Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Социальное отчуждение пожилых американцев



 

Камминг и Генри совершенно справедливо отмеча­ ли, что в некоторых работах на тему старения «...иногда высказывалась мысль, что каждый человек стареет в оди­ ночку, в том смысле, что из-за своего возраста он ока­ зывается отделенным от других людей... Похоже, принято считать, что «ТОТ», кого принимают за точку отсчета, ­ единственный человек, кто стареет... Не приводится при­ знаков старения группами, звеньями, поколениями, скорее возникает ощущение, что старение человека в каждом случае явление единичное, уникальное» [Cum­ ming & Henry, 1961, р. 17]. Согласно полученным нами данным, пожилые люди все же общаются друг с другом и находятся в большей зависимости от побочных линий родства и косвенных отношений (с супругом, братьями и сестрами или друзьями), чем от своих детей или других молодых людей.

Тем не менее в нашей выборке представлены и такие пожилые люди, которые лишены подвижности и сил, не­

обходимых для того, чтобы подыскать себе других людей одного с ними поколения -тех, кто тоже, может быть, отчасти вынужден находиться дома. Кто-то обязательно должен прийти к ним, только тогда их общение выйдет за пределы квартиры, своего квартала или, в лучшем случае, своего собственного небольшого микрорайона. Их гостями могли бы стать люди более активные и энер­ гичные, чем они сами, - те, кто, едва ли не по внешнему виду, должен быть несколько моложе.

Нам приходилось сталкиваться и с такими пожилыми людьми, кому невыносима сама мысль о старости, и с теми,

кого ужасает и угнетает стремительный бег времени. Многие из них не желают, чтобы им напоминали о том, что они стареют; они не хотят общаться с пожилыми, особенно если те серьезно жалуются на здоровье -это слишком горькое напоминание о своей собственной уяз­ вимости. По словам мнесие Трокопян, «некоторые по-

 


жилые люди теряют слух и память. С ними трудно ла­ дить. Это большое несчастье потерять память. Я совер­ шенно не чувствую себя старой. Если со мною что-то не в порядке, я считаю, виновата еда, и никогда не говорю, будто это из-за того, что я стара. Большинство моих друзей моложе меня».

Некоторые из опрошенных пережили также всех ро­

весников, с которыми они раньше были близки. Мы еще расскажем чуть позже о мистере Харте, который к своим

93 годам давно похоронил своих ровесников.

В силу указанных причин многие старики все больше

ищут контакты с представителями следующего за ними поколения, но осуществлению этих планов часто мешает их уверенность в том, что моЛодые презирают старых и

что старикам нет места в американском обществе.

Полученные нами ответы на вопросы о взаимоотно­

шениях с людьми моложе себя распадаются на две группы:

с одной стороны, те ответы, где подчеркивается отсутствие связи между поколениями, - такое положение старики

часто признают неизбежным и относятся к нему с пони­ манием и смирением, и, с другой стороны, те ответы, где высказывается пренебрежительное отношение к молодым и предполагаемому у них отрицательному мнению о старых людях. Отвечавшие из второй группы сообщали об этих своих ощущениях с горечью и рассматривали их как угрозу своему самолюбию. Примером ощущений ста­ риков первой группы могут служить слова мистера Чер­ них: «С молодыми невозможно найти общий язык. Между собой они говорят совершенно о другом. Обычно разго­ вора у нас не получается». Мнесие Креймер примерно того же мнения о людях моложе ее: «Мне не удается сбли­ зиться с теми, кто моложе. Я не нахожу с ними ничего общего». Мистер Есперсен подчеркнул в своем ответе, что техника создала пропасть между поколениями: «У тех, кто моложе, более современные идеи, которые во многом луч­ ше, чем старые. Расширилось применение механизмов, и, чем образованнее молодые люди, тем дальше они отстоят от старшего поколения». Мнесие Миллер считает, что люди nомоложе заняты в особой сфере деятельности: «У них совсем другие дела -другой образ жизни, привычки не как у меня». Те из пожилых людей, кто осуждает молодых, обычно.делают это в мягкой форме, как мнесие Лэнгтри:

«У молодых совершенно разная реакция: одни говорят, что я «просто старуха», а другие слушают», или как мистер

 


 

Эбенхаузер: «Тем, кто помоложе, хочется вращаться среди ровесников. У многих нет никакого уважения к старшим». Другие опрошенные высказывались резче, как, например, мистер Мерски: «Молодые не хотят иметь дело со стари­ ками. В большинстве случаев они считают, что те, кто старше, старомодны», или мистер Элберт Джей: «Некото­ рые называют меня «папашей». Мне это не нравится. Иные зовут «старикан» - это ладно. Я ничего не говорю, но мне обидно! » Мисс Поттер обвиняет молодых в том, что они крайне неприятно ведут себя по отношению к старикам: «В конторах - в некоторых учреждениях - они [молодые сотрудники] как бы насмехаются над нами». В целом результаты опроса показали, что жен­ щины из местных общин указали наименьшее число неприятных столкновений с представителями более моло­ дого поколения.

Когда мы просили пожилых людей обобщить возмож­ ные представления молодых о стариках, они обычно ри­ совали намного более мрачную картину в теоретическом плане, чем тогда, когда описывали свои личные непо­ средственные взаимоотношения с молодыми. Оказывается, пожилые люди подозревают молодежь в том, что та пита­ ет к ним дурные чувства: относит стариков к непално­ ценному и бесполезному классу людей, считает их, по сути, лишними людьми и - иногда - надоедливыми. Только двое из негоспитализированных стариков, мистер Бауэр и мисс Вимсэтт высказали мнение, что молодые по-доброму относятся к старшим. «Многие молодые очень уважают стариков, - говорит мистер Бауэр.- Если видят, что можно оказать услугу старым, то помогут. Неко­ торые не станут помогать, но внимательные люди обя­ зательно помогут». Мисс Вимсэтт полагает, что отноше­ ния были бы хорошими, если бы старики не слишком критиковали молодежь: «Я думаю, если молодой и старый познакомятся надлежащим образом, то им может быть так же весело [как будто они ровесники]; но если по­ жилые настроены критически, то дело не пойдет». Боль­ шинство пожилых людей высказали лишь отрицательное отношение к молодым. Примерно у трети опрошенных благосклонное отношение сочетается с неприятным, что видно из следующих отзывов: «Одни замечают старых, другие считают, что они с причудами», или: «Кто-то из них тебе посочувствует, а кто-то нет». В общем, отри­ цательной оценки заслуживают безразличие молодых


к проблемам пожилых людей, избежание контактов со старшим поколением и стереотипные представления мо­ лодежи о старых как об отсталых и умственно непално­ ценных людях. Например, некоторые пожилые респонден­ ты считали, что молодые «лишь терпят» пожилых, «Не обращают внимания» на них, «забывают» и «не беспо­ коятся» о них. Высказывались мнения, что молодые счи­ тают их «старомодными» или «тупыми». Миссис Бразински заявила, что молодежь рассматривает стариков как «На­ доедливых и отставших от жизни людей. Вот почему мно­ гие из них думают, что от нас нет никакого толку». Мистер Фокс замечает, что люди помоложе «стремятся держать­ ся подальше» от старших. «Они не хотят иметь с ними никакого дела, - продолжает он.- Я слышал, как они го­ ворят: " Там же бывают одни стариканы, и мы не пой­ дем туда" ». Мистер Есперсен придерживается того мне­ ния, что молодежь считает «старых чудаков дураками и лишними». Миссис Талли не столь строго критикует мо­ лодых: «0, да они вообще больше не считаются со стары­ ми. Они вежливы, но не обращают на тебя никакого внимания -вот и все».

Если некоторые пожилые люди из местных общин язвительно высказывались в адрес молодых, а госпита­ лизированные старики проявили большую сдержанность в этом плане, то душевнобольные придерживаются самых крайних точек зрения в оценке отношения к ним молод ­ жи. Мистер Хопланд сформулировал свое мнение так: сОни стыдятся тех, кто старше, особенно если у тебя седая голова». Миссис Хэррис волнует тема избежания контактов со стариками: «Большинство из них не любят стариков и всячески избегают их. Они просто стараются ускользнуть от тебя».

Старые люди не всегда возлагают ответственность за неудовлетворительные отношения между поколениями только на молодых. Почти половина женщин - как члены местных общин, так и вышедшие из них - высказали предположение, что в плохих взаимоотношениях между Покалениями следует винить поведение и взгляды самих Состарившихея людей. Если бы старые люди хоть как-то попытались прийти к соглашению с теми, кто моложе, если бы они поменьше критиковали молодых и постарались бы понять их поведение, то возрастной барьер можно было бы преодолеть и старые могли бы «идти в ногу со време­ нем». Миссис Виллоуби вполне определенно заявила, что


 

460 461


отношение к старикам со стороны молодых зависит от поведения самих старых людей: «Если вы собираетесь командовать и говорить: «Я в вашем возрасте...», так это, боюсь, не пройдет. Естественно, они обидятся. И мне доводилось такое выслушивать, мне это не нравилось». Пожилые женщины, оказывается, более чутко реагируют на данную проблему, чем мужчины; редко кто из муж­

чин в нашей выборке высказывал убеждение, что сами старые люди должны проявить самообладание и отказать­ ся от авторитарного тона при общении с молодыми. Про­ блему конфликта поколений они решают чаще всего сло­ весно, заявляя об уходе из общества и обособлении возра­ стных групп.

Хотя уровни самосознания и находятся в прямой зави­ симости от социального взаимодействия, только люди со здоровой психикой чувствуют себя в общем активными участниками в социальной системе. Они получают удо­ вольствие от того, что полезны другим и способны поддер­ живать связь со старыми друзьями и заводить новых. Лю­ ди из местных общин боятся оказаться слишком вовлечен­ ными в чужие дела, поскольку это может причинить им беспокойство, хотя они ищут приятного общества и ра­ дуются встречам. Душевнобольные больше расположены воспринимать общение как трудный и не приносящий удовлетворения процесс, даже если речь идет о ровесни­ ках, но эти ощущения становятся гораздо острее при общении с людьми моложе себя. Ответы показали, что обе наши группы с небольшими, но значимыми исклю­ чениями среди людей из местных общин осознают некоторое социальное отчуждение стариков от последую­ щих поколений. Почти все опрошенные живут с ощуще­ нием, что пожилые как бы упали в цене, но лишь поло­ вина из них видит в этом важную проблему. Те, кто лежит в больницах, с особой горечью говорили об уни­ зительном, как им кажется, отношении молодых к пожи­ лым. Высказывалось мнение, в особенности мужчинами, что молодые угрожают их авторитету и дееспособности; мужчины также указали на обособление возрастных групп как на предпочтительный способ разрешения кон­ фликта поколений. Женщины тоже могут чувствовать себя «обесцененными» (особенно эмоционально неурав­ новешенные), но около половины из них выразили уве­ ренность в том, что навыки общения и мягкая уступчи­ вость как реакция на поведение и запросы молодежи

 


способны во многом ослабить напряженность в отно­ шениях между молодыми и пожилыми. Некоторые жен­ щины предпочитают более молодых подруг из явного желания порвать связи с теми, кто напоминает им о собственном преклонном возрасте.

Таким образом, мы обнаружили, что неблагаприятное влияние на оценки личной значимости оказывают не только утрата прежней роли (среди душевнобольных) и сужение межличностных контактов, но и нарушение качества человеческих взаимоотношений; и если послед­ нее касается отношений между поколениями, то особую неприятность это доставляет тем мужчинам и женщи­ нам, кто воспринимает себя как представителей обесце­ ненного класса. Эмоционально неуравновешенные по­ жилые люди - особенно госпитализированные боль­ ные -зачастую предпочитают деморализующее одино­

чество затворничества унижению, которое они усматри­ вают в риске испытать на себе глумливое высокомерие молодых.

 

 

Проводя исследование, мы столкнулись с отдельными удивительно спорными данными, которые кажутся почти противоречивыми. l) Как мы уже показали, старые люди со здоровой психикой активнее участвуют в процессе

. С)()щения, чем душевнобольные, и все же люди из местных о6щин чаще отвечали, что им · нравится иногда по­ быть одним. 2) У женщин в среднем больше социальных ролей, они имеют больше друзей, чем мужчины, и все женщины значительно чаще жалуются на одиночество и недостаточное количество социальных контактов.

3) Хотя у душевнобольных из нашей выборки уровень социального взаимодействия оказался в целом ниже, чем

У членов местных общин, однако мы часто слышали жалобы на одиночество и от вовлеченных в активное общение людей, когда они попадали в больницу.

Вернемся к первой нашей неожиданной находке. liолученные данные свидетельствуют, что в общем пожи­ Щаrе люди со здоровой и больной психикой понимают Уединение по-разному. Несмотря на то значение, которое

.,. те и другие придают активному участию в жизни

ебщества, психически здоровые пожилые люди не про-

1'1В.nяли чрезмерного интереса к окружающим. Какое-то Время они с удовольствием проводят одни. Как заявил

 

463


мистер Найт: «Временное уединение меня не беспокоит. У меня масса развлечений -телевизор, журналы, могу даже один пойти в театр, если надо». Мистер Вилер признался: «Мне нравится быть с людьми, но иногда мне хочется побыть одному, почитать, в саду поработать­ я люблю природу. Все мы меннемея с годами, и пере­ мены происходят так медленно, что мы не можем за ними уследить. Со временем мы все больше ценим ти­

шину».

Старые люди со здоровой психикой, оказывается, чув­

ствуют, что могут позволить себе, если того пожелают, перестроить или ограничить свое общение с другими. Мистер Найт пояснил эту мысль следующим образом:

«Я независимый человек и слушаю только самого себя. Я не из тех, кто вот так сразу раскрывается перед

первым встречным. И мне не многие рассказывают о своих проблемах. В исповедники я не гожусь». Такую сдержанность не надо путать с уединенным образом жизни. У этих людей есть друзья, они активно общают­ ся, когда у них возникает подобное желание, однако ограничивают при этом степень своей вовлеченности в общение. «Я подолгу не разговариваю с теми, кого не знаю», - говорит мистер Шванн. А мистер Вандамм под­ черкнул: «Я стараюсь глубоко не вникать в чужие дела». Общение должно доставлять удовольствие, а не приво­ дить к утомительным, обязывающим и безрадостным связям. Когда-то раньше в этом, возможно, и была не­ обходимость: примирить соседей, оказывать знаки вни­ мания начальству, угождать супруге, завоевывать дове­ рие клиента. Сейчас, однако, эти соображения не убеж­ дают -жизнь слишком коротка.

Мы обнаружили, что большинство душевнобольных

из нашей выборки не ищут уединения, они скорее избе­

гают других. Они редко признают, что остаться одно­ му- значит просто получить возможность заняться са­

мому тем, что тебе нравится. Для них это скорее побег от трудностей, связанных с общением. Вот как мистер Джексон описывает свои ощущения: «Последнее время я стал каким-то раздражительным, с причудами. Я очень боюсь встречаться с людьми, но сам не знаю, поче у». Для некоторых душевнобольных уход на пенсию - боль­ шая потеря, чем вдовство, так как отсутствие работы может означать потерю почти всех связей с окружающим миром. Мистера Джексона, например, работа ставила

 


в условия вынужденного общения. Он постоянно нахо­ дился в контакте с людьми, и эти взаимоотношения были определенными и попятными. Он четко представ­ лял, кому какая здесь отведена роль. Трудности же в общении, возможно, объяснялись его давнишней молча­ ливостью или несходством характера с окружающими, но раньше работа и семья служили крепостью, защи­ щавшей его от внешнего мира. Потеряв привычную опору, мистер Джексон стал всего бояться и остере­ гаться. И теперь, оставшись один, он боится стать предметом всеобщей насмешки. Он говорит: «Если я чувствую, что надо мной подшучивают, я обижаюсь­ очень сильно обижаюсь».

Нам было интересно узнать, сказывается ли такое

столь разное отношение к пребыванию в одиночестве на отношении людей к проживанию отдельно ото всех. Поскольку «отдельное проживание» было в нашем опро­ се одной из переменных, регулирующих отбор людей из местных общин, и поскольку - волей-неволей - у нас набралось довольно много «Оl: шельников» в боль­ ничной выборке, мы с особым интересом обратились с подобным вопросом к тем, кто живет один. Мы спросили их, не хочется ли им жить с кем-нибудь вместе. Некото­ рые отдельно проживающие респонденты вполне опреде­ ленно выразили недовольство своим одиночеством, но большая часть высказалась в том смысле, что они про­ бонали жить с другими, но у них ничего из этого не получилось. Кое-кто, страшась одиночества или из сооб­ ражения экономии, уже имел такой опыт совместного проживания, когда был моложе, но потом отказался от него. Среди наших респондентов были и такие, кто наме­ ренно не принял приглашение друзей переехать к ним жить. Один мужчина из нашей выборки так описал об­ стоятельства, при которых он отклонил подобное предло­ жение: «Я не решаюсь пойти на это, так как не хочу быть обузой. У двоих ребят - моих дружков -есть дом из четырех-пяти комнат примерно. Они позвали меня ншть с ними. Говорят, что платить мне не придется. Ну, а я отказался, не потому что они мне не нравятся, nросто хочу быть свободным, обязанным только самому себе». И тем не менее этот мужчина часто жаловался при опросах на все возрастающее чувство одиночества. Судя по его словам, потребность избежать зависимости сильнее всех остальных потребностей влияла теперь на

 

465


 

его решения (интересно, что избежать зависимости для него значит сохранить свою «свободу»).

Обратимся теперь к теме уединения. Примерно чет­

вертая часть опрошенных показала, что иногда им все же не нравится оставаться одним и что их терпимость к одиночеству уменьшилась к старости. Все, кроме одного, из этой части респондентов состояли когда-то в браке и около половины из них жили сейчас со своими супру­

гами. Полученные нами данные идентичны выводам Лоуэнталь, исследовавшей проблему социальной изоля­ ции людей, всю жизнь проживших отшельниками. Она установила, что этим «одиноким волкам» в случаях крайнего затворничества «нравилось быть одним, и они... редко сообщали об одиночестве как о проблеме своей прошлой или теперешней жизни» [Lowenthal, 1964, р. 64]. Анализируя характерные особенности этой группы людей, Лоуэнталь пишет: «В плане культуры такой уеди­ ненный образ жизни можно было бы определить как форму душевного заболевания, но в то же время отсут­ ствие межличностных отношений, являющееся одной из его основных признаков, может помочь [в старости] предотвратить развитие открытых форм психагенети­ ческого расстройства [или помешать его распознаванию, если оно все-таки проявится] » [р. 69]. С другой стороны, она установила, что «слишком ничтожная их приспо­ собленность к обществу на протяжении всей жизни мо­ жет привести к появлению душевного расстройства в старости» [р. 70]. По сути, пожилые люди, мало приспо­ собленные к жизни в обществе, «побежденные» и «обви­ нителю> - как их называет Лоуэнталь, - это те, кто когда-то пытался удовлетворить свою потребность в зависимости от других и, потерпев при этом неудачу, частично самоустранился от общения. Эти люди, согласно данным Лоуэнталь, «чаще, чем отчужденные всю жизнь, жаловались на одиночество» [р. 65]. Одним словом, чувство одиночества в старости возникает у тех, кто пытался в течение своей жизни установить удовлет­ ворительныые личные отношения с другими людьми, но кому по той или иной причине не удалось получить нужного удовлетворения. Поэтому они обоснавались на


повить реальный entente cordiale * с другими людьми. Начав самостоятельную жизнь в ранней молодости, они с тех пор придерживаются строгого и независимого курса в своей жизни. По иронии судьбы, эти люди- «одиноч­ ки», убежденные холостяки или старые девы и те, кто часто переезжает с места на место, - оказываются более закаленными, когда приходит старость и они сталкивают­ ся с одиночеством и отчуждением, навязанными многим старикам в современном американском обществе. Такие одинокие пожилые прошли хорошую школу и подгото­ вились к подобному образу жизни. Но, как мы увидим далее, если болезнь выводит их из строя и ставит в за­ висимость от других людей, если твердыня полной уверенности в своих силах дает трещину - хрупкая система собственного «Я», заключенная в ней, может также получить серьезное повреждение.

В целом, однако, именно в среде тех, кто в недоста­ точной мере приспоеобился к обществу, - в среде оби­ женных, но все еще продолжающих надеяться людей - одиночество представляет собой самую серьезную угрозу оберегаемому спокойствию и наносит удар по самолюбию. Для таких людей одиночество опасно. Трогательный тому пример - мистер Макринос, о котором идет речь в нача­ ле статьи. Это типичный случай самой ничтожной приспо­ собленности человека к обществу. Мистер Макринос, nроживающий в убогой гостинице на Скид-роу 1, уже несколько лет тяжело болен. Ему 64 года, но он дряхлый старик, единственное место, где мистер Макринос чувст­ вует себя в безопасности, - это привычная обстановка гостиницы, в которой он живет почти 15 лет. Он редко выходит из дома, редко с кем разговаривает и, кроме де­ журного по гостинице, похоже, неспособен пойти навстре­ чу тем, кто мог бы стать его друзьями. «Понимаете, я очень боюсь», - говорит он. Ему просто необходимо присут­ ствие других людей - пусть даже чужих, - чтобы чувст­ вовать себя уверенно.

Гораздо чаще, однако, именно человек с расстроенной nсихикой рисует самые страшные картины одиночества. Пример тому - мистер Джексон, который добровольно лег в государственную больницу, где лечат от алкого-


границе социальной системы, надеясь здесь защитить


себя. С другой стороны, мы обнаружили и таких одино­

ких пожилых, кто никогда - по крайней мере за всю

свою взрослую жизнь- не предпринимал попыток уста-

 


* Entente cordiale (франц.) сердечный союз. Прим. перев.

Название улицы «Скид-роу> > (Skid Row) переводится как «тру­

! Uоба: о. Прим. перев.

зо• 467


 

лизма и его тяжелых физических последствий. «Мне бы уже никто не помог, если бы меня не заперли подальше от спиртного», - объясняет он. В государственной боль­ нице мистер Джексон провел 18 месяцев. Когда его уже должны были выписать, предчувствие одиночества на­ столько сильно овладело им, что он умолял не отпускать его до того, как закончатся рождественские праздники. Теперь, когда у него неоперабельный рак и он с горечью сознает близость смерти, живя совсем один в дешевой гостинице в центре города, он безутешен в своем горе. Ему не дает покоя мысль, что он попусту растратил свою единственную жизнь. Мистер Джексон чувствует, что не вынесет, если останется в своей комнате наеди­ не со своими мрачными раздумьями. Ему нужно туда, где слышится людская речь, хотя его не интересует, о чем там говорят, и он не принимает участия в беседе. «А что мне еще делать? - спрашивает он.- Здесь никого нет - не с кем познакомиться. Я очень несчастен».

Теперь проанализируем второй вывод нашего исследо­ вания; он помогает в какой-то мере разобраться, почему многие женщины, имея в целом больше социальных свя­ зей, чем мужчины, чаще жалуются на одиночество. Жен­ щины более открыто признаются в своем одиночестве, чем мужчины. Многие из них готовы пойти на что угодно, лишь бы общаться с людьми. «Я бы хотела устроиться на работу, - говорит мнесие Виллоуби.- Там бы я нахо­ дилась среди людей, я просто не могу больше оста­ ваться одна». Женщины, жалующиеся на одиночество, ­ обычно вдовы, их отличие от окружающих состоит еще и в том, что когда-то раньше в своих межличностных отношениях они сталкивались с трудностями, и сейчас они или не очень благосклонно относятся к другим людям или - о чем свидетельствуют наши данные - слишком сосредоточены на себе. Женщины, у которых межличностные отношения всегда складывались хорошо, продолжают поддерживать дружеские отношения и в преклонном возрасте. В ответах женщин, жалующихся на одиночество, слышатся своевольные нотки. Например, мнесие Креймер замечает: «Никто ко мне не заходит. Я могу с кем-нибудь встретиться на улице, но я их тоже не приглашаю». Она также признается: «Я чувствую себя очень одинокой» - и пытается избежать этого состояния, подыскивая работу, придерживаясь, однако, такого мнения: «Я не стараюсь слишком сблизиться

 


 

с людьми. Мне кажется, это вызывает неуважение». Ее слова перекликаются с заявлением мнесие Вьет, которая не в ладах с собственной дочерью: «Мне нет дела до соседей. Я никогда не ходила по чужим домам, чтобы излить душу и потрепаться или как это там называется. Дома я всегда бываю одна или иду в парю>. Своими подругами мнесие Вьет называет двух прежних сотруд­ ниц, которых она знает всю жизнь, но ее общение с ними ограничивается телефонными звонками: «Я с ними рабо­ тала. Они меня знают. Никто ничего плохого про меня им сказать не может». У нее такое ощущение, что люди

·не проявляют к ней «такого интереса, как к другим. Наверно, из-за моего характера. Они не хотят со мной

связываться. К? гда тебе нужна помощь, они просто не желают с тобои связываться». Явно не располагая ни­ какими данными для установления близких контактов эта женщина каждый день отправляется в парк, где п воскресеньям распространяет программки на концерты ор естров. «Одна дама на концерте сказала, что я ми­ леишии человек», - в задумчивости произносит мнесие

Вьет.

Нотки профессиональной ревности нередко проскаль­ зывают в рассказе мнесие Миллер о единственной под­ руге, с которой ей приятно общаться: «Она портниха, но с мехами дела не имеет, не то, что я. Что касается платьев, то у меня получались они не хуже, просто я их больше не шью. Моя специальность - пальто». Очень похоже ведет себя и мнесие Трокопян, она тоже хочет быть с людьми, но отталкивает их от себя, на сей раз из-за непомерного самомнения. «В данный момент я близка только с одной подругой, - объясняет она.­ Она хороший человек, но, к сожалению, у нее недоста­ точно тр нированный ум. Будь она поумней, мне было бы с неи интересней. Я всегда была разборчивой в дружбе». Мнесие Трокопян восхваляет свое одиночество видя в нем предрешенную обособленность элиты: «Теб пытаются обидеть, если ты более талантлив, творчески одарен и тому подобное. Начинают завидовать вместо того, чтобы ценить это».

По всей видимости, все эти женщины пребывают в

. том душевном состоянии, которое один из отвечавших

обобщил в эпиграмме: «Мне не нравится проводить вре­ мя ни с людьми, ни одному». Такое отношение весьма заметно отличается от мнения мисс Вимсэтт, которая

 


описывает перемены в дружеских отношениях следую­ щим образом: «Дружба всегда проходит через несколько этапов. Сначала ты просто знакомый, потом постепенно узнаешь, что тебя любят и ты любишь и можешь дове­ рять».

В отличие от женщин пожилые мужчины не столь

охотно признаются в чувстве одиночества, вызванном ослаблением дружеских связей. Мы уже касались обост­ ренного восприятия мужчинами этого вопроса и их склонности представлять постепенное прекращение дру­ жеских контактов как осуществление своих планов. Эта скрытность особенно чувствуется в ответах мужчин, у которых более тяжелое материальное положение. Воз­ можно, суровая социальная атмосфера, царящая в го­ родских районах, подобных Скид-роу, где проживают многие из них, во многом способствовала проявлению недоверия к окружающим и усугубила их замкнутость. Основное место' встреч для мужчин из этих районов - бары и дешевые ресторанчики, где проявляется чисто поверхностный интерес друг к другу, а отношениям не хватает настоящей теплоты. Смирением проникнуты их рассказы о том, как они живут. Раньше мистер Элиото

«ходил, бывало, туда, где играют в пул, садился, перебра­

сывался в карты- любил погулять с ребятами, - ну и все такое», но сейчас он почти совсем не общается с друзьями: «Я просто сдержанно себя веду. Малоразго­ ворчив. Со мной работало 400 человек. Поздороваюсь с ними, вот и весь мой разговор. Когда тебе стукнет 80 лет, ты уже ни на что не годишься». До того как с мистером Пилсбором случился удар, местом развлечения и общения для него были скачки, но сейчас он сидит мрачный в своей дешевой гостинице и не скрывает от­ кровенно выраженного презрения к другим беспомощным людям, на чью долю выпал тот же жребий: «Я редко общаюсь. Они у меня просто вызывают отвращение, вот и все». Он называет хозяина гостиницы своим другом, но добавляет: «Я был о нем не очень-то высокого мне­ ния, пока он не зашел навестить меня в больнице». Мистер Эбенхаузер всю жизнь прожил одиночкой и до 60 лет обычно каждые два-три года переезжал на новое место. Какой случайной работой он только ни занимался: был пекарем, возницей, парикмахером, жнецом, маля­ ром, садовником и, наконец, мойщиком посуды. Он ни­ когда не отличался общительностью, предпочитая дли-

 


 

тельным отношениям случайные знакомства человека вечно находящегося в пути. Мистер Эбенхаузер заявил: что его вполне устраивает лишь один друг - именно тот, кто живет от него достаточно далеко. «Мне нравится этот парень из Рино, - говорит он.- Его словам всегда можно верить. Он не двуличный. Мы с ним, похоже, мыслим одинаково». Мистер Эбенхаузер не страдает от отсутствия общения. Его больше занимает самопрояв­ ление. Представляя ярко выраженный нарцисистический тип, он довольствуется созерцанием своей собственной личности, самосовершенствованием и изучением своих пока что скрытых возможностей. Увлечение парилками, вегетарианством и спиритизмом настолько захватило его, что на людей у него оставалось мало времени. Он никогда не сомневался в своих способностях и беско­

нечно верил в свои силы.

Мистер Черних, тоже из рабочих, по-прежнему нахо­ дит себе полезное занятие, чтобы возместить недостаток друзей на старости лет. Стойкий холостяк, которому к моменту исследования уже было за 70, он сознательно стремился сохранить свой дар «разумного мышления», отрицая при этом необходимость общения. Его чувство собственного достоинства зиждется на замечательной физической силе. Он каждый день делает зарядку и чу ствует, что еще может помериться с кем-нибудь си­ лои. Дни проходят за работой над многочисленными

«изобретениями», которые он надеется пустить в про­

дажу- если удастся найти надежного помощника. Он гордится своей изобретательностью и мастерством. Бол­ товня с друзьями и хождение по гостям, говорит он, ­ пустая трата времени; будет больше пользы если он займется СJ: юими изобретениями. При этом ми'стер Чер­ них сам явно опасается поддерживать связи, старательно избегая всех своих прежних друзей. Он ограничивается случайной беседой с прохожим прямо на улице. «Если незнакомые люди обратятся ко мне, - заявляет он, ­ я поговорю с ними. Я разговаривал тут с одним на днях. Я не прочь поговорить с незнакомым человеком, но им нечего сказать - может, боятся. В трамвае особенно за­ метно- никто ни с кем не разговаривает, пока они вместе едут. Большинство людей никогда не заговорит с незна­

комцем». -

Мы уже показали, что в нашей выборке есть люди, Которые до полного изнеможения общаются с другими

 


и все же считают себя одинокими. Миссис Пауэрз, не­ смотря на чрезмерную загруженность делами, жалуется, что ее часто посещают мысли об одиночестве, она назы­ вает это периодами мрачных раздумий. «Я ненавижу оставаться одна, - говорит она, - хотя бы на час». В тех редких случаях, когда ее муж выходит из дома, она зво­ нит кому-нибудь из подруг и просит составить ей компа­ нию. Хотя ей 77 лет и физически она очень слаба, вся ее энергия уходит на то, чтобы принять участие в любом мероприятии, которое только подвернется. Трогательно видеть, как она цепляется и за старых, и за новых друзей и жаждет обзавестись еще и другими знакомст­ вами. Видимо, сама ее уверенность в надежном положе­ нии в жизни зависит от этой отвлекающей деятельности. На вопрос, когда у нее обычно возникает мысль о смерти, она резко отвечает: «А не кажется ли вам, что эти мысли присутствуют всегда? »

Вопросы, касающиеся уединения, социальной изоля­

ции и одиночества среди престарелых, естественным об­ разом подводят нас к рассмотрению того, что называют

расторжением связей. Но прежде чем приступить к об­ суждению этого процесса, необходимо исследовать тесно связанный с ним вопрос, имеющий огромное значение для пожилых людей: зависимость versus* самостоя­ тельность. Успешное разрешение важной проблемы, за­ ключенной в данном вопросе, позволит провести разли­ чие между здоровой психикой и душевным заболеванием. Поскольку, чем старше становится человек, тем больше ему нужна помощь, и старики часто вынуждены признать эту истину, обращаясь за помощью. К сожалению, для некоторых- и особенно для· мужчин в нашем об­ ществе- такие реальные и очень серьезные обстоя­ тельства резко противоречат их дополнительной потреб­ ности связывать чувство собственного достоинства с самостоятельностью - способностью и в старости обслу­ живать самого себя, самому со всем управляться, до­ казывать, что ты все еще ни от кого не зависимый взрос­ лый человек. Именно исходя из трудностей этой в первую очередь культурной дилеммы, и нужно анализировать расторжение связей с обществом, чтобы лучше понять его причину и сущность.

 

 

* Versus (лат.) -в сравнении.- Прим. перев.

 


То, что в одном случае могло бы показаться опасным разрывом всех связей с обществом и превращением че­ ловека в отшельника, в действительности может быть законной попыткой сохранить уважение к себе вопреки очевидному спаду физической и умственной активности. Если этот спад пока не настолько серьезен, чтобы чело­ веку потребовался профессиональный уход или вме­ шательство соответствующего учреждения, мы вынужде­ ны признать такой разрыв как разумно обоснованный предусмотренной обществом потребностью индивида в самостоятельности и умении во всем полагаться на само­ го себя. Однако в других случаях - когда разрыв с людьми представляет собой патологическое отрицание физического и/или умственного заболевания - необхо­ димо чрезвычайно осторожно подходить к оценке рас­ торжения связей как обоснованного или необоснован­ ного.

У госпитализированных людей в нашей выборке мы

наблюдали самые трагические последствия конфликта между зависимостью и самостоятельностью. Этим ста­ рым людям чрезвычайно трудно совместить в своем сознании то, что им следует делать (культуру ценно­ стей), и то, что они на самом деле должны делать (куль­ туру реальности). Им не удается, как бы они ни старались, свести вместе эти крайние противоположности. Для некоторых респондентов данной группы -и особенно для тех, у кого потребность в зависимости была весьма сильной всю жизнь- пребывание в одиночестве и отдельное проживание чреваты грозными последствия­ ми, поскольку велик тот риск, что эмоциональные и физические потребности просто-напросто не будут удов­ летворены. Люди с укоренившейся тягой к самостоятель­ ности- главной ценности в глазах мужчин-американ­ цев, и в особенности представителей того поколения, которое мы изучаем, - могут воспринимать разрушение жизненного пространства человека, даже в интересах здоровья, как агрессивный, враждебный акт -угрозу целостности своей личности, личности взрослого челове­ ка, как событие, которому нужно противиться всеми силами. Таким образом, то, как человек относится к своему одиночеству, может служить хорошим показа­ телем его потребности в зависимости. И наоборот,


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 642; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.071 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь