Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Возвращение к одиночеству, сходные недомогания



И различия между полами

 

Когда я попытался найти социологическую литера­ туру за период с 1960 по 1970 год о" связи старения, развода и психасоциальных последствии, меня постигло разочарование. Несмотря на растущее чис о развода среди людей старше 65 лет, о разводах в этои возрастнон

 


 

группе написано мало. Работа Этчли [Atchley, 1972] - исключение. Посвятив около двух страниц результатам научных наблюдений за разводом, он сообщает сле­ дующее:

«В то время как большинство пожилых пар попадает в разряд более или менее счастливых, некоторые супруги настроены враждебно по отношению к партнеру по браку. Есть пожилые люди, считающие супруга противоположного пола причиной всех своих бед, и у них нередко возникает желание найти какую-то возможность положить конец своему браку. Религиозная ортодоксальность, такая, как твер­ дая установка католической церкви, запрещающая развод, безуслов­ но, удерживает вместе людей, которые не будь такой установки разашлись бы. То же самое можно сказать и о давлении обществен­ ного мнения, бытующего в данной местности: клеймо развода годами заставляет людей жить вместе в условиях перемирия с оружием в руках» [р. 294 295).

 

Говоря о самоубийстве среди пожилых, Этчли заме­ чает: «Процент самоубийств выше среди овдовевших по­ жилых людей, чем среди тех, кто еще женат. У разведен­ ных людей преклонного возраста самая высокая смерт­ ность и процент самоубийств» [р. 298].

Последствия развода разрушают общее представле­ ние социологов о том, что старение, будучи длительным

процессом, дает возможность со временем постепенно приспоеобиться к этому новому состоянию. Оно противо­ речит, например, выводу Розоу, считающего, что «старе­ ние... не вырывает человека из всех его прежних групп резко, одним рывком. Он скорее выбывает из групп по­ степенно и понемногу лишается поддержки с их стороны. Хотя уединение и одиночество действительно часто имеют место, они являются результатом того процесса, который позволяет человеку непрерывно приспосабливаться к изменяющимся условиям его существования» [Rosow, 1974, р. 125]. Однако Розоу при этом добавляет: «Но решающим фактором здесь является то, что потерю прежних групп.не возмещает приобретение новых». Мои товарищи по несчастью, разведенные мужчины пожилого возраста, могут поручиться, что приобретение новых друзей не возмещает утраты старых. Они также настой­ чиво утверждают, что, какими бы подготовленными к разводу они себя ни считали - а в некоторых случаях на эту подготовку уходило от пяти до десяти лет, - разрыв, последовавший за разводом, превзошел все их ожидания.

 


Некоторые различия между полами, связанные с разводом

 

 

На протяжении всей статьи я уделял внимание раз­ личиям во влиянии развода на пожилых мужчин, с одной стороны, и на женщин -с другой. Сейчас на первый план я выдвигаю некоторые различия, ведущие к со­ стоянию одиночества.

Несмотря на существующие ·исключения, пожилым

женщинам, как правило, легче удается уйти с головой

в хозяйство, чем мужчинам. Хотя это может оказаться

неверным для будущих поколений пожилых людей, но роль хозяйки дома у пожилой женщины нынешнего поколения с возрастом меньше нарушается и подрывает­ ся, чем роль хозяина у мужчины. В «Поговорках ада» Вильям Блейк заметил, что «трудолюбивой пчелке не­ когда печалиться». Большинство пожилых женщин спо­ собны окунуться в мелочи домашнего хозяйства чаще, чем большинство пожилых мужчин. Однако, если пожи­ лой мужчина не считает роль хозяина неприемлемой для него, он тоже может научиться постоянно нести бре­ мя домашних забот, которые когда-то считал недостой­ ными своего внимания.

И все же биология, а также общественное мнение

относительно физических перемен в старости отдают предпочтение мужчине. Мужчину среднего или более старшего возраста могут считать красивым, степенным

или с завистью говорить, что он «хорошо сохранился».

Если окружающие видят, как пожилой мужчина зани­

мается спортом, чтобы «быть в форме», то им скорее

будут восхищаться. Так оценят пожилого мужчину.

О женщине того же возраста могут сказать: «Недурна

для своих лет». Если она объективно привлекательна,

субъективное мнение о ней все же будет гласить: «Уж

слишком она старается». К сожалению, в результате такого отношения у пожилых мужчин оказывается больше воз­

можностей, чем у пожилых женщин, вступить в контакты с обществом, жениться или как-то по-другому, не вступая в nовторный брак, устроить свою жизнь..

Есть, однако, один способ устроить свою жизнь, бо­

лее доступный и приемлемый для пожилых женщин, чем для мужчин. Женщины, включая пожилых, могут жить

под одной крышей друг с другом, не вызывая тем са-

 


 

мым отрицательную реакцию со стороны местного обще­ ства. Мужчины, то ли из боязни отрицательной реак­ ции- «странная парочка» -то ли потому, что двум плохим хозяевам с их привычкой к неряшливости труд­ нее жить вместе, чем отдельно, скорее поселятся одни, чем будут вести хозяйство на пару с другим мужчиной. Не следует также забывать, что одиноких женщин пре­ клонно.го возраста больше, чем мужчин.

С установлением того факта, что сексуальная актив­ ность не обязательно кончается по достижении какого­ то определенного возраста, включая возраст после 65 лет, мы обнаружили, что к удовлетворению этих по­ 'требностей общество стало относиться несколько иначе. К пожилому мужчине, даже если его назовут «старым живчиком», окружающие скорее всего отнесутся благо­ склонно и будут нехотя восхищаться им. Пожилой муж­ чина может проявлять свою «Живость» с дамами любого возраста от тридцати и старше; у женщин преклонного возраста выбор значительно ограничен. Если она выби­ рает мужчину явно моложе себя, то ее обвинят в том, что она «связалась с младенцем». Если она остановит свой выбор на мужчине явно старше себя, она «конеч­ но же, на что-то надеется». Если же она отказывается выбирать, тогда «все ясно. Она фригидна». ( «Неудиви­ тельно, что с ней развелись».) И все же разведенному мужчине преклонного возраста тоже приходится приспо­ сабливаться и, в частности к тому, как реагировать на предположение, что он «живчик» только в силу своего развода. Такое предположение, видимо, не нуждается в подтверждении фактами о реальном поведении человека. Некоторые разведенные пожилые мужчины могут в такой же степени опасаться этого своего отличия, как и же­

лать его.

 

 

Заключение

 

«Когда все понимаешь, то это еще хуже, так как еще больше мучаешься, чт ведешь себя по-прежнему», - за­ ме; ил ои разведенныи оллега среднего возраста. Дру­ гои мои коллега, которыи, как и я, развелся в возрасте 64 лет, говорил о том, чт6 он когда-то назвал бы «пустя­ ками», - например, ту же манеру убирать со стола, так чтобы там был не просто порядок, а все было аккуратно.

 


 

Он с усмешкой вспоминал, как спорил с женой (даже через три года после развода он никак не решался назвать ее «бывшей»), что не хочет быть аккуратным ради самой аккуратности. Аккуратность ему навязывали. Ему достаточно было знать, где находятся его вещи на письменном столе. Их порядок -у него в голове. После развода он заметил, что скорее положит тапочки в шкаф, чем оставит их под стулом в спальне, - другое на­ вязанное ему поведение, которому он раньше противился. И то же самое. он подметил за собой по поводу множе­ ства мелочей и домашних дел. Мой товарищ по несча­ стью делал то, что до развода или отказывался делать, или делал неохотно, а то даже обозлившись. Сначала он говорил себе, что совершает такие поступки, которые раньше считал раздражающе принудительными, просто чтобы заняться чем-то, в то время - на протяжении минут, если не часов- пока он решает, чт6 же ему на самом деле нужно делать. Потом он понял, что пытается угодить жене, которая живет в том же доме, распоря­ жаясь теперь большей частью его имущества, и делает все, чтобы командовать и его немногочисленными остав­ шимися в живых друзьями.

«Понимания недостаточно, - настаивал мой колле­ га.- Понимание просто отделяет твои мысли и действия от эмоций. Оно вызывает ощущение шизофренической изоляции. Оно оставляет тебя наедине с твоим одиноче­ ством. Когда не подозреваешь или не знаешь, почему, черт возьми, ведешь себя именно так, то это может тебя просто рассердить или даже позабавить». Я поделился с ним своим соображением относительно того, что его нынешнее правильное поведение, наверное, во многом объясняется тем, что ему больше не надо бунтовать•. Он теперь сам себе хозяин. Ответ его был краток: «Какои к черту хозяин! » И тогда я оставил эту тему, сказав себе: «Слава Богу, меня миновала эта чаша». Его объяснение, возможно, было не хуже моего. Как его со­ брат не только по профессии, но и по разводу, я пони­ мал, чт6 он ощущает, и только начинал разбираться в своих собственных чувствах. Это состояние я называю

«одиночеством самоистязания».

Одиночество, как я постепенно осознал, нужно отли­ чать от того состояния, когда ты один. Конечно, я не сде­

лал открытия, узнав, что можно быть одиноким в толпе.

Что мне, наверное, больше всего помогло отличить оди-

 


29-1219


ночество от того состояния, когда ты один, так это расту­ щее желание, а также потребность остаться одному. не стало доставлять удовольствие завтракать одному, и мне приятно побыть одному до обеда (хотя у меня редко появляется желание пообедать в одиночестве). Но одиночество, которое я испытывал и иногда испыты­ ваю и сейчас, началось за много лет до моего развода. Сколько точно оно длилось, я не знаю. По крайней мере лет шесть, а может быть, даже десять. Я был одинок, поскольку нас с женой не объединяли ни общие мысли, ни чувства, ни цели. Это было то одиночество, когда не хочется поделиться тем, что произошло с тобою за день. Это было одиночество, которое росло с осознанием того, что каждый из нас. только делал вид, что слушает другого, но ни один не проявляет при этом ни интереса, ни сочувствия.

У одиночества и пребывания наедине с самим собой

так много общего, что я должен быть весьма осторож­

ным, чтобы не перепутать их. Есть реальная опасность,

что как среди других людей, так и вне их общества я могу испытать одиночество. Не раз я пытался определить свое настроение, задавая себе вопрос: «Ты действительно хочешь сейчас с кем-нибудь общаться или предпочитаешь остаться один? » Один -это значит можно общаться с самим собой, или читать, или пойти на прогулку, или просто «заняться пустяками». Если я предпочитаю последнее, то знаю, что именно сейчас мне хочется остаться одному. И это хорошо. Это, мне кажет­ ся, как раз то, что имела в виду Элис Рузвельт Лонг­ ворт, рассказывая о Джане Л. Льюисе, который в те­ чение сорока лет оставался президентом профсоюза гор­ няков Америки. Она писала: «Он был одиноким челове­

ком, но очень самостоятельным. Я думаю, он получает

огромное удовольствие, замечая свое одиночество. Его

бы позабавила эта моя мысль, и он бы попытался рас­ смотреть ее со всех сторон, но недолго» [цит. по: Hut­ chiпsoп, 1975, р. 15].

не кажется, Джон Л. Льюис был одиночкой, чело­

веком, которому иравилось быть одному. Но я не думаю, что он взирал на свое одиночество с удовольствием, он просто наслаждался тем, что он один, точно так же, как

этим можем наслаждаться мы.

Но нам еще далеко до победы над одиночеством.

Было бы несправедливым и нереалистичным рассматри-

 


вать одиночество как свое настроение и взгляды в про­ шлом, а не как состояние в настоящем и будущем. Даже если не возникает особых трудностей, связанных с разво­ дом в преклонном возрасте, реальность старения влечет за собой много причин одиночества. Умирают старые друзья, и хотя их можно заменить новыми знакомыми, мысль, что.ты продолжаешь свое существование, не слу­ жит достаточным утешением. Взрослые дети отдаляются от родителей, иногда лишь физически, но чаще из эмо­ циональной потребности быть самими собой и иметь время и возможность заниматься своими собственными проблемами и взаимоотношениями. Со старостью при­ ходят опасения и одиночество, вызванные ухудшением здоровья и страхом смерти. Человек должен умирать один! И если болезнь приобретает хроническую или тяже­ лую форму, появляется страх умереть не вовремя, уме­ реть после того, как надоешь семье, и у нее не останется больше никаких чувств к тебе, и тогда умрешь не только

ОДИН, НО И ОДИНОКИМ.

Есть еще аспект одиночества, жертвой которого ста­ новятся чаще мужчины, чем женщины. Это одиноче­ ство, наступающее в результате спада интеллектуальной активности, наряду со снижением физической. Женщины не только живут дольше, чем мужчины, но и в целом меньше поддаются воздействию старения. Так, Джар­ вик, занимающийся проблемами психабиологии старения, обнаружил, что «У мужчин не только во время повтор­ ного исследования через двадцать лет наблюдалось стремительное снижение такой активности, но и при первом тестировании они обычно получали меньший средний балл за активность, и эти различия между по­ лами сохранялись в течение последующего двадцатилет­ него периода наблюдений» [Jarvik, 1975, р. 580].

Что еще с точки зрения здоровья ожидает пожилого разведенного мужчину? Насколько ему удастся поддер­ живать общение если не с людьми одного с ним поло­

жения, то хотя бы одного возраста? Хейфлик, изучающий

физиологические и генетические аспекты старения, от­ мечает:

 

«Впервые за всю историю человеческой цивилизации значительная часть живущих ныне людей уже состарилась по обычным стандар· там, но может рассчитывать прожить по крайней мере еще десятиле· тие или более того. Благодаря достижениям в области медицинского обслуживания и гигиены индустриальные общества породили доволь-

 

29•


но многочисленную новую группу стариков, но при этом та же куль­ тура, которая их создала, еще не знает, как их эффективно включить в социальную структуру... Население в возрасте 65 лет и старше представляет наиболее быстро растущую возрастную группу в стра­ не....Если в целом население в возрасте 65 лет и старше увеличится на 43% (до 29 миллионов) между 1970 и 2000 гг., то число людей от 75 до 84 лет увеличится на 65%, а численность тех, кому исполнится 85 лет и больше, возрастет на 52%> > [Hayflick, 1975, р. 36-43].

 

Если они живут в обществах, подразумевающих, что пожилые граждане, вступая в брак, обещали быть вме­ сте, «когда они больны и когда здоровы», с чем в таких обществах остаются разведенные мужчины, которым, возможно, предстоит еще десять лет, а то и больше жить одним и когда они больны и когда здоровы? Очевидно, что большинство разведенных мужчин чувствовали бы себя уверенней, если бы могли рассчитывать скорее на годы относительного умственного, душевного и физиче­ ского здоровья, чем болезни. Чего следует ожидать, так это, конечно, случайных болезней и, возможно, частого, по сравнению со средним возрастом, недомогания. Но все же пожилой мужчина, видимо, начинает разделять оптимизм героя «Равви Бен Эзры» Браунинга, призы­ вавшего:

Старей, старей со мной! Ведь лучшее нас ждет,

И разве не наш первый день,

Нас на последний день обрек.

 

Помимо веры, есть реальные основания надеяться, что проводимые и будущие геронтологические исследова­ ния помогут не только продлить жизнь, но и увеличить период здоровой и потенциально продуктивной жизнедея­ тельности человека, с тем чтобы и люди преклонного воз­ раста, и их дети могли рассчитывать стать представите­ лями поколения стареющих людей, которым не придется проводить большую часть последних лет жизни в состоя­ нии дряхлости. Учреждение в 1974 году Национального института старения при Национальных институтах здра­ воохранения свидетельствует о том, что пожилые граж­ дане являются по-своему важным. новым. поколением.. Возможно, этот новый институт и рассмотрит такие ас­


 

Маргарет Кларк

и Барбара Гэллатин Эндерсон

 

Одиночество и старость

 

Старение в трущобах

 

Грегори Макринос 1 живет в «Парамаунт-отель» к югу от Маркет-стрит. В этой гостинице -темной, душной и очень запущенной -обитают только мужчины. Основ­

ное пространство в его маленькой комнатушке на втором этаже занято старой железной кроватью, комодом, умы­

вальником и двумя деревянными стульями. К стене кнопками прикреплена газетная, в полный лист, фотогра­ фия Джана Ф. Кеннеди. Под ней мистер Макринос крест­

накрест повесил крошечный американский флаг и искус­ ственную розу. Над изголовьем - четыре календаря, на одном изображена обнаженная красотка, на трех дру­ гих -пейзажи. Внизу под одним из них черным жирным шрифтом выведено: «Мясо от Мартина» с пожелтевшей надписью « 1943 -наш десятый год к вашим услугам». Еще ниже висит устаревший календарь с явно нетро­ нутыми загнувшимиен страницами. На единственном комоде- кипа старых газет, стакан с ложечкой и не­ большой набор пузырьков с лекарствами. В рамку зеркала вставлены открытки религиозного содержания, к двум из них лентой приклеены новенькие пенсы. Есть еще фотография молодого человека в узком черном ко­ стюме с гладко зачесанными черными волосами. «Это я, - сообщает всем мистер Макринос.- Когда приехал в эту страну 51 год назад».

Мистер Макринос родился в Греции, но в Соединен­ ных Штатах Америки живет с 14 лет. Хотя в Греции он


пекты старения, как смерть супруга, а также и «смерть


брака», при которой выжили бы оба бывших супруга.


1 Имена всех людей и многих специфических учреждений - оте­

лей, клубов, гостиниц - изменены в этой статье с целью скрыть Истинные имена членов выборки.

 


 

закончил среднюю школу, почти сразу после приезда в нашу страну он стал работать мойщиком посуды, куда его определил старший брат, иммигрировавший ранее. Первые несколько лет мистер Макринос жил и работал в местах греческих поселений, сначала в штате Нью­ йорк, потом в Северной Дакоте, где был водовозом на Великой Северной железной дороге. Он так и не научил­ ся хорошо говорить по-английски. В 1918 году, когда его брат ушел в армию и отбыл во Францию, мистер Макри­ нос приехал в Сан-Франциска. «Америка - великая страна, говорит он.- Лучшая в мире. А Северная Дако­ та -нет, там слишком холодно. Сан-Франциска мне нравится, потому что нравится оставаться на одном месте. Мне климат местный нравится - все время. Я здесь 43 года, я себе всегда здесь место найду».

Мистер Макринос хрупкий на вид и чересчур худой.

Одежда на нем очень старая, залатанная и не слишком чистая. Однако его хрупкость и осанка ставят его выше этой обстановки и одежды, таящих ощущение времен­

ности. Для 64-летнего человека у него слишком много морщин, кожа желтоватого оттенка, хотя глаза краси­

вые и яркие.

В «Парамаунт-отель» он живет почти пятнадцать

лет. «Когда я попал в больницу с разрывом селезенки,

они [администрация гостиниц] наверняка думали, что я

не выживу. Ну и отдали одному парию мою комнату.

Они, конечно, рты разинули, когда снова увидели меня

на пороге. Вернули мне комнату. Я хороший жилец.

Деньги сразу отдаю». Это случилось семь лет назад.

«С тех пор никак не поправлюсь. Все время болею». Тем не менее мистер Макринос периодически работал мойщиком посуды, пока два года назад его опять не

положили в больницу, но вскоре выписали. На вопрос, скучает ли он без работы, он отвечает: «А что поде­ лаешь? Сил-то не хватает. Но я 27 лет состоял в проф­ союзе как мойщик посуды. Пенсия нормальная -я не пью и деньги на ерунду не трачу».

Его уже и до того ограниченный мир сузился до

района, куда входят «Кентукки-бар» и «Гриль», где

он обычно питается, греческая православная церковь за

несколько кварталов отсюда и соседняя гостиница, где

живет Бифф, его близкий друг. Он с максимальной

пользой расходует свои скромные финансы и социаль­ ные ресурсы, получая огромное удовлетворение от своей

 


 

неизменной самостоятельности. «Я плачу ему [Биффу] доллар в день, чтобы он водил меня в ресторан и обрат­ но. Теперь. мне самому туда ни за что не добраться. Ресторан -это единственное место, куда я хожу. Нет, вру. Я еще пока православный. Хожу в церковь -с Биф­ фом- почти каждое воскресенье».

У мистера Макриноса есть друзья в самой гостини­ це и среди «ребят, которых я знаю по ресторану или нашему кварталу. Они заходят ко мне, спрашивают, нужны ли деньги. Говорю " нет" ». В этом районе дейст­ вует местная организация самопомощи. «Кругом много пьяниц. Ну, я скажу вам, таких, как я, очень много. Я и пенса не потрачу на выпивку. У меня хороший аппетит, я лучше поем. Все так дорого. В день на еду у меня уходит по меньшей мере два с половиной доллара. Есть здесь парень, живет тут же, рядом с рестораном. У него маленькая кухня. Ну, так он как увидит в мага­ зине что подешевле - «Иди поешь», - говорит. Иногда перепадает тушеное мясо. Он здорово готовит. Ну, и я всегда даю ему что-нибудь. Он сообщает, сколько это

СТОИТ».

Как он еще проводит время? «Ну, сплю в холле. Разговариваю, смотрю телевизор». Служащий гостиницы потом сказал нам, что мистер Макринос обычно не спит в своей постели. Ночью свернется в клубок на мягком стуле в холле в углу и спит. «Но иногда мне не спится, - объясняет мистер Макринос.- Сегодня ночью спал только два часа. Говорю себе: " И что ж ты здесь один будешь делать? И как узнают, вдруг ты забо­ лел или еще что-нибудь? .." »

Жалоб у него мало. «Я лучше себя чувствую, силь­ нее. Мне нравится быть с друзьями и с другими людьми. Я говорю врачу: «Послушайте, доктор, если я останусь в этой больнице, я помру. У меня и так все внутри мерт­ вое, я чувствую». Если б я там остался еще на две не­ дели, это был бы конец... Я не боюсь. Я не боялся, когда приехал сюда: Я никогда не боюсь. Чего я хотел, когда приехал в Сан-Франциска: поработать пару лет, скопить денег и вернуться в Грецию. Но потом нет, думаю, Америка - великая страна, и в Сан-Франциска мне совсем неплохо живется. Я рад, что остался. Я никого не беспокою. Я смеюсь. Хорошая жизнь, много друзей. Не так уж плохо для старика».

Подобно большинству старых людей, с которыми мы

 

455


 

разговаривали, мистер Макринос начал жизнь и закан­ чивает ее одиноким человеком.

 

Хотя старение- неизбежный биологический факт, тем не менее культурная среда, в которой оно происхо­ дит, оказывает на него свое влияние. Вероятно, в чело­ веческом организме нет ни одного жизненно важного процесса, на котором - прямо или косвенно - не ска­ залось бы воздействие общества и норм его культуры. У всех людей, ставших объектами нашего исследования, несмотря на существующие между ними различия, есть два общих момента: все они стареют и перед всеми из них стоит задача адаптироваться к этому процессу в рамках культуры американского городского населения. Поэтому мы заранее исходили из предположения, что большинство опрашиваемых будут разделять определен­ ные взгляды друг друга на жизнь в будущем, ее характер и проблемы в нашем обществе.

Мужчины и женщины, жизнь которых мы исследова­

ли, живут в Сан-Франциска. Хотя лишь немногие роди­ лись в этом городе, большинство из них прожили треть, а то и большую часть своей жизни в данной городской

обстановке. Они образуют широкий спектр субкультур в Сан-Франциска, городе, известном своей разноли­ костью, - это космополитический район романских и вос­

точных народов, полинезийцев и славян, негров и кав­ казцев. В Сан-Франциска стариков встретишь повсюду. Они составляют 18% населения города- такую про­ порцию можно найти в немногих других районах страны, несмотря на возросшее число пожилых людей в стране в целом 1

 

1 Самые разрозненные статистические данные отражают волную· щую картину феноменального увеличения продолжительности жизни, наблюдающегося в нашей стране. «Старшие граждане», как их часто называют наши законодатели и работники службы оказания помощи населению, представляют собой вторую из наиболее быстро увеличи· вающихся возрастных групп американской нации, ее опережают лишь дети в возрасте от 5 до 14 лет. На сегодняшний день людей в возра· сте 65 лет и старше насчитывается более 17 миллионов*. Каждый день чистый прирост в этой возрастной категории составляет 1000 человек. К 1970 г. их будет 20 миллионов в целом. Сегодня возрастная группа

«престарелых» -тех, кому 85 лет и больше -- превышает 900 000 че­ ловек, что дало прирост в 920%, начиная с 1920 г. [United States

Senate, 1963, р. IX].

* Здесь и ниже авторы приводят демографические данные и про­

гнозы, полученные не позднее 1962 г.- Прим. ред.

 


 

Лишь небольшое число обследованных нами пожи­ лых людей еще продолжают участвовать в деловой жиз­ ни Сан-Франциска. Древний старичок, сторож в одном из зданий на Маркет-стрит, в полдень идет домой при" готовить ленч своей жене, прикованной к постели бо­ лезнью. Неутомимая, модно одетая и полная сил в свои 70 лет эмигрантка из Австрии помогает сыну в его мага­ зине подарков. В конторе по найму на Монтгомери­ стрит мисс Поттер почти удается соврать насчет своих 70 лет, и она получает временную работу стенографист­ ки в страховой конторе. Некоторые - преимущественно мужчины и женщины в возрасте немнагим более шести­ десяти лет- продолжают работать учителями, мед­ сестрами, клерками, техниками, содержат свои магазин­ чики. В числе опрашиваемых были: сторож в банке, портной и даже человек, живущий случайной, иногда удачной- в зависимости от того, как повезет, - работой на берегу. Некоторые опрошенные теперь работали не­ полный рабочий день, и они часто занимали совершенно отличную от прежнего и более скромную должность по сравнению со своей основной профессией. Это слу­ ги, подсобные рабочие, приходящие няни, посыльные и мойщики посуды. Большинство из них живут на пенсию, на сбережения, пользуются социальными пособиями, благотворительностью или сочетанием того и другого. Некоторые старики живут с детьми или дети им помо­ гают- но такое положение многие опрошенные считают явно нежелательным.

В большинстве своем они порицают зависимость и ценят уверенность в собственных силах и самостоятель­ ность. Для достижения этих дорогих им целей они создают себе легко управляемый мир, в котором могут на какое-то время сохранить неизменным привычный образ жизни. Но часто оказывается, что мера их участия в общении зависит от близости магазинов, церквей, дру­ зей. Свой «личный» Сан-Франциска тогда сжимается до размеров непосредственно окружающей их обстанов­ ки- комнаты, квартиры, соседних двух-трех кварталов.

Американская культура четко определяет душевное здоровье как вовлеченность в общение; в минуты личного горя социальное взаимодействие и поддержка со стороны других людей очень важны для здоровья стареющего человека. Тем не менее городское американское общество автоматически не предоставляет готовой среды, в которой

 


может произойти такое взаимодействие, по крайней мере между старшими и младшими членами общества. Слиш­ ком велико расстояние между поколениями, и не суще­ ствует длительной культурной традиции, чтобы скрепить связи между молодыми и старыми.

 

 


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 699; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.074 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь