Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Философский спор о природе универсалий



Позднее средневековье – эпоха коренных изменений в социально-экономической и духовной жизни западноевропейского общества, серьёзных достижений в науке и культуре. При этом латынь используется в качестве языка религиозных текстов, богословия, философии, науки, образования и международного общения в Западной Европе, а также как предмет преподавания и изучения. На роль ведущей науки (вместо грамматики) выдвигается логика, а затем и метафизика. Именно в недрах логики возникла теоретическая грамматика (аналогичная современной общей лингвистике) как строгая доказательная наука.

Философская логика позднего средневековья постоянно обращалась к вопросам связи мышления, языка и предметного мира в связи с постановкой вопроса о роли идей, абстракций, общих понятий (универсалий) и о способах их существования. Спор о природе универсалий между двумя направлениями философии – реализмом и номинализмом – волновал ученых нескольких поколений.

Реалисты Иоанн Скот Эриугена (810 – 877 гг.), Гильом из Шампо (ХI в.), Ансельм Кентерберийский (1033 – 1109 гг.), основываясь на идеях Платона, утверждали, что универсалии представляют собой реально и самостоятельно существующие духовные сущности, независимые от вещей и предшествующие им.

Номиналисты же, Иоанн Росцелин (1050 – 1112 гг.), Иоанн Дунс Скот (1266 – 1308 гг.), Уильям Оккам (1285 – 1349 гг.), вслед за Антисфеном (около 450 – около 360 до н.э.) утверждали, что общие понятия суть лишь имена, являющиеся порождением человеческого ума и языка, реальное же существование имеют только отдельные вещи.

Концептуалист Пьер Абеляр (1079 – 1142 гг.) отказывался считать универсалии вещами или же словами и приписывал им статус «построений ума»: слова с общими значениями возможны потому, что соответствуют общему в вещах. Отдельные вещи обладают сходством, доступным разуму, который, отвлекаясь от частностей, объединяет их виды и роды. Но если общие понятия (роды и виды) выражаются словами, то слова, подчеркивал П. Абеляр, получают особое значение для познания мира. Язык обладает способностью превращать в некую реальность концепты ума.

В ходе многовековой дискуссии между реалистами и номиналистами обсуждались актуальные и в настоящее время проблемы отношения референции и значения, слова и вещи, предложения и мысли, собственного значения слова и его окказионального значения. Представители противоборствующих лагерей внесли существенный вклад в разработку проблемы языкового значения, которая ранее не входила в ведение грамматики.

Грамматическое искусство европейского средневековья

На первом этапе становления грамматической мысли средневековья ее практическая задача состояла в сохранении действующих норм языковых знаний и их распространении среди варварского населения завоеванных регионов. Это достигалось посредством культуры классических языков, отсюда возникала необходимость канонизации языковых норм. Время непосредственного грамматического творчества – позднее средневековье, центр творческой работы переносится в философское осмысление грамматики.

Европа открывает логику Аристотеля, под влиянием этого знания начинается процесс логизации грамматики. Грамматическая мысль испытала расцвет в ХI – ХIII вв. под воздействием союза с логикой, знаменовавшийся, однако, вместе с тем стремлением к автономии собственно грамматического подхода в трудах Петра Гелийскаго (XII – XIII в.), Роджера Бэкона (1214 – 1294), Петра Испанскаго (ок. 1210 – 1277).

Логическое направление в средневековой грамматике предприняло попытку продвинуться в познании семантического аспекта языка. Петр Испанский рассматривает значение как символизацию вещи в условном звукообозначении. В значении выделяется сигнификация – семантический компонент, постоянный для всех контекстов, суппозиция – часть ситуационной семантики, апелляция – связь семантики с конкретным объектом, данным и реально обозримым. (Summulae Logicales)

С XII в. грамматика становится спекулятивной наукой, она граничит с логикой и риторикой, но теперь уже находится в одной группе с метафизикой, математикой и естественными науками. Текст теперь не является источником знаний, но объектом комментирования. Выявляются причины языковых явлений, постигается логика устройства самого языка.

Грамматика модистов

Последователями Петра Испанского были модисты. Их сочинения назывались «De modus significandi». Активно развивается это направление в Парижском университете во второй половине ХIII в. – начале XIV в. в трудах Боэция, Мартина Дакийского, Томаса Эрфуртского. Грамматика модистов – первая на западе попытка создания разработанной общей теории грамматики.

 

Модус (от лат. мodus «мера, образ, способ») – философский термин, обозначающий свойства предмета, присущие ему не всегда, а лишь в некоторых состояниях. Модус противопоставлен атрибуту, который является неотъемлемым свойством предмета.

 

Общее теоретическое основание выстраиваемой грамматики – убеждение в том, что подлинным объектом науки могут быть только общие свойства вещей, вследствие чего и в языке ученые проводят разграничение между существенными общими свойствами и случайными, к числу которых относят и звуковой строй, который отличается от языка к языку. Грамматика же имеет дело не с конкретными языками, а с общими правилами строения языка. Общие принципы строения языков соответствуют закономерностям человеческого мышления, отражающего, в свою очередь, сущностные явления бытия. Общими оказываются и грамматические значения, выражаемые частями речи и определяемые общностью свойств вещного мира.

Исходя из того, что содержательная сторона языка едина для всех, модисты выстраивают общую теорию на материале одного – латинского – языка.

В объектную сферу описания модистов входят только грамматические значения.

Предмет грамматики модистов – выявление причин устройства грамматической системы языка.

Методологический принцип – описание грамматики языка на основе установления корреляций с процессами познания, а также с миром действительности. В основе данной методологии лежит убеждение в том, что строение реального мира отражается в структурах мышления, а через его посредство – в языке. Это образец онтологической концепции языка, проявляющийся в стремлении объяснить все свойства языка свойствами реального мира.

Структура грамматики. Так как грамматика ставила задачу выяснения принципов организации грамматического строя языка, его описание предварялось теоретическим введением.

Грамматика не включала традиционные для античной традиции разделы орфографии и просодии, основное содержание составили разделы о частях речи и синтаксисе. Число выделяемых частей речи, их названия, распределение словарного состава по частям речи, основные акциденции выделяются в соответствии с грамматиками Доната и Присциана.

Однако принципы выделения частей речи, их определения были другими. При выделении признаков античная традиция опиралась на соотнесение семантического, морфологического и синтаксического критериев, все эти критерии отвергались модистами, таки как они считали, что эти различия частей речи существуют, но являются вторичными.

В значениях частей речи отражаются признаки реальности (способы существования – modus essendi), обобщенные в сознании, представленные в модусах обозначения. Модусы существования вещей – состояние и становление – соответствуют двум группам частей речи: имени и местоимению, глаголу и причастию.

 

Слова могут обозначать один предмет действительности, обладающий определенным набором способов существования (modus essendi), но представлять его разными способами, грамматическими значениями (modus signifikandi). Так, например, doleo, dolor, dolens, dolenter (страдание, страдаю, страдающий, сострадание) имеют одну и ту же предметную отнесенность, различаются эти слова способом представления одного и того же предметного содержания.

 

В качестве ведущего признака, основания вычленения частей речи выдвигается способ обозначения модусов существования вещей. Для имени существительного главный признак – способность обозначения модуса состояния или покоя, для местоимения – модуса сущего, для глагола и причастия – модуса бытия, для наречия, союза, предлога – модуса расположения. Каждая часть речи характеризуется также набором побочных модусов, что соответствует акциденциям, охарактеризованным в античных грамматиках. Выделяются относительные и абсолютные побочные модусы, первые соответствуют словоизменительным категориям, вторые – классифицирующим.

Модисты отвергают деление частей речи на знаменательные и служебные на основании того, что последние лишены самостоятельного номинативного значения. При этом отмечают, что синтаксическое функционирование единиц частей речи, традиционно определяемых как служебные, производно по отношению к их грамматическому значению. Отмечают их более низкий статус, так как у них мало или совсем отсутствуют побочные модусы.

В грамматике модистов не выделяются типы склонения, т.к. это формальный, признак, в то время, как предметом данной грамматики было описание грамматической семантики.







Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-22; Просмотров: 232; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! (0.008 с.) Главная | Обратная связь