Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


IX. Толерантность как нравственная основа социокультурной деятельности библиотекаря




В последнее время среди иностранных слов, которые используются в лексике россиян, довольно активно употребляется понятие «толерантность». Понятие «толерантность» означает уважение, принятие и понимание другой культуры, других форм самовыражения, других способов проявления человеческой индивидуальности. Толерантность предполагает знания, открытость, общение, свободу мысли, совести и убеждений. Каждый свободен придерживаться своих убеждений, но при этом, признавать такое же право за другими. Взгляды одного человека не могут быть навязаны другим. Фактически, толерантность предполагает цивилизованный «диалог культур» во всех видах коммуникаций.

Принятие и понимание другой культуры, другой личности невозможно без освоения нормативных ценностей каждой из взаимодействующих сторон. Присвоение ценностей другой культуры не только обеспечивает интеллектуальное, духовное развитие личности, но и позволяет выстраивать новую схему взаимодействия, в которой стержневой основой становится не «вертикаль», а «горизонталь», так как все существующие в современном мире культуры рядоположены. Не может быть недоразвитой или переразвитой культуры. Культура всегда отражает духовный поиск народа, отдельной личности.

Принципы толерантности были сформулированы на Западе, что, вероятно, обусловлено особенностями европейской истории. Как известно, в период Возрождения в Европе были сформулированы те гуманистические ценности, которые впоследствии определили дух и содержание европейской цивилизации. Со времен Возрождения мерой всего сущего для европейцев стал человек, его права и свободы. Не случайно в Декларации принципов толерантности записано, что проявление толерантности созвучно уважению прав человека.

Европейцы за права и свободы выходили на баррикады во времена буржуазных революций. Правовое государство, гражданское общество – это социально-политические завоевания европейцев, образцы европейской культуры. В России за права и свободы не боролись. Их или брали или отдавали. Отсюда те сложности, с которыми приходится сталкиваться в последние десятилетия. Права и свободы народу дали, а что с ними делать, не объяснили, а между тем, история показала, что завоевать права и свободы намного проще, чем распорядиться ими.

Не удивительно, что толерантность пока не является основой взаимодействия ни в одной из сфер жизнедеятельности российского общества. Более того, зачастую мы сталкиваемся с проявлением интолерантности и в сфере политики, и в сфере экономики, и в сфере культуры, и в сфере межнациональных отношений. Вероятно, ни для кого не секрет, что отношения между людьми в нашем обществе так же приняли форму интолерантных, что подтверждается результатами многочисленных социологических исследований.

Население России не чувствует себя социально защищенным, хотя социальное согласие определяет как норму общественной жизни. Такого рода противоречие порождает явное или скрытое неприятие принципов толерантного взаимодействия. Как правило, адекватно себе воспринимаются только «подобные себе», то есть в своей социальной среде человек чувствует себя более комфортно. Фактически в коммуникативном поле россиян доминирует интолерантность.

В общественном сознании уже сформирован стереотип, в основе которого лежит отождествление иноязычного понятия «толерантность» с русским понятием «терпимость». Вероятно, не требуется особой социальной прозорливости для того, чтобы понять, что толерантность, понимаемая как терпимость, вряд ли способна завоевать большое число сторонников. «Терпимость» в ракурсе российской истории, как известно, имеет негативный контекст. Более того, в русском варианте уважение к другой культуре, к другому человеку принимает форму терпимого отношения к инаковости, что принципиально меняет качественную окраску содержания понятия толерантность.

В современных условиях все социальные группы и отдельные личности преимущественно «играют в толерантность», обеспечивая тем самым чувство самоудовлетворенности. Между тем, в толерантность «играть» нельзя. В свое время Д.С. Лихачев говорил, что можно прикинуться добрым, щедрым, внимательным. Невозможно прикинуться интеллигентным. Так вот толерантным тоже прикинуться нельзя. Рано или поздно эта «игра» обнаружиться. Более того, толерантность как вежливость: «цениться дорого, а стоит дешево». Она не требует финансовых затрат, но ее результатом становится баснословный капитал, неотчуждаемая собственность – присвоенная культура во всём ее многообразии.

В современных условиях для овладения принципами толерантности, прежде всего, необходимо понять, что толерантность – это всего лишь способ, механизм, инструмент взаимодействия, а не самоцель. Целью является достижение социального согласия, социальной безопасности. Толерантность не предполагает уступки, снисхождение или потворство, как записано в Декларации принципов толерантности. Толерантность – это признание универсальности прав и свобод, то есть осознание того факта, что права и свободы не являются прерогативой одной личности. Через постижение, осознание своих прав и свобод мы постепенно придем к признанию прав и свобод других граждан, других народов, других культур, других политических взглядов и позиций.

В последнее время преимущественная часть населения нашей страны успокаивает себя тем, что «богатые тоже плачут». В явной или скрытой форме мы постоянно наблюдаем определенное противостояние различных социальных групп: богатых и бедных. Между тем, вероятно, следует понимать, что фактическое социальное равенство – это не более чем утопия, так как все люди имеют разный потенциал: и интеллектуальный, и физический. История показала, что на практике утопическая идея социального равенства приобретает малосимпатичную форму социальной одинаковости. Желаем мы того или не желаем, в человеческом сообществе всегда будут и те, кто более успешен, и те, кто менее успешен. Другой вопрос: критерии успешности и принципы восхождения «наверх». Вероятно, реальные причины социального негативизма в современной России следует искать именно в этом. Раздражает не богатство, а спесь, интолерантность, неспособность к уважению, принятию и пониманию «другого» со стороны тех, кто успешен по сегодняшним критериям. Словесный памятник нашему времени выглядит достаточно жестко: «Если ты такой умный, почему ты такой бедный?». Потому что, другая сторона еще не созрела до понимания своих прав и свобод и не задала свой вопрос: «Если ты такой не умный (проще говоря, глупый), почему ты такой богатый?». Вероятно, на Западе осознали необходимость социального равновесия, социальной безопасности, вследствие чего появился довольно сложный для нашего понимания материал к размышлению: «Декларация принципов толерантности». Окажемся ли мы способными к присвоению результатов чужого горького опыта или создадим, по старинке, что-либо свое, покажет время. Ясно только одно, без принятия принципов толерантности мы не сможем обеспечить ни социального согласия, ни социальной безопасности, ни поступательного движения вперед, так как в сегодняшней России нет кодекса чести ни среди богатых, ни среди бедных.

Комплекс «обездоленности», определяющий уровень толерантности, присутствует и в среде библиотекарей, причем вне возраста и социально-статусных позиций. Единственным коррелирующим признаком внутри самой среды, определяющим границы толерантности, является «география» проживания библиотекарей, обеспечивающая им различный уровень социальной интеграции. Однако общность социальных проблем, определяющая поведенческие паттерны, мировоззренческие основы постепенно «стирают» географические границы, превращая данную субкультуру в некий культурный ареал, существующий по своим социокультурным доминантам. Библиотекари постепенно превращаются в хранителей артефактов – сторожей (по социально-статусной позиции в обществе), имеющих соответствующее скудное материальное довольство. И одновременно (на уровне самоощущения, самооценки) волонтерами культуры, «последними из могикан», духовный поиск которых является малоинтересным для общества.

В современных условиях представить себе молодого библиотекаря с личностными степенями свободы, с уровнем востребованности (во всех отношениях!), с активной нравственной позицией схожими с героиней фильма С. Герасимова «У озера», практически невозможно.

Общество перестало слушать ученых, писателей, учителей, библиотекарей. Все внимание сосредоточено на актерах, которые с экрана рассуждают на все возможные темы, исключая передачу «Очевидное-невероятное». В нынешних условиях представить себе подвижническую деятельность библиотекаря, защищающего озеро Байкал или что-либо другое, фактически невозможно. Библиотекарь не может защитить, прежде всего, самого себя в глазах общества. Как следствие, неуважение, неприятие со стороны общества данной субкультуры; форм ее выражения, способов проявления. Общество захлестнул прагматизм, который позволяет рассматривать труд библиотекаря с инструментальной точки зрения: хранит, выдает книги.

Знания, открытость, способность к общению, являющиеся профессиональными маркерами библиотекарей, становятся невостребованными. Происходит вынужденная трансформация индивидуальных и групповых ценностей людей этой профессии, снижается притягательность профессии для молодого поколения. Как следствие, незначительное число молодых в кадровом составе библиотек; феминизация профессии, что ведет к гендерной асимметрии, имеющей своим следствием значительное число незамужних женщин - библиотекарей, воспитывающих самостоятельно детей или вообще не имеющих детей. Такого рода проблемы явно не способствуют росту притягательности профессии в среде молодежи.

Если девушки не успели обустроить свою семейную жизнь в вузах, в стенах библиотеки в режиме жесткого рабочего времени и ограниченных гендерных коммуникаций они уже, вряд ли, смогут успешно решить эту проблему. Кроме того, обучаясь в вузах соответствующего профиля (очно или заочно), они обречены на перманентное пребывание в женских коллективах, стандарты существования которых, не являются оптимальными с точки зрения природного контекста культуры.

В результате девушки/молодые женщины «без вины виноватые» постепенно теряют жизненные ориентиры/маршрутизаторы: повлиять на общественные процессы они не могут (нет соответствующего механизма), решить свои проблемы (материальные, жилищные, семейные, профессиональные, гендерные, личностные) они не могут (обществу не до них); создать приемлемые условия труда они не могут; не могут обеспечить охрану труда, здоровья. Все инициативы постепенно «сходят на нет», так как библиотекари в современном российском обществе не обладают теми материальными и нематериальными ресурсами, которые способствуют разрешению этих проблем; библиотекари не имеют адекватной своей социальной роли и социокультурной деятельности социальной защищенности.

Очевидно, что толерантность не может стать нравственной основой социокультурной деятельности только молодых библиотекарей. В этом случае целесообразно говорить о необходимости реформирования/модернизации нравственных основ взаимодействия внутри самой профессиональной среды в контексте цивилизационных требований исторической эпохи.

Овладение принципами толерантности – процесс, протяженный во времени. В каждом конкретном случае стартовые позиции, характеризующие начало движения, будут определяться теми социокультурными нормами, которые выработаны внутри определенного коллектива, степенью их тождественности принципам толерантности. Для одних коллективов – это возможность номинировать те нравственные основы, которые характеризуют отношения внутри коллектива, для других – это раздражитель, вопреки которому продолжают сохраняться традиционные интолерантные отношения, предъявляемые обществу (вопреки здравому смыслу) как корпоративные.

Подобный дуализм в восприятии цивилизационных основ жизнедеятельности современного человеческого сообщества характеризует и личностные позиции представителей профессии, так как в каждом конкретном случае мы имеем дело с уровнем личностного принятия/не принятия принципов толерантности. Для одних это неоспоримый способ взаимодействия с читателями, с коллегами (вне возраста и социально-статусных позиций), для других – это жесткий поведенческий сценарий, овладеть которым им или сложно, или практически невозможно.

В целом, подводя итог, следует отметить, что толерантность станет нравственным регулятором отношений внутри профессиональной среды библиотекарей только в том случае, если в равной степени будут учитываться векторы влияний объективных и субъективных факторов. Молодые библиотекари, какими бы пассионарными они не были, не смогут изменить те поведенческие стереотипы, которые закрепились внутри коллективов. Решение проблемы лежит вне гипотетических показателей уровня толерантности самой молодежи. В данном случае очевидно, что возможности самореализации молодежи в контексте толерантности напрямую зависят от тех нравственных установок, которые определяют внутриимиджевые характеристики коллективов; от уровня социальной безопасности, характеризующей жизнедеятельность определенного коллектива.

X. Заключение

· Идея развития науки о детском чтении, возникшая на рубеже XX-XXI веков, становится особенно актуальной в связи со значительными изменениями в стратегии чтения детей и подростков.

· Приобщение к чтению является связующим звеном в работе библиотекарей, учителей, родителей и всех тех, кто имеет отношение к книге. Целью этой деятельности является трансляция ребенку идеи о том, что он сам ответственен за свое образование, культурный уровень и уровень жизни, что читатель сам – в первую очередь, его семья – во вторую, а все культурные учебные заведения – в третью, несут ответственность за уровень его читательской культуры, образования, обучения.

· В России изучение детского чтения ведется силами немногочисленных исследователей – социологов, психологов, педагогов, библиотекарей, литературоведов. Интегрирующая роль, связанная с объединением исследователей и практиков, заинтересованных в развитии детского чтения, принадлежит библиотекам, прежде всего, детским, что подтверждается практикой деятельности Республиканской библиотеки для детей и юношества в Удмуртской Республике.

· Как следствие, локализация исследований. Локальные исследования, безусловно, обогащают науку о детском чтении. Но вместе с тем они не обеспечивают: 1) формирования общей картины происходящих процессов; 2) надежного информационного фундамента для организации поддержки детского чтения в масштабе страны, так как опираются на различные методологические и методические подходы.

· Предложенный авторами монографии анализ результатов исследований – это пример социологического взгляда на детское чтение. Очевидно, что изложение результатов, выводы по исследованиям, не являются бесспорными и, как следствие, могут оспариваться теми, кто имеет свой собственный исследовательский взгляд на проблему, подтвержденный данными эмпирических исследований. Это их право, которое уважают авторы монографии.

· Авторы монографии принципиально не меняли жесткость оценок, акценты в изложении результатов исследований, так как они имеют исторический контекст и принадлежат «своему времени». Тем интересней они для читателя.

· За прошедшее пятилетие произошли существенные изменения в практике детского чтения. Возросла компьютерная грамотность детей и подростков, что требует дополнительных исследовательских усилий для изучения динамики информационных/читательских потребностей детей и подростков.

· Между тем, изложенные результаты исследований, не потеряли своей научной ценности, так как именно они позволяют рассматривать детское чтение не как застывшую форму, а как процесс, протяженный во времени и пространстве.

· Решение проблемы приобщения детей к чтению имеет государственное значение: «читающая нация создается из читающих детей».

 

ХI. ПРИЛОЖЕНИЕ

 

1. Макет анкеты для учащихся 5-6 классов [8]

 

Республиканская библиотека для детей и юношества хотела бы узнать твое мнение о работе нашей библиотеки. Пожалуйста, ответь на все вопросы, не указывая своей фамилии и имени. Все варианты ответов, которые тебя устраивают, обведи, пожалуйста, кружком. Там, где это необходимо, впиши, пожалуйста, свой вариант ответов.

1. Ты посещаешь нашу библиотеку:

01. раз в неделю

02. один-два раза в неделю

03. раз в месяц

04. очень редко, в случае необходимости

05. твой вариант________________________________________________________________________________________

2. В библиотеку ты:

01. записался самостоятельно

02. пришел записываться вместе с родителями

03. пришел записываться с бабушкой или дедушкой

04. пришел записываться с одноклассниками

05. пришел записываться с друзьями

06. твой вариант_________________________________________________________________________________________

3. Какие книжки ты обычно берешь в библиотеке?(укажи, пожалуйста, все возможные варианты ответов)

01. сказки 05 комиксы

02. приключения 06 справочники

03. фантастику (фэнтези) 07 энциклопедии

04. детективы 08 Что-то еще? Напиши, пожалуйста_______________________

_______________________________________________________

4. Ты любишь читать книжки(укажи, пожалуйста, все возможные варианты ответов):

01. о животных, растениях 04 о профессиях

02. о странах и народах 05 о школе и твоих сверстниках

03. по истории 06 о любви и дружбе

07 Что-то еще? Напиши, пожалуйста_______________________

_______________________________________________________





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-05; Просмотров: 753; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.012 с.) Главная | Обратная связь