при помощи логической связи терминов и предложений системы с непосред­ственно интерпретируемыми терминами и предложения­ми" [291. С. 115—116]. Таким путем эмпирическая ин­терпретация как бы передается по цепочке логических связей понятий в направлении, обратном тому, по кото­рому осуществлялось развертывание теории.

При разработке программы социологического иссле­дования мы должны в первую очередь выделить ключе­вые понятия, выражающие узловые точки изучаемой проблемы. Именно они и подвергаются эмпирической интерпретации, что позволяет не только сформулировать, но и проворить гипотезы на базе фактических данных. Интерпретация понятий в определенных терминах озна­чает поиск эмпирических признаков, поясняющих их зна­чение в некотором существенном для нашей задачи от­ношении. А существенное отношение, в свою очередь, бу­дет определяться проблемой и предметом исследования.

Обратимся к примеру — исследованию отношения моло­дых советских рабочих к труду [283. Гл. II]. Проблема иссле­дования — противоречие между требованиями функциональ­ного содержания труда (технология работы) и запросами лич­ности рабочего в трудовой деятельности (отношение к труду). Предмет — отношение к труду как система мотивов трудовой деятельности; их обусловленность материальным стимулиро­ванием, функциональным содержанием труда, уровней запро­сов личности, а также другими факторами.

Одна из главных_задач — выявление мотивационного ядра трудовой деятельности в тогдашних условиях промыш­ленного производства. Основной ракурс, в котором мы долж­ны вести анализ, связан с мотивацией труда. Поэтому сначала рассмотрим отношение к труду в таких понятиях, как отноше­ние к труду вообще как к ценности; отношение к профессии как К определенному или частному виду труда; отношение к работе как к еще более специфическому виду трудовой дея­тельности в конкретных условиях (рис. 3).

 

 

Эти понятия выступают как общее и особенное. Значит, с точки зрения смыслового (семантического) уточнения поня­тия "отношение к труду" мы получаем некоторую общую ди­рективу: в нашем исследовании надо иметь сведения, которые бы характеризовали отношение к труду вообще, в его специ­альном виде и в еще более специальном — к работе в данных конкретных условиях.

Рассмотрим для примера последний элемент как более простой — отношение к работе, т. е. специфическому виду труда в конкретных условиях. Оно проявляется в объектив­ных признаках (реальная деятельность и ее продукты) и в субъективных (мотивация).

Теперь от уточнения смысла выделенных понятий, в свою очередь связанных с более общим понятием "отношение к тру­ду", мы начинаем приближаться к их прямой интерпретации в эмпирических признаках. Внешне выражаемые показатели от­ношения к работе: качество и производительность труда, иници­ативность, уровень дисциплины рабочего, а также другие. Субъективные показатели: ценностные ориентации, структура и иерархия мотивов, состояние удовлетворенности работой.

В самом общем виде отношение к труду можно разделить на два принципиально разных типа: как к самоценной дея­тельности, наслаждению от самого процесса труда и как цель инструментальной деятельности, в которой реализуются по­требности, лежащие за пределами самого процесса труда, а труд выступает главным средством их удовлетворения. Эта гипотеза диктовалась двумя аргументами. Во-первых, постула­том марксизма о том, что при коммунизме труд из средства жизни превращается в первую жизненную потребность, т. е. мы хотели проверить, насколько советское общество того вре­мени приближается к коммунистическому. Во-вторых, данная гипотеза обосновывалась теорией Ф. Херцберга об инструмен­тальной и терминальной мотивации труда, каковые модели мотивации он фиксировал в США у неквалифицированных и квалифицированных рабочих.

Каковы же эмпирические признаки отношения к труду — как к самоценной деятельности или как к средству? Можно указать признаки господствующей ориентации на содержание, процесс трудовой деятельности и признаки ориентации на ма­териальные результаты труда. Показатель той или иной ори­ентации — состояние удовлетворенности или неудовлетворен­ности какими-то сторонами работы. Доказательство господ­ствующей ориентации на содержание труда сравнительно с ориентацией на труд как средство к жизни есть более тесная связь (корреляция) между содержанием труда, с одной сторо­ны, и уровнем общей удовлетворенности работой, с другой—по сравнению с теснотой связи между размером заработка и уровнем общей удовлетворенности работой. Так, если об­наружится, что общая удовлетворенность работой при низком функциональном содержании труда (малоквалифицированная, монотонная работа) и высоком уровне заработной платы ниже, чем общая удовлетворенность при высоком содержании труда (высококвалифицированная, разнообразная работа) при аналогичном или меньшем размере заработной платы, следу­ет вывод, что господствует ориентация на содержание труда. При обратной зависимости — противоположный вывод. Практически же речь идет о выявлении соотносительного зна­чения той и другой ориентации.4

4 В проведенном в начале 60-х гг. исследовании мы нашли, что более значимая ориентация на содержание труда отличает более моло­дых рабочих от рабочих среднего и пожилого возраста; занятых более сложным и квалифицированным трудом по сравнению с малоквали­фицированными работниками; людей с более высоким уровнем обра­зования (более развитая система потребностей) сравнительно с работ­никами, не имеющими среднего образования [283. С. 288—306].

 

При повторном исследовании, спустя 15 лет, выявилось, что имеет место тенденция укрепления инструментального от­ношения к труду как к источнику материального благополу­чия, самоутверждения и повышения социального престижа в трудовом коллективе [305]. В исследованиях последнего вре­мени (1989—1993 гг.) было показано, что по мере нарастания экономического и социального кризиса инструментальные мо-тивационные программы полностью оттеснили на второй план программы "целетворческой мотивации" в среде промышлен­ных рабочих, занятых на государственных или кооперативных предприятиях.

Подобные аналитические рассуждения следует про­должить в отношении всех ключевых понятий, относя­щихся к проблеме и главным задачам исследования.

Далее мы переходим к операциональным определени­ям тех понятий, которые были выделены в качестве ме­нее общих, чем первоначальные, исходные, и так вплоть до простейших показателей, которые относительно легко различимы при регистрации первичных данных.6

6 "Операциональное определение, — пишет Г.С.Батыгин, — это се­рия инструкций, описывающих действия, которые должен осуществить исследователь для установления значений переменной" [10. С. 56].

 

В принципе простейшие показатели могут быть индивидуальными и совокупными, которые, в свою оче­редь, подразделяются на подвиды [10. С. 46—58]. Так, индивидуальные могут быть абсолютными, т. е. атрибу­тивными, вроде половозрастных, и относительными, срав­нительными, вроде показателей взаимоотношений меж­ду членами группы или уровнем активности ее членов. Один из наиболее распространенных видов индивиду­альных показателей — контекстуальные, т. е. указания на принадлежность к некоторой социальной общности, вследствие чего ее представители наделяются свойства­ми общности. Совокупные показатели часто являют со­бой усреднение индивидуальных (аналитические), но могут выступать в виде структурных (отношения между объектами) и "глобальных". Последние, характеризуя всю социальную целостность, непосредственно трудно­наблюдаемы. Таковы, например, социально-характероло­гические черты этнических общностей.

Последовательность действий при уточнении основ­ных понятий, интерпретации их смысла в наблюдаемых показателях можно резюмировать следующим образом:

1. Прежде всего — это теоретическая работа: анализ соответствующей литературы по предмету, уточнение смысла понятий в рамках данного теоретического под­хода (или множественности смыслов в разных парадиг­мах, из которых мы избираем одну либо формулируем свое "рабочее определение"). Это предполагает возмож­ность избежать ошибки смешения общеупотребительного смысла понятия с его научным, социологичес­ким значением.

2. Создание "образа" данного свойства, аспекта по­нятия или его целостного представления в каких-то "зримых" проявлениях (в нашем примере отношения к труду — это "образ" из поддающихся изучению конк­ретных проявлений отношения рабочих к труду по объективным и субъективным показателям).

3. Построение более упорядоченной системы харак­теристик, свойств нашего "образа" так, чтобы не расши­рять и не сужать объем интерпретируемого понятия за пределы, где соответствующие эмпирические прообразы потеряют свою функцию быть соотнесенными с его об­щим смыслом.

4. Выбор прямых показателей каждой из выделен­ных характеристик, т. е. переход к операционным уточ­нениям: какими конкретными методами и технически­ми приемами следует (можно) зафиксировать выделен­ные свойства (например, удовлетворенность работой и отдельными ее составляющими).

5. Построение так называемых индексов или состав­ных показателей, формируемых путем определенной комбинации частных показателей, которые были выделе­ны в предыдущей операции. (Примером может служить построение "логического квадрата" удовлетворенности ра­ботой, описываемого ниже на с. 261, Схема 20).

При обратном движении к анализу данных в соот­ветствии с выдвинутыми гипотезами крайне важно еще раз проверить (теперь уже опираясь на опыт, получен­ный при сборе данных и изучении их связей), насколь­ко семантическая и эмпирическая интерпретации клю­чевых понятии исследования были удовлетворительны­ми, т.е. в какой мере возможны прямые соотнесения по­казателей и индексов с теми смыслами, свойствами, к которым они первоначально были "привязаны".

В заключение еще раз подчеркнем: было бы оши­бочным полагать, что движение от теории к уточнению смысла и эмпирической интерпретации основных понятий исследования, как и возврат к теоретическому ис­толкованию полученных данных — это четко обозначен­ные "прямые трассы", по которым исследователь может успешно и "безаварийно" двигаться, соблюдая известные правила. В действительности, это сложные познаватель­ные процессы, далеко не полностью формализуемые. Немаловажную роль играют здесь аналогии, ассоциации, научная интуиция, знание и опыт исследователя, его об­щая культура.7

7 В недавней публикации [12] Г. С. Батыгин справедливо пишет о том, что эмпирическая интерпретация понятий нередко замещается "нарративен", т. е. повествованием о возможных взаимосвязях между переменными, признаками изучаемого явления, включая "случаи из жизни" но своему опыту [С. 63].

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ОБЪЕКТА ИССЛЕДОВАНИЯ

 

В процессе интерпретаций основных понятий мы наметили эмпирическую область, соответствующую вы­деленному ранее предмету исследования (отношение к труду в нашем примере), который благодаря этому был расчленен на какие-то значимые в свете основной зада­чи элементы. Мы выделили, например, различные уров­ни отношения к труду и работе (в системе ценностей жизни, в системе потребностей, как они удовлетворяются в работе), признаки отношения к работе по продуктам деятельности, по субъективным состояниям рабочего и другие. Выделение ключевых понятий проблемы и их интерпретация в скрытом виде (имплицитно) опирают­ся на некоторое более или менее систематическое пред­ставление о предмете в целом.

Последующий анализ должен "проявить" образ предмета,- сделать его ясно выраженным (эксплициро­ванным), более четким и определенным. Предмет дол­жен быть подвергнут своего рода системному анализу8.

8 В этом случае понятие "системный анализ" — синоним всесто­роннего подхода к объекту. Иногда говорят также о "сракторной операционализации" предмета исследования, т. е. о выделении влияющих на объект изучения факторов и условий (10в. С. 43—45].

 

В сущности, системному анализу подлежит объект исследования, а в процессе расчленения объекта на эле­менты мы преобразуем его в предмет целенаправленно­го изучения.

Итак, какие же элементы и связи следует выделить в нашем объекте? В самом общем виде решение этих вопросов диктуется проблемой и целями исследования.

Наша цель — выявить мотивационное ядро трудо­вой деятельности в той мере, как оно обусловлено со­держанием труда и другими его особенностями. Мы да­лее намерены определить основные факторы, влияющие на отношение к труду по объективным и субъектив­ным признакам, и попытаться проследить тенденцию изменения этого отношения в зависимости от функцио­нального содержания труда и уровня запросов личности работника.

Сформулированная таким образом теоретико-прик­ладная цель исследования подсказывает определенный способ расчленения объекта.

К факторам, влияющим на отношение к труду, отнесем некоторую совокупность социальных условий или обстоя­тельств, которые благодаря их особому сочетанию и взаимо­действию образуют существенную причину того или иного типа отношения к труду, в частности мотиваций.

Вспомним, что любое социальное явление следует рассмат­ривать в контексте конкретной социальной ситуации. Для этого нужно выделить общие и специфические элементы (фак­торы в нашей терминологии), описывающие ситуацию. Наибо­лее общими факторами, детерминирующими отношение к тру­ду, являются социально-экономические и другие общесоциаль­ные, социокультурные условия трудовой деятельности и цело­стного образа жизни людей. Они оказываются общими в отношении к предмету нашего исследования. Эти факторы — равнодействующие по отношению к любым специальным ви­дам труда и любым типам личности рабочего. Их влияние на отношение к труду может быть зафиксировано не прямо, но в преломлении через специфические условия труда и инди­видуально-типические особенности личности работника.

Если бы задача нашего исследования была сформулирова­на иначе, если бы мы стремились, например, определить влия­ние социокультурной среды на отношение к труду, то перечис­ленные в группе "общие" факторы превратятся в "специфичес­кие". Общими относительно их окажутся как раз функцио­нальные особенности трудовой деятельности. В таком случае мы станем изучать отношение к труду рабочих, занятых в одинаковых сферах функционального содержания труда (на­пример, станочники общего типа), но в разных общесоциаль­ных условиях. И тогда влияние функционального содержания труда будет зафиксировало в донных наблюдения не прямо, a через опосредующее воздействие общесоциальных условий на трудовую деятельность рабочего в разных странах или социо­культурных регионах [219].

По отношению к общим социальным условиям факторы, характеризующие особый вид трудовой деятельности, будут специфическими. В нашей схеме к ним отнесены функцио­нальное содержание труда, условия труда, взаимоотношения на производстве, особенности внепроиз вод огненной жизнедеятель­ности рабочего. К специфическим факторам относятся также личностные и ролевые характеристики работника.

Вторая группа факторов — явные и латентные. Под яв­ными факторами мы имеем в виду обстоятельства, которые не­посредственно поддаются контролю в объекте исследования. Это те условия трудовой деятельности, которые можно зареги­стрировать в производственной ситуации. Прочие факторы, влияющие на отношение к труду, но не поддающиеся прямой регистрации в данном исследовании, назовем латентными. 9

9 Латентные свойства, т. е. не выявленные в гипотезе, по мере ис­следования могут фиксироваться как явные (о диагностике явных и латентных свойств, переменных [С. 37—60]).

Далее, выделим факторы объективного и субъективного характера. Объективные — условия и обстоятельства, которые предположительно образуют не зависимые от субъекта предпо­сылки его деятельности, а субъективные — те, что связаны с отражением внешних условий в сознании индивида. Тогда факторы объективного характера можно рассматривать как область внешних побуждений к деятельности (стимулы), а субъективные — как внутренние побуждения (осознанные пот­ребности и мотивы: неосознаваемые побуждения мы здесь не фиксируем, так как не предусмотрены соответствующие психо­логические методики). Между ними предполагается опреде­ленная связь, показанная на схеме 3.

Блок А — объективные факторы, которые включают: al — общие, равнодействующие во всех специфических видах трудовой деятельности социальные условия и обстоятельства, как-то: экономическая ситуация; социальные и политические отношения; состояние массового сознания, включая систему ценностных ориентации и норм; а2 — специфические факто­ры, связанные с формой собственности, особым видом трудо­вой деятельности, включая прямые (наемный труд или труд собственника средств производства, условия, организация, функциональное содержание, системы оплаты труда, социаль­но-бытовая инфраструктура производства, трудовые отноше­ния) и латентные (система семейного воспитания, школьного и трудового обучения, воздействие средств массовой информа­ции, культурная среда и др.).

Блок В — индивидуальные особенности рабочего, где в! — функциональные или ролевые характеристики (пол, воз­раст, семейное положение, уровень общего образования, квали­фикация, участие в управлении, принадлежность к обще­ственным организациям и т.п.); в2 — личностные характери­стики (интересы и потребности, социальные установки, ценнос­тные ориентации, идеалы, наконец, концепция образа жизни).

Блок С — отношение к труду, где с1 — субъективные ас­пекты отношения, как-то: восприятие общественной и личност­ной значимости труда, степень удовлетворенности работой и специальностью и иерархия мотивов трудовой деятельности; с2 — объективные аспекты отношения к труду, т. е. результаты работы: производительность и качество работы, инициативность, уровень ответственности, дисциплинированности и т. п.

Связки а — стимулы (внешние побуждения к деятельнос­ти), β — восприятие, усвоение общественных функций (ролей) и социальных, в частности, производственных, нормативных требований субъектом; у — мотивы деятельности (внутренние побуждения).

Если объект исследования не индивиды, но целые группы и коллективы, то в соответствующих блоках фиксируются ус­ловия деятельности этих групп (А), объективные параметры са­мих групп (В), т. е. содержание деятельности, структура ее организации, характер разделения функций между членами, нормы, принятые для регуляции совместной деятельности, и санкции, используемые для поддержания этих норм и для на­казания за уклонение от них, а также субъективные компонен­ты групповой деятельности как особенности интересов, целей, разделяемых группой, или их различие в рамках отдельных подгрупп, состояние социально-психологического климата и т. д. В результативном блоке (С) фиксируются опять-таки объекти­вированные и субъективированные результаты деятельности, но уже в групповых показателях.

Теперь объект изучения представлен как расчленен­ный на качественно различные элементы, связанные во­едино в некоторую гипотетическую систему. Предметом исследования будут не все элементы и связи, показан­ные на схеме, но лишь некоторые из них. В каком именно направлении будем мы вести анализ эмпириче­ских данных, определяется в следующем разделе про­граммы — в рабочих гипотезах исследования.

Конечно, вовсе не обязательно резюмировать предва­рительный анализ предмета в виде графической схемы. Последняя просто удобна как наглядное отображение элементов, подсистем и связей. Некоторые авторы пред­почитают завершать такой анализ в логических симво­лах и моделях, другие пользуются обстоятельными сло­весными описаниями. Дело здесь не в форме, а в суще­стве: мы пытаемся систематизировать имеющееся зна­ние о предмете изучения, чтобы обосновать путь поиска нового знания.

Предварительный системный анализ предмета ис­следования это, по существу, "моделирование" иссле­довательской проблемы, т. е. такое ее концептуальное Расчленение и детализация, которые позволяют далее сформулировать общие и более частные гипотезы ис­следования [210. С. 33—38].

 

ВЫДВИЖЕНИЕ РАБОЧИХ ГИПОТЕЗ

 

Гипотеза — главный методологический инструмент, организующий весь процесс исследования и подчиняю­щий его строгой логике. Логическая конструкция ги­потезы представляет собой условно-категорическое умо­заключение "Если..., то...". Первая посылка выдвигает условие, а вторая утверждает следствие из данного усло­вия. Если исследование не подтверждает следствие, ги­потеза опровергается, но подтверждение следствия не дает логических оснований для достоверности гипоте­зы. Подтверждение делает гипотезу правдоподобной, ве­роятной. Отсюда одно из принципиальных требований к хорошей гипотезе: чем больше следствий она содер­жит, тем более вероятно ее подтверждение.10

10 О логике гипотетического рассуждения в социологии см. также [10. С. 129—144].

 

Исходные посылки социологических гипотез черпа­ются где-то на грани между наблюдениями реальных событий и системой объяснения этих событий в поня­тиях имеющейся социологической теории и смежных наук. Если знания, которыми мы располагаем, не позво­ляют объяснить данные наблюдений, возникают новые предположения — гипотезы.

Если, к примеру, отношение людей к труду объясняется социально-экономическими условиями при всеобщем господ­стве государственной собственности (вспомним, что это иссле­дование 60—70-х гг.), то почему в одних и тех же социальных условиях люди по-разному относятся к своей работе? Видимо, общее объяснение (на уровне марксистской теории) здесь не­достаточно. Есть и какие-то другие причины, детерминирую­щие отношение к труду. Что известно нам из частных наук по этому поводу? Психология утверждает, что мотивация труда обусловлена не только внешними побуждениями, но и особой формой их преломления в индивидуальном сознании личности. Далее, мы знаем из опыта, что одни и те же люди по-разно­му относятся к разным видам трудовой деятельности. Одни профессии кажутся им привлекательными, другие — нет. Зна­чит, отношение к труду обусловлено его функциональным со­держанием и престижностью различных видов занятий. Кро­ме того, из экономической статистики известно, что текучесть рабочей силы в одних профессиях больше, в других — мень­ше. Это укрепляет нас в выдвинутом предположении.

Вполне понятно, что в условиях разнообразия форм собственности, при формировании новых правил трудовых отно­шений между работниками наемного труда и работодателем, при напряжении этнонациональных конфликтов вся конфигу­рация гипотез будет иной. Ведущее место займут пред­положения о различиях отношения к труду при найме и на соб­ственных средствах производства, в относительно благоприят­ной и кризисной экономической ситуации (конкуренция, без­работица, реальная обеспеченность товарного рынка), в однона­циональном и многонациональном коллективе с учетом состоя­ния межнациональных отношений в данном регионе и т. д.

Рассуждая подобным образом, мы пытаемся создать более или менее развернутую и непротиворечивую кон­цепцию для объяснения интересующего нас явления. Если мы располагаем специальной социологической теорией данной предметной области (социология тру­да), выдвижение гипотез значительно облегчается. Но если такой теории нет, мы строим гипотетическую сис­тему, в которой истинное знание как бы отпущено "в кредит". Предварительный системный анализ объекта, о котором шла речь в предыдущем разделе, есть не что иное, как формулирование общей гипотезы по предмету исследования. Исходя из этого не проверенного система­тическими исследованиями знания, мы черпаем аргумен­ты для построения целой плеяды детализированных ис­ходных гипотез, представляющих собою не что иное, как возможное объяснение исследовательской проблемы.

Руководствуясь ими, мы проверяем обоснован­ность выдвинутого объяснения, но не целиком, а как бы по частям.

Важно, чтобы гипотезы были логически связаны в систему доказательств выдвинутого объяснения. В таком случае подтверждение одной гипотезы дает допол­нительные основания для принятия связанной с ней посылки. Проверка следующего следствия иа общей по­сылки предполагает новые подтверждения и так даль­ше. Понятно, что опровержение первой рабочей гипоте­зы требует выдвижения новых гипотез.

Итак, исходные гипотезы должны быть разверну­ты в целую цепочку выводных гипотез-следствий (опе­рация дедуктивной обработки гипотез). В эмпирическом исследовании проверяются именно гипотезы-следствия, которые сформулированы в менее общих понятиях, чем исходные предположения. В противном случае гипотеза непроверяема в эмпирических данных.

Рассмотрим на примере, как формируются основная (центральная) и выводные гипотезы.11

11 Как подчеркивает В. Фридрих, "центральной исследовательс­кой гипотезе принадлежит важная системообразующая функция". И лишь с установлением системы исследовательских гипотез заканчива­ется построение проекта решения главной проблемы исследования. "Это значит, что мы имеем здесь перед собой характерный поворот­ный пункт процесса исследования" [213. С. 50].

Одна из основных гипотез исследования отношения рабо­чих к труду формулировалась так: в рамках единой государ­ственной формы собственности функциональное содержание труда будет ведущим фактором, определяющим отношение к труду, фиксируемое в объективных и субъективных показате­лях при данных общих социальных условиях трудовой дея­тельности. (Заметим, что в оплате труда господствовала "уравниловка".)

Отсюда следствия:

- чем выше творческие возможности работы (содержание труда), тем выше объективные показатели отношения к труду;

- чем выше творческие возможности работы, тем выше субъективные показатели отношения к труду (удовлетворен­ность работой).

Величина корреляции между содержанием труда по мере перехода от одних профессий к другим (по шкале разнообра­зия и сложности работы), с одной стороны, и отношением к труду по объективным и субъективным данным, с другой, бу­дет выше, чем величина корреляции между повышением размера заработной платы и теми же показателями отношения к труду.

Структура мотивов труда в зависимости от его содержа­ния будет колебаться больше, нежели в зависимости от разли­чий в размере заработной платы.

Проверка выводных гипотез возможна лишь в слу­чае, если все термины, в которых они формулируются, были подвергнуты эмпирической интерпретации и операционализации.

Например, в первой выводной гипотезе имеются понятия: "творческие возможности работы (функциональное содержа­ние труда)", "объективные показатели отношения к труду" и связка "выше". В эмпирической интерпретации этих терми­нов мы находим их наблюдаемые индикаторы (признаки) и способ установления отношений между переменными.

Функциональное содержание труда определяется по соот­ношению признаков конкретной работы при учете трех крите­риев: уровня механизации работы, уровня требуемой квали­фикации и соотношения затрат физического и умственного труда (по данным хронометража на операции физические и интеллектуальные). По сочетанию этих трех свойств все про­фессии разбиты на шесть классов от неквалифицированного ручного труда с постоянной физической нагрузкой до высо­коквалифицированного труда пультовика-наладчика. Объек­тивные показатели отношения к труду учитывают 5 призна­ков (выработка, качество продукции, уровень ответственности при выполнении срочных заданий, уровень инициативы в ра­боте, повышение деловой квалификации), которые сведены в единый числовой индикатор (индекс). Связка "выше" означа­ет, что все группы по содержанию труда ранжированы (упорядо­чены) по указанным признакам от низшей к высшей, то же са­мое сделано с индексами объективных показателей работы.12

12 Подробнее для данного примера см. (283. С. 34—37, 66—76].

 

 

Интерпретированная таким образом гипотеза про­веряема. Но здесь мы сталкиваемся с серьезной методо­логической трудностью. Гипотеза проверяема по выде­ленным эмпирическим признакам. Но где гарантия, что эти признаки обоснованны? Эмпирической проверке на достоверность подлежит, таким образом, не только гипотетическое суждение, но также и его эмпирическая интерпретация.

Поэтому для повышения подтверждаемости гипоте­тического суждения следует руководствоваться правила­ми: (а) стремиться к выдвижению возможно большего числа взаимосвязанных гипотез и (б) стремиться ука­зать для каждой гипотезы возможно большее число ее эмпирических индикаторов (референтов).

Тем не менее таким путем мы не решаем пробле­мы истинности гипотез, но лишь повышаем вероятность их обоснования. Истинность гипотетических предполо­жений доказывается практическим освоением изучав-мой предметной области: в социальном эксперименте, в процессе последующего "естественного" развития со­циальных процессов.

Итак, гипотезы прежде всего различаются по степе­ни общности предположений как гипотезы-основания и гипотезы-следствия. Последние дедуцируются из ос­нований, причем так, что с их помощью раскрывается содержание терминов и связей гипотез-оснований. Сами по себе понятия, в которых сформулирована исходная гипотеза, могут не иметь прямых эмпирических призна­ков, но понятия выводных гипотез непременно должны быть соотнесены с эмпирическими индикаторами. Под-тверждаемость или опровержение гипотез-следствий — путь доказательства обоснованности или опровержения гипотез-оснований.

С точки зрения задач исследования, гипотезы под­разделяются на основные и неосновные. В отличие от гипотез оснований и следствий, которые логически вза­имосвязаны, эти гипотезы относятся к разным задачам и как бы сосуществуют друг с другом. Естественно, что главное внимание при выдвижении гипотез уделяется основным предположениям, относящимся к центрально­му вопросу исследования.

По степени разработанности и обоснованности раз­личают первичные, и вторичные гипотезы. Вторичные выдвигаются взамен первых, если те опровергаются эм­пирическими данными. Иногда первичные гипотезы на­зывают "рабочими" в том смысле, что они используются как строительные леса для возведения более обосно­ванных гипотез. Хорошее исследование опирается обыч­но на целую серию альтернативных гипотез. Тогда про­верка позволяет получить более высокие основания для принятия тех предположений, которые остались после отбрасывания других альтернатив.

По содержанию предположений о предметной обла­сти проблемы можно выделить описательные и объяс­нительные гипотезы. Описательные — это предположе­ния о существенных свойствах объектов (классификаци­онные), о характере связей между отдельными элемен­тами изучаемого объекта (структурные). Объясни­тельные гипотезы относятся к предположениям о степе­ни тесноты связей взаимодействия (функциональные) и причинно-следственных зависимостях в изучаемых со­циальных процессах и явлениях. Это наиболее сильные гипотезы, требующие экспериментальной проверки.

Сформулируем некоторые общие требования, кото­рым должна удовлетворять удачная гипотеза, подлежа­щая прямой эмпирической проверке.

(а) Гипотеза не должна содержать понятий, которые не получили эмпирической интерпретации, иначе она непроверяема.

(б) Она не должна противоречить ранее установлен­ным научным фактам. Иными словами, гипотеза объяс­няет все известные факты, не допуская исключений из общего предположения. Например, гипотеза "чем более разнообразен труд, тем больше удовлетворенность рабо­той" должна быть отброшена, ибо противоречит имею­щимся в психологии данным. Известно, что при опреде­ленном психофизиологическом типе личности именно однообразная и монотонная работа доставляет удовлет­ворение, а разнообразная — нет. Другая гипотеза — "функциональное содержание труда (т. е. включая сте­пень монотонности и разнообразия работы) детер­минирует удовлетворенность работой" — не противоречит этим сведениям и может быть принята для проверки.







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 806; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.011 с.) Главная | Обратная связь