Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Влияние социально-экономической политики государства на развитие культуры



Влияние социально-экономической политики государства на развитие культуры

Культурная политика в любой стране, как правило, соответствует ценностно-смысловым основаниям, лежащим в основе доминирующей политико-идеологической системы и представлениям властной элиты о направленности и формах реформирования и модернизации общества. Поэтому ее стратегические цели должны быть связана с повышением эффективности человеческого капитала, укреплением механизмов самоорганизации социокультурной системы. Как показала отечественная практика реформирования, в условиях провозглашенной тенденции на “деидеологизацию” признания факта, что современная Россия неуклонно продвигается в направлении демократического государства и гражданского общества, явно недостаточно. “Подгонка” или “копирование” идей и технологий из опыта других стран, без учета базисных закономерностей эволюции российского общества делает издержки от внедрения “суперсовременных” моделей общественного развития катастрофическими. Напомним, “опережающие” темпы коммерциализации в сфере культуры, перевод отрасли на рыночные методы хозяйствования (в то время, когда механизм рынка только начинал внедряться в финансово-экономической и производственной сфере) привели к середине 90-х гг. ХХ века к значительным потерям инфраструктуры; и при отсутствии подготовленных к новым условиям управленческих кадров – к низкому качеству культурных услуг; снижению уровня и объема культурных потребностей населения; значительному сокращению сектора профессионального искусства. Однако эти, казалось бы, сугубо “отраслевые” проблемы усилили ситуацию нестабильности и кризиса.

Перед каждым государством на определенном этапе социально-экономического развития встают вопросы о выборе приоритетов развития. В последние десятилетия в иерархии таких приоритетов в России культура занимает далеко не первые позиции. Заметим, что большинство стран мира проходили этапы реформирования и сценарии продвижения по этому пути во многом были схожи. Как правило, “шок” от кардинальных преобразований в экономической сфере сменялся растерянностью перед очевидными кризисными процессами в обществе и культуре. Оказывалось, что человеку, ради которого и затевались все трансформации и изменения, нет места в пространстве, где оперируют лишь понятиями политической экономии. Даже будущими перспективами трудно было оправдать происходящее, поэтому рано или поздно, но менялись не только цели, но и смыслы реформирования.

К примеру, по словам Т. Джауэлл, государственного секретаря по культуре, члена парламента Великобритании, стране к середине ХХ века нужно было победить пять “великанов” материальной нищеты – бедность, болезни, невежество, запустение и безделье. Но уже в начале нынешнего века, когда Англия стала значительно богаче, пришло время и, соответственно, понимание необходимости победить шестого “великана” – духовную нищету, которая поставила под угрозу все попытки вырвать людей из материальной нищеты. Только работа в области культуры способна ослабить духовную нищету. К такому выводу пришли европейцы.[4]

В нашей стране сложилась похожая ситуация: предложенная политиками последовательность решения экономических и социальных задач, отношение к проблемам культуры, как второстепенным, – не что иное, как развитие по линейному сценарию. Управление же сверхсложными системами, основанное на этих принципах, является источником кризисных ситуаций: рыночные механизмы в экономике – это еще не гарантия свободного социокультурного развития. Разного рода упрощения, игнорирование принципа нелинейного развития не соответствуют также принципам системного взаимодействия и взаимозависимости всех элементов антропо-социо-культурной системы. Только в единстве всех ее составляющих – человека, общества и культуры – возможно достижение социокультурной целостности. Как показала практика, выстраивание иерархии приоритетов по старым канонам рано или поздно приведет к новому системному кризису, главным инициатором и “действующим лицом” которого станет на этот раз не экономика и не политика, а культура.

Кроме того, недопустимо не только игнорировать социокультурные факторы при проведении масштабных социальных реформ, но и рассматривать культуру исключительно с точки зрения ее “пользы” и “вклада” в социально-экономическое развитие, в решение различных жизненно важных задач (преодоление бедности, снижение уровня преступности и т.д.). Это несомненно имеет позитивный эффект для социокультурного развития, ведь культура тем самым выполняет важные социальные функции, но нельзя упускать из вида, что они составляют только малую часть функций культуры. Отношение к культуре с позиции “полезности” (одного параметра порядка) – это путь повторения старых ошибок, правда, в новом варианте. Тем не менее, он также может привести к исключительно утилитарному использованию ресурсов культуры, к закреплению в обществе отношения к культуре как механизму решения социальных проблем и далее – инструменту экономического и политического давления, общественного манипулирования.

Разумеется, конкуренция идей “экономикоцентризма” и “культуроцентризма” не сводится к выяснению, какая из сфер первична: политика, экономика или культура. Проблема гораздо сложнее: необходимо понять механизмы формирования модели развития и принципов взаимодействия (внешних и внутренних связей) антропо-социо-культурной системы, обеспечивающих “пронизанность” параметрами порядка культуры, системой ценностей, устанавливающей социального согласие и благоприятные условия для творческого саморазвития. При таких условиях эффект от реформирования системы будет восприниматься как позитивный, даже при сохранении нестабильности и наличии определенных трудностей в решении стратегических задач.

В этой связи возникает проблема принятия в качестве базового принципа взаимодействия – принципа когерентности (согласованности) политики, экономики, культуры, а в качестве базового принципа взаимоотношений государства, проводящего определенную культурную политику, и институтов гражданского общества – принцип транспарентности (открытости).[5]

Стратегия когерентности в современной России реализуется через механизмы государственной социокультурной политики – посредством целенаправленного регулирования социальной и культурной сферы. Это способствует оптимизации социальных связей в условиях преобразований в соответствии, как с базовыми представлениями отечественной культуры, так и с новыми характеристиками мирового развития.

Социокультурная политика является инструментом, позволяющим поддерживать процессы самоорганизации во всех сферах, одновременно воздействуя на перераспределение ресурсного потенциала между политикой, экономикой и культурой в условиях изменений внутренней и внешней среды. Практика показывает, что если такое взаимодействие нарушается, то деструктивные процессы в одной из сфер, подобно цепной реакции в сложной нелинейной среде, приводят к усилению социальной нестабильности в целом


Виды стоимости основных фондов.

Определение, характеристика и классификация основных средств

Бюджетное устройство РФ структура доходной и расходной части

 

Бюджетная классификация

Все доходы и расходы располагаются в бюджетах по единой бюджетной классификации, которая представляет собой группировку доходов и расходов бюджетов всех уровней с присвоением объектам классификации группировочных кодов. Бюджетная классификация обеспечивает сопоставимость показателей бюджетов всех уровней.

В Федеральном законе «О бюджетной классификации» от 15.08.1996 г. № 115-ФЗ отмечается, что бюджетная классификация включает:

  • классификацию доходов бюджетов РФ;
  • функциональную классификацию расходов бюджетов РФ;
  • классификацию источников внутреннего финансирования дефицитов бюджетов РФ;
  • классификацию источников внешнего финансирования дефицита федерального бюджета;
  • классификацию видов государственных внутренних долгов РФ и субъектов РФ;
  • ведомственную классификацию расходов федерального бюджета.

Бюджетная классификация в части классификации доходов бюджетов РФ, функциональной классификации расходов бюджетов РФ, экономической классификации расходов бюджетов РФ, классификации источников внутреннего финансирования дефицитов бюджетов РФ, классификации видов государственных внутренних долгов РФ и субъектов РФ является единой и используется при составлении, утверждении и исполнении бюджетов всех уровней и составлении консолидированных бюджетов всех уровней.

Законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления при утверждении бюджетных классификаций соответствующих бюджетов вправе производить дальнейшую детализацию объектов бюджетной классификации, не нарушая при этом общих принципов построения и единства в бюджетной классификации РФ.

Ведомственная классификация расходов федерального бюджета, классификация источников внешнего финансирования дефицита федерального бюджета и классификация видов государственного внешнего долга и внешних активов РФ используются при составлении, утверждении и исполнении только федерального бюджета.

Ведомственная классификация бюджетов субъектов РФ утверждается законодательными (представительными) органами субъектов РФ.

Ведомственная классификация местных бюджетов утверждается решениями соответствующих органов местного самоуправления.

Классификация доходов бюджетов РФ является группировкой доходов бюджетов всех уровней и основывается на законодательных актах Российской Федерации, определяющих источники формирования доходов бюджетов всех уровней, бюджетной системы РФ (ст. 20 БК РФ).

Группы доходов состоят из статей доходов, объединяющих конкретные виды доходов по источникам и способам их получения.

Функциональная классификация расходов бюджетов РФ является группировкой расходов бюджетов всех уровней и отражает направление бюджетных средств на выполнение основных функций государства (ст. 21 БК РФ).

Ведомственная классификация расходов федерального бюджета является группировкой расходов, отражающей распределение бюджетных ассигнований по прямым получателям средств из федерального бюджета, а в рамках их бюджетов — по целевым статьям и видам расходов.

Ведомственная классификация бюджетов субъектов РФ является группировкой расходов бюджетов субъектов РФ, отражающей распределение бюджетных ассигнований по непосредственным получателям средств из бюджетов субъектов Федерации.

Экономическая классификация расходов бюджетов РФ является группировкой расходов бюджетов всех уровней по их экономическому содержанию (ст. 22 БК РФ).

Структура доходов бюджета

До перехода на рыночные отношения доходы государственного бюджета СССР, как уже упоминалось в предыдущих главах, базировались на денежных накоплениях государственных предприятий. Они занимали 90% общей суммы доходов бюджета и в основном состояли из двух платежей — налога с оборота и платежей из прибыли.

В условиях перехода на рыночные отношения доходы бюджетной системы претерпели коренные изменения. Основными доходами в Российской Федерации, как и в других странах с рыночной экономикой, стали налоги.

В соответствии со ст. 41 Бюджетного кодекса РФ доходы бюджетов образуются за счет налоговых и неналоговых видов доходов, а также за счет безвозмездных перечислений.

К налоговым доходам относятся федеральные, региональные и местные налоги и сборы, а также пени и штрафы.

К неналоговым доходам относятся:

  • доходы от использования имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности;
  • доходы от продажи или иного возмездного отчуждения имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности;
  • доходы от платных услуг; штрафы, конфискации, компенсации; средства, полученные в возмещение вреда, причиненного РФ, ее субъектам, муниципальным образованиям; иные суммы принудительного изъятия;
  • доходы в виде финансовой помощи и бюджетных ссуд, полученных от бюджетов других уровней;
  • иные налоговые доходы.

Кроме того, в федеральный бюджет поступают доходы целевых бюджетных фондов. К этим фондам прежде всего следует отнести:

  • Федеральный бюджетный фонд РФ;
  • Фонд развития таможенной системы РФ;
  • Межведомственный фонд развития системы и налоговой службы РФ;
  • Государственный фонд борьбы с преступностью;
  • Федеральный экономический фонд;
  • Фонд развития Федеральной пограничной службы и др.

Структура доходов федерального бюджета определяется не только на стадии его формирования, она также зависит от фактического поступления доходов, и прежде всего налогов (подробнее об этом см. главу «Налоговое право»).

Структура расходов бюджета

Расходы бюджетов в соответствии со ст. 65 Бюджетного кодекса РФ в зависимости от их экономического содержания делятся на текущие и капитальные, обеспечивающие развитие отраслей, хозяйства и социальной сферы.

Текущие расходы идут на:

  • оборону, науку, социальную сферу;
  • отдельные компенсационные затраты по отраслям хозяйства;
  • проценты по внутреннему и внешнему государственному долгу;
  • бюджетные ссуды на текущие расходы и др.

Расходы капитального характера предназначены на:

  • новое строительство;
  • развитие объектов государственной и муниципальной собственности;
  • реконструкцию и др.

Средства бюджетов могут направляться на финансирование долгосрочных целевых программ, выходящих за пределы одного финансового года и включаемых в бюджета последующих лет. Перечень и объем финансирования целевых программ утверждаются на очередной финансовой год в качестве приложения к бюджету.

Кроме того, расходы бюджета могут классифицироваться по другим признакам.

Один из важнейших — финансирование выполняемых государством функций: экономической, социальной, оборонной и т.п. Из федерального бюджета финансируются следующие виды обязательных расходов:

  • содержание органов государственной власти;
  • осуществление экономической деятельности;
  • оборона и обеспечение безопасности, оборонное производство;
  • обустройство государственной границы;
  • финансирование фундаментальной науки;
  • образование государственных материальных резервов;
  • регулирование финансового потенциала субъектов РФ;
  • погашение и обслуживание государственного долга РФ;
  • другие расходы, предусматриваемые федеральным бюджетом.

Расходы бюджета подразделяются также на собственные расходы и на предоставление ссуд. Ссуды, в свою очередь, могут быть:

  • внутренние — ссуды бюджетам нижестоящего уровня и предприятиям отдельных отраслей; инвестиционные кредиты; зарубежные кредиты, предоставляемые хозяйствующим структурам под гарантии федерального правительства;
  • внешние — относящиеся к компетенции федерального уровня — государственные кредиты странам СНГ и зарубежным государствам.

Итак, расходы федерального бюджета включают следующие основные группы затрат: погашение и обслуживание государственного долга, финансирование обороны, правоохранительной деятельности, государственную поддержку отдельных отраслей народного хозяйства, финансирование социально-культурных мероприятий и финансовую поддержку регионов.

В составе капитальных расходов бюджетов может быть сформирован бюджет развития. Например, основными принципами выделения государственных инвестиций через бюджет развития в 1998 г. были следующие:

  • высокая экономическая эффективность реализуемых проектов;
  • исключительно долевой характер финансирования и диверсификации риска государства с частным капиталом;
  • конкурсность, срочность, возвратность и платность выделяемых на инвестиционные нужды средств.

Среди намеченных мер по повышению эффективности расходования средств бюджета развития следует выделить следующие:

  • конкурсное размещение государственных инвестиционных ресурсов для реализации проектов, выдвигаемых предприятиями:
  • развитие системы государственных гарантий под высокоэффективные и быстроокупаемые проекты для привлечения капитала кредитно-финансовых институтов и других инвесторов, включая иностранных;
  • предоставление средств бюджета развития исключительно предприятиям, не имеющим просроченной задолженности по ранее предоставленным из федерального бюджета средствам на возвратной основе;
  • безусловное направление сумм, поступающих в виде возврата выданных ранее средств и начисленных по ним процентов, в бюджет развития.

Подводя итог анализу структуры доходов и расходов федерального бюджета, можно сказать, что параметры федерального бюджета и их фактическое исполнение во многом определяют финансовый и бюджетный «климат» страны.


Влияние социально-экономической политики государства на развитие культуры

Культурная политика в любой стране, как правило, соответствует ценностно-смысловым основаниям, лежащим в основе доминирующей политико-идеологической системы и представлениям властной элиты о направленности и формах реформирования и модернизации общества. Поэтому ее стратегические цели должны быть связана с повышением эффективности человеческого капитала, укреплением механизмов самоорганизации социокультурной системы. Как показала отечественная практика реформирования, в условиях провозглашенной тенденции на “деидеологизацию” признания факта, что современная Россия неуклонно продвигается в направлении демократического государства и гражданского общества, явно недостаточно. “Подгонка” или “копирование” идей и технологий из опыта других стран, без учета базисных закономерностей эволюции российского общества делает издержки от внедрения “суперсовременных” моделей общественного развития катастрофическими. Напомним, “опережающие” темпы коммерциализации в сфере культуры, перевод отрасли на рыночные методы хозяйствования (в то время, когда механизм рынка только начинал внедряться в финансово-экономической и производственной сфере) привели к середине 90-х гг. ХХ века к значительным потерям инфраструктуры; и при отсутствии подготовленных к новым условиям управленческих кадров – к низкому качеству культурных услуг; снижению уровня и объема культурных потребностей населения; значительному сокращению сектора профессионального искусства. Однако эти, казалось бы, сугубо “отраслевые” проблемы усилили ситуацию нестабильности и кризиса.

Перед каждым государством на определенном этапе социально-экономического развития встают вопросы о выборе приоритетов развития. В последние десятилетия в иерархии таких приоритетов в России культура занимает далеко не первые позиции. Заметим, что большинство стран мира проходили этапы реформирования и сценарии продвижения по этому пути во многом были схожи. Как правило, “шок” от кардинальных преобразований в экономической сфере сменялся растерянностью перед очевидными кризисными процессами в обществе и культуре. Оказывалось, что человеку, ради которого и затевались все трансформации и изменения, нет места в пространстве, где оперируют лишь понятиями политической экономии. Даже будущими перспективами трудно было оправдать происходящее, поэтому рано или поздно, но менялись не только цели, но и смыслы реформирования.

К примеру, по словам Т. Джауэлл, государственного секретаря по культуре, члена парламента Великобритании, стране к середине ХХ века нужно было победить пять “великанов” материальной нищеты – бедность, болезни, невежество, запустение и безделье. Но уже в начале нынешнего века, когда Англия стала значительно богаче, пришло время и, соответственно, понимание необходимости победить шестого “великана” – духовную нищету, которая поставила под угрозу все попытки вырвать людей из материальной нищеты. Только работа в области культуры способна ослабить духовную нищету. К такому выводу пришли европейцы.[4]

В нашей стране сложилась похожая ситуация: предложенная политиками последовательность решения экономических и социальных задач, отношение к проблемам культуры, как второстепенным, – не что иное, как развитие по линейному сценарию. Управление же сверхсложными системами, основанное на этих принципах, является источником кризисных ситуаций: рыночные механизмы в экономике – это еще не гарантия свободного социокультурного развития. Разного рода упрощения, игнорирование принципа нелинейного развития не соответствуют также принципам системного взаимодействия и взаимозависимости всех элементов антропо-социо-культурной системы. Только в единстве всех ее составляющих – человека, общества и культуры – возможно достижение социокультурной целостности. Как показала практика, выстраивание иерархии приоритетов по старым канонам рано или поздно приведет к новому системному кризису, главным инициатором и “действующим лицом” которого станет на этот раз не экономика и не политика, а культура.

Кроме того, недопустимо не только игнорировать социокультурные факторы при проведении масштабных социальных реформ, но и рассматривать культуру исключительно с точки зрения ее “пользы” и “вклада” в социально-экономическое развитие, в решение различных жизненно важных задач (преодоление бедности, снижение уровня преступности и т.д.). Это несомненно имеет позитивный эффект для социокультурного развития, ведь культура тем самым выполняет важные социальные функции, но нельзя упускать из вида, что они составляют только малую часть функций культуры. Отношение к культуре с позиции “полезности” (одного параметра порядка) – это путь повторения старых ошибок, правда, в новом варианте. Тем не менее, он также может привести к исключительно утилитарному использованию ресурсов культуры, к закреплению в обществе отношения к культуре как механизму решения социальных проблем и далее – инструменту экономического и политического давления, общественного манипулирования.

Разумеется, конкуренция идей “экономикоцентризма” и “культуроцентризма” не сводится к выяснению, какая из сфер первична: политика, экономика или культура. Проблема гораздо сложнее: необходимо понять механизмы формирования модели развития и принципов взаимодействия (внешних и внутренних связей) антропо-социо-культурной системы, обеспечивающих “пронизанность” параметрами порядка культуры, системой ценностей, устанавливающей социального согласие и благоприятные условия для творческого саморазвития. При таких условиях эффект от реформирования системы будет восприниматься как позитивный, даже при сохранении нестабильности и наличии определенных трудностей в решении стратегических задач.

В этой связи возникает проблема принятия в качестве базового принципа взаимодействия – принципа когерентности (согласованности) политики, экономики, культуры, а в качестве базового принципа взаимоотношений государства, проводящего определенную культурную политику, и институтов гражданского общества – принцип транспарентности (открытости).[5]

Стратегия когерентности в современной России реализуется через механизмы государственной социокультурной политики – посредством целенаправленного регулирования социальной и культурной сферы. Это способствует оптимизации социальных связей в условиях преобразований в соответствии, как с базовыми представлениями отечественной культуры, так и с новыми характеристиками мирового развития.

Социокультурная политика является инструментом, позволяющим поддерживать процессы самоорганизации во всех сферах, одновременно воздействуя на перераспределение ресурсного потенциала между политикой, экономикой и культурой в условиях изменений внутренней и внешней среды. Практика показывает, что если такое взаимодействие нарушается, то деструктивные процессы в одной из сфер, подобно цепной реакции в сложной нелинейной среде, приводят к усилению социальной нестабильности в целом


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 2851; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.04 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь