Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Ава, ты меня убедила. Хочу найти дневник. Хочу все узнать.




Только отправила сообщение, как дверь со скрипом отворилась и в проеме возник (наверное, у меня помутнение рассудка) Адам Росс.

− Что ты здесь делаешь? – не слишком вежливо осведомилась я, и тут же от стыда зажмурилась: − То есть…мм…зачем ты пришел?

− Я случайно узнал, что тебя доставили в больницу, и решил удостовериться, что ты себя хорошо чувствуешь, – ответил парень, проскальзывая внутрь. Его густые волосы топорщились, словно он только что вышел из душа.

− Зачем?

− Ты забыла? – он обворожительно усмехнулся, приближаясь к моей койке: − Ты − девушка, которую я люблю.

В свете торшера мимика его лица стала еще мягче и невиннее. Обманчивый вид.

Еще один образ – третий образ, что слишком обманчив.

Экейн, Лиам, Адам.

− Нет, я не забыла, как ты сказал это, − сварливо отозвалась я, глядя на него снизу вверх, пока он шел ко мне медленным шагом. − И еще я помню, какие гадости ты наговорил Маритт, пытаясь бросить ее. Это было ужасно, нечестно и жестоко по отношению к ней.

− Я знал, что ты там стоишь, – ошарашил он, присаживаясь на то место, где сидела Кристина. У меня поползли мурашки по спине. Он совсем рядом с моей ногой. Хочу отодвинуться, но это будет слишком заметно. Он может решить, что я боюсь его.

− Ты знал, что я стою за деревом, и намеренно унижал ее? – недоверчиво переспросила я, с трудом переводя взгляд на его лицо.

− Я не мог дать ей то чего она хотела, и решил, что быстрый, но болезненный способ расставания будет более продуктивен, чем медленный и мучительный. Я ведь мог лгать ей, притворяясь, что люблю ее, и использовать. – Адам скрестил руки на груди, глядя на меня с торжеством и серьезностью. Он хотел убедить меня в правдивости и весомости своих слов.

Искренность. В этом что-то есть.

− Надеюсь, это не Маритт причина твоей болезни? – мягко и как-то отрешенно поинтересовался парень.

− Нет, – задумчиво произнесла я, продолжая смотреть на его бедро в темных штатах.

− О чем ты думаешь, Аура Рид? – Я вскинула голову, наткнувшись на усмешку шатена. − Неужели ты думаешь, что я прав?

− Я не… − не хотелось признавать это. – Не знаю, всегда ли такие поступки хороши.

− Думаешь, что иногда боль может быть сильнее истины? Хочешь сказать, что чтобы сохранить душевное спокойствие, следует лгать себе и окружающим?

Какой же странный разговор в столь позднее время. За окном я видела кусочек луны, затянутый облаками, и не единой звездочки. Светильник на столике рядом с кроватью давал лишь тусклый свет, отчего я почти не могла видеть лица Адама, но что я могла разглядеть и понять, так это то, что ему интересен разговор. Он полностью повернулся ко мне, положив руки по обеим сторонам от меня, и склонился так низко, что я почти разглядела его лицо.

− Я бы предпочел знать правду. Несмотря ни на что. Я бы предпочел знать, что совершил в прошлом, несмотря на боль и мучения.

− Что? – я резко моргнула. Адам сидит с ровной спиной, уткнувшись взглядом в стену, отдающую серым цветом. Он повернул голову ко мне, удивленно вскину брови:

− Что?

Наверное, я задремала, и мне показалось, что Адам произнес эти странные слова.

− Да. Ты прав, – решила я. – Правда лучше всего.

− Иногда она может быть не такой хорошей, как ты думаешь. Иногда правда может ранить, – предупредил он, продолжая улыбаться мне. Он был так приятен сейчас, что казался моей галлюцинацией.

− Ложь может ранить еще сильней. – Я подумала про Лиама.

− Значит ли это, − Адам наклонился надо мной, теперь по-настоящему опустив руки по бокам от моего тела под простыней: − Что теперь ты думаешь, что я поступил правильно, расставшись с Маритт?

Я сглотнула. А он умен. И очень привлекателен. Сейчас, когда он приблизил свое лицо к свету, я вижу насколько мягкое лицо у Адама. Оно очень теплое. И такое…милое. Не такое, как у Экейна, − более резкое и более идеальное. С высокомерным взглядом.

Почему я их сравниваю?

Я вздохнула, отводя взгляд в сторону:

− Не знаю. Не уверена. Это было жестоко по отношению к ней.

− Не более того, когда они хотели ударить тебя, Аура. − Адам не стал спорить, лишь выпрямился, и я облегченно вздохнула:

− Теперь она захочет отомстить. Из-за твоей лжи. Почему бы тебе не сказать правду, раз ты ее так сильно любишь, и не уберечь меня от неприятностей?

− А почему бы нам не сделать это правдой?

− Что? – не поняла я, и услышала звук оповещения на своем телефоне.

− Я говорю о тебе. – Голос парня снова стал вязким и тягучим. Сексуальным.

Почему я подумала об этом? Я никогда не употребляла это слово. Оно словно… не создано для того, чтобы я произносила его. Но оно подходит сейчас для описания Адама Росса.

− Почему бы тебе не принять мои чувства, Аура? И тогда то, что я говорил в парке, не будет ложью.

− Ну уж нет! – поспешно воскликнула я. У меня уже был сумасшедший парень, после отношений с которым я исчезла на год. С меня довольно. А они похожи чем-то. Адам и Рэн. – Не впутывай меня в свои авантюры. Я, разумеется, тебе благодарна за то, что ты вытащил меня из аудитории в прошлый раз, когда Маритт хотела меня задушить, и я даже не стану зацикливаться на вечернем инциденте. Но я не хочу ввязываться еще и в это.

Я слишком много говорю. Почему я нервничаю? Потому что Адам Росс сумел привлечь мое внимание. Но я не позволю использовать себя таким образом.

− Почему бы не попробовать, Аура? – его голос был привлекательным и каким-то сладким. – Я ведь не пытаюсь тебя обесчестить. Просто ужин. Один раз.

− Чего ты хочешь? – я повысила голос. – Ты уже избавился от Маритт, зачем я тебе нужна?

Все вокруг кажутся мне подозрительными, после всего, что со мной случилось.

− А что, если я скажу, что это был мой план? – Адам загадочно улыбнулся, облокотившись о стену, и склонив голову на бок.

− Какой план? – подозрительно спросила я, приподнявшись на постели, чтобы видеть его лицо.

− Что, если я скажу тебе, что давно тебя заметил?

− Ты лжешь, – заявила я, почему-то краснея.

− Ты права.

Его голос кристально чист. Почему мне это нравится? Он ведет себя неподобающе. Мне не нравятся такие парни.

А какие нравятся? Как Рэн Экейн? Или, может, Лиам?

 

− Возможно это так, но суть не меняется, не так ли?

Я поняла. Адам привлекателен для меня в своей искренности. Он не лжет.

− Что тебе нужно? – глухо спросила я, внезапно ощутив беспокойство.

− Теперь мне нужна ты.

− Не шути так, Адам. Ты уже принес мне достаточно проблем на сегодня.

Он прикусил нижнюю губу, снова улыбаясь той улыбкой. Сексуальной улыбкой.

− Может быть это то, что тебе нужно, Аура? Немного проблем, чтобы взбодриться и выбраться наружу из привычного мира, в котором ты привыкла чувствовать себя уютно? Предлагаю тебе это потому, что ты интересная. Хочу знать, какая ты на самом деле.

− Такая, какой видишь перед собой, – промямлила я. В горле от чего-то пересохло.

− Нет. Это не ты. Внутри ты совершенно другая, я уверен. Я хочу увидеть ее.

− Кого?

− Тебя настоящую.

Это какое-то безумие. О чем он говорит? Почему его слова звучат так соблазнительно, что я не могу дышать?

Он наклонился ко мне, пожелав спокойной ночи и предупредив, что мы сделаем это в следующий раз. Я не знаю, что именно он имел в виду. Он выбил меня из колеи своим поведением, Ава была права – этот парень очень-очень странный и… странный.

Целых полчаса я лежала, думая о нем. Вспоминая его руки по обеим сторонам от моего тела, дыхание на моем лице. И его сексуальную улыбку.

И я совершенно забыла про сообщение!

Я вытащила мобильный из-под подушки.

 

Наконец-то ты согласилась! Мы вместе узнаем, что с тобой произошло, Аура! Мы можем поехать завтра. В четыре часа поезд Эттон-Крик − Дарк-Холл. Мы приедем в девять утра в воскресенье.

Меня внезапно охватило нервное возбуждение: если что-то со мной и происходило, это должно быть в моем дневнике.

 

 

Глава 8

Дарк-Холл

Ноября 2013 год

Мы с Авой заселились в мотель недалеко от моего дома; от места, где я обнаружила тела своих родителей. Изрубленные. В крови. И то, что я собираюсь пойти туда, означает, что я стала сильнее. Я могу вернуться в тот дом без опасения что нахлынут воспоминания, что захватят в свой плен и заставят вновь все пережить.

Это может быть болезненно, но Адам прав – правда сильнее боли. Неизвестность хуже. Я никогда не смогу начать жить, если не узнаю, что со мной случилось.

***

Ава хотела, чтобы мы переночевали в доме ее родителей, но я отказалась, потому что не переживу вновь тех взглядов, как и два года назад, когда меня допрашивали в полиции. Все те люди думали, что я убила маму и папу и почти заставили меня в это поверить. Не хочу вновь переживать это, не хочу, чтобы меня узнали.

− Эта комната довольно неплохая, – понуро пробормотала Ава, осматривая комнатку с двумя кроватями, столом и маленьким телевизором, которую мы сняли в мотеле. На стенах выцветшие обои в цветочек, на потолке люстра в форме цветка. Ужасно.

− Ты можешь навестить своих родителей, – предложила я, присаживаясь на одну из кроватей и роясь в рюкзаке, в поисках полотенца и зубной щетки. Я видела, как Ава смотрит на меня, думая, что я шучу, поэтому я подняла голову и добавила: − Я не могу выйти из номера пока не стемнеет, поэтому у тебя есть немного времени, чтобы проведать своих родителей. Можешь не спешить. Я приму душ и посмотрю телевизор. Со мной ничего не случится, если я проведу немного времени одна. Обещаю.

− Ты серьезно? – Ава скептически вскинула бровь, и та затерялась под отросшей челкой.

− Да. Я найду чем себя занять.

Аву не нужно было долго уговаривать: как только я заикнулась, что собираюсь завести будильник на шесть часов вечера и немного поспать, она ушла.

Я осталась наедине с собой и со своим страхом, с осознанием того, что даже если мне удалось оттянуть время сейчас, позже все равно придется сделать это – придется выйти из этой комнаты и отправиться на поиски ответов. Отправиться в свой старый дом, который все еще принадлежал нашей семье и попытаться отыскать дневник. Я точно помню, где прятала его. Я делала записи регулярно: по воскресеньям. Записывала все, что случилось за неделю, и прятала в пол под комодом с одеждой. После этого мы всегда шли всей семьей в церковь. Они ходили в церковь, когда я исчезла?

Я забралась в постель, закрыла глаза и попыталась расслабиться, но мысли все крутились вокруг мамы и папы, несмотря на то, что веки налились свинцом и голова стала тяжелой. Я почти уснула, когда в комнате внезапно послышался какой-то шум. Сон мгновенно слетел, я резко села на постели и огляделась по сторонам.

В комнате лишь я, иначе быть не может – дверь заперта изнутри, но тревожное чувство все равно не исчезло.

Кто-то был здесь.

Я медленно поднялась на ноги и заглянула под кровать. Проверила ванную и шкаф. Никого. Но это не могло мне присниться или привидеться. И вот почему: я увидела на столе белое пятно. Очередное послание, которое должно вытащить воспоминания наружу.

Я рывком разорвала конверт и вытащила из него записку.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2017-03-08; Просмотров: 206; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.021 с.) Главная | Обратная связь