Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Описание картин галереи дворца королевы, матери короля, в предместье Сен-Жермен в Париже



1 (Недавно найденная копия одной из тех памятных записок, которыми обменивались Рубенс и аббат де Сент-Амбруаз. См.: Thuillier J. La " Galerie Medicis" de Rubens et sa genese: un document inedit. - " La Revue de l'Art", 1969, N 4, p. 52 - 62. Судя но тому, что сюжет с фламином уже исчез, " испанские браки" сведены к одной картине, но из последних пяти сюжетов определен только один (" Бегство из Парижа в Блуа" ), программа галереи составлена в августе 1622 г.)

Август 1622 г. [франц.]

1-я картина над камином галереи. Королева будет изображена как победительница, со шлемом на голове и скипетром в руке, под ногами - оружие, каски, латы, ворох оружия, барабаны, а над головой - два амура с крыльями бабочек, означающих бессмертие, держат лавровый венок над головой Королевы в знак того, что Слава ее бессмертна, в небесах две Молвы с победными трубами прославляют ее добродетели и доброе правление Государством. Под ногами будет надпись: His est illa [вот она.- Лат.], что значит: вот величайшая Королева на свете, величайшая добродетель, равной ей нет и не будет никогда.

2-я картина сбоку от камина (направо). Будет изображен Великий Герцог Франческо, отец Ее Величества, во весь рост, в одежде Великого Герцога Тосканы.

3-я картина по другую сторону от камина (налево). Портрет Великой Герцогини Иоанны, Эрцгерцогини Австрийской, урожденной Королевы Венгрии и Богемии, матери Ее Величества.

4-я картина начинает историю Королевы2. Три Парки прядут нить, предвещающую счастье, которое выпадет Флоренции и всей Тоскане благодаря рождению принцессы Марии.

2 (О первых трех картинах говорится в будущем времени, хотя, по-видимому, уже существуют эскизы. Далее речь идет о картинах, над которыми Рубенс в это время работает. Важна точная расшифровка аллегорий, придуманных Рубенсом.)

5-я картина. Рождение Королевы. Изображена богиня Люцина с факелом в руке. Спустившись с небес, она подносит Флоренции новорожденную, окруженную сиянием в знак того, что ей предстоит стать величайшей монархиней мира, Флоренция в виде кормилицы принимает ее в объятия. Наверху изображены гении Часов [Ноrае] в виде ангелочков с крыльями бабочек, бросающих цветы в знак радости, рядом Гений с рогом изобилия, где есть скипетр, корона и весы в знак того, что ей суждено стать величайшей в мире Королевой. Сверху изображен Стрелец, под знаком которого совершилось ее рождение. Внизу - река Арно в виде мужчины, сопровождаемого детьми, что указывает на плодородие тех мест.

6-я картина. Обучение Королевы. Королеву обучает Минерва [неясное слово] в сопровождении трех Граций. Меркурий с кадуцеем в руке спускается с небес, чтобы научить Королеву красноречию. Рядом с Королевой - Орфей с его лирой, скульптура головы, палитра с красками и кистями, чтобы показать, что Королева любит музыку, живопись и скульптуру.

7-я картина, где речь идет о браке Короля и принцессы Марии. По просьбе Франции Юпитер и Юнона сговорились дать супругу Генриху Великому. Они посылают Гименея с Купидоном отнести портрет Королевы Королю, который его созерцает со вниманием влюбленного. Он советуется с Купидоном, который указывает ему пальцем на красоты этого изображения. Внизу два Амура, один уносит шлем Короля, другой - его щит, чтобы показать, что с женитьбой Короля во Франции водворится долгий мир.

8-я картина. Венчание Королевы. Одетая в белое Королева, пользуясь поддержкой и советом Великого Герцога Фердинанда3 и Великой Герцогини Кристины, принимает из рук Великого Герцога обручальное кольцо Христианнейшего Короля. Великий Герцог обручается с нею от имени Короля. Брачную церемонию совершает папский нунций в церкви Санта Мария дель Фьоре. Присутствует богиня Юнона, и появляется радуга в знак свадьбы.

3 (Дядя Марии, ставший великим герцогом после смерти ее отца. Кристина Лотарингская - жена Фердинанда I Медичи. Начиная с этой картины, появляются расхождения во второстепенных частностях между программой и осуществленными произведениями.)

9-я картина. Прибытие Королевы в Марсель. Живопись изображает прекрасную, всю золоченую галеру, на ней Королева, прибывшая в марсельский порт в сопровождении Великой Герцогини и своей сестры Леоноры4. Королеву встречает Франция и город Марсель, в образе провинции, как их изображали в древности. Внизу Нептун и Нереиды, они подталкивают галеру, [неясное слово] у руля которой стоит Фортуна. В море виден также Протей, совершающий чудеса, а в воздухе Зефир и Молва с трубой летит сообщить Королю новость об этом прибытии.

4 (Элеонора Медичи, герцогиня Мантуанская.)

10-я картина. Прибытие Королевы в Лион. Король Генрих Великий в виде Юпитера обнимается с Королевой в виде Юноны; между ними Гименей, ниже пять амурчиков с факелами в руках. Над ними встает радуга и Вечерняя звезда. Внизу великолепная колесница, на ней едет женщина, означающая город Лион, она держит герб города. Колесницу влекут два льва, в память о празднестве по случаю въезда в Лион Короля и Королевы.

11-я картина. Рождение Дофина. Королева изображена сидящей; усталая после разрешения от бремени, но радостная и довольная, она смотрит на Дофина, которого держит гений Здоровья. Рядом Фемида берет его под свое покровительство. Позади Королевы Кибела, матерь богов, а с другой стороны Чадородие с рогом изобилия в руке и в нем пятеро маленьких детей, изображающих все королевское потомство. Некий Гений держит полог постели, в небе встает солнце, и ему предшествует звезда Люцифер.

12-я картина. Король готовится к войне в Германии. Готовый к отъезду Король в латах оставляет на попечение Королевы Дофина, других своих детей и Францию, дает ей полную власть приказывать королевству, как если бы это был он сам. Королеву сопровождают Предусмотрительность и Щедрость. Позади Короля вооруженные знатные люди, готовые следовать за ним.

13-я картина. Коронация Королевы. Изображена перспектива церкви Сен-Дени, на главном алтаре - украшения и серебро, необходимое для мессы. Рядом с алтарем изображена маленькая комната, обитая фиолетовым бархатом, шитым золотыми лилиями, из которой Король смотрит на церемонию. По другую сторону невысокий помост, где находились послы. Выше еще помост, где были музыканты и трубачи, которые играли и пели во время мессы. Вокруг церкви возвышения для знатных господ и дам, смотревших на церемонию. Перед главным алтарем было небольшое возвышение в три ступени высотой и на нем большой ковер из лилового бархата, шитый золотыми лилиями. Посередине его был еще квадрат из такого же бархата, на нем Королева, прибыв в церковь, опустилась па колени перед главным алтарем. На королеве был корсаж и верхняя одежда, обшитая горностаем и украшенная крупными бриллиантами, и королевская мантия из фиолетового бархата, шитого золотыми лилиями, подбитая горностаем. Прическа Ее Величества была украшена крупными бриллиантами и бесценным жемчугом. Как только Королева прибыла и опустилась на колени перед главным алтарем, господин Кардинал де Жуайез начал церемонию коронации. [...]5 Всю церемонию следует опустить и изобразить только, как г-н Кардинал де Жуайез надевает корону на голову Королевы. Рядом с Королевой находились по правую руку Дофин и его сестра, по левую - герцог Орлеанский и Королева Маргарита; позади Королевы три принцессы крови несли ее шлейф. [...] Сбоку от Королевы герцог Вандомский держал скипетр, а господин кавалер де Вандом - державу. Принц де Конти нес корону перед Королевой. [...] В небе изображены Слава и Честь, надевающие венец на голову Королевы.

5 (Здесь и ниже пропущены перечисления присутствующих и описания их костюмов. Интересно сравнить это протокольное описание церемонии с картиной Рубенса.)

14-я картина. Король возносится на небо, Регентство Королевы. Изображены на небесах боги. Решив, что Король Генрих Великий более достоин находиться среди богов, нежели среди смертных, они посылают Юпитера и Меркурия, чтобы взять его на небо и дать ему там место. При этом две Победы плачут, что королевство и весь мир теряют величайшего Короля и полководца, какой когда-либо был. Одна из Побед [неясное слово] поднимает трофей из оружия в честь Короля. По другую сторону Королева во вдовьей одежде, грустная и опечаленная своей великой утратой, в сопровождении Минервы и Предусмотрительности, ей Господний Промысел вручает руль. Франция на коленях перед Королевой подает ей сферу, усыпанную лилиями, что означает управление. Франция окружена народами, которые умоляют Королеву принять управление государством.

15-я картина. Согласие богов относительно взаимных браков принцев Франции и Испании. Юпитер и Юнона сговорились умиротворить Европу брачным союзом между Францией и Испанией. Юнона как богиня брака кладет золотое ярмо на две пары белых голубей. Там есть два голубя, которых держит Купидон. Они сидят на земной сфере, разделенной надвое, с изображением гербов Франции и Испании. С помощью Мира и Согласия Аполлон и Минерва прогоняют Раздор, Ярость и Обман, которые хотят помешать бракам. Венера удерживает Марса, который хочет прийти на помощь Фуриям.

16-я картина. Взятие Юлиха. Изображен город Юлих, окруженный укреплениями и пушками. На переднем плане белый конь совершенной красоты, горячась, встает на дыбы; он с длинной гривой, в попоне, шитой золотом, и с большим султаном из перьев на голове. На нем верхом Королева в роскошной и великолепной одежде, в шлеме, с распущенными волосами, с жезлом военачальника. Ее сопровождает Победа, надевающая ей на голову венок. Сбоку Молва возглашает величие Королевы. Рядом с конем Щедрость одну руку возлагает на льва, другою держит перстни, готовясь их раздать. Внизу картины изображена конная армия под командованием господина Маршала де Шатра, передающего Юлих протестантам во исполнение обещания Короля.

17-я картина. Обмен двумя новобрачными - Королевами Франции и Испании. Франция в облике красивой женщины в синей одежде, усыпанной лилиями, тянет к себе Королеву и отдает сестру Короля - Испании, которая будет изображена под видом Мавра. В небесах - танец амуров, руководимых богиней Блаженства золотого века, которая рассыпает из рога изобилия цветы и плоды, под амурами - золотой дождь. Наверху картины - радуга.

18-я картина. Совершеннолетие Короля. Королева передает Королю дела правления. Корабль приведен в порт Силой, Предусмотрительностью и Справедливостью. В середине корабля Франция. Король принимает руль от Королевы-Матери. Умеренность спускает парус, Богини Молвы звуками труб прославляют доброе руководство Королевы делами государства.

19-я картина. Королева удаляется из Парижа в Блуа6. Королеву прогоняет Клевета, над головой Королевы ложь изрыгает огонь, рядом лающий пес. Королеву ведет Невинность, ее сопровождают принцессы, оплакивающие ее отъезд. Ее ждет карета.

6 (В последний момент этот сюжет сочли неподходящим из политических соображений, и Рубенс срочно написал новую композицию " Счастливое правление королевы", которую поместил перед " Совершеннолетнем короля". Картина " Бегство Марии Медичи из Парижа в Блуа" не сохранилась; имеется эскиз в Мюнхене, Пинакотека.)

Пейреск - Рубенсу

Париж, 26 августа 1622 г. [итал.]

[...] Постскриптум. Я видел господина аббата, он очень занят другими делами. Он обещал мне со следующей почтой послать Вашей Милости письмо, которое Вас полностью удовлетворит. Он показал мне письмо, которое Вы недавно написали господину де Люсону, а тот попросил аббата объяснить ему дело, прежде чем отвечать, и аббат настоял, чтобы я ему перевел, особенно о холсте и о соединении нескольких сюжетов в одну картину. Что касается пяти отложенных сюжетов, Вы получите их список в памятной записке. [...]

Отъезд из Парижа после смерти Маршала д'Анкра1.

1 (Кончино Кончини, маршал д'Анкр, фаворит Марии Медичи, убитый в 1617 г. по приказу Людовика XIII, после чего она бежала из Парижа.)

Отъезд из Блуа.

Договор в Ангулеме.

Возобновление военных действий при Пон-де-Сэ2.

2 (Сюжет был заранее заменен " Заключением мира" (" Королева направляется в храм Мира" ).)

Полное примирение с сыном после смерти Великого Коннетабля3.

3 (Великий коннетабль де Люин (ум. 1621), толкнувший юного Людовика XIII на убийство Кончини и разрыв с матерью.)

Все это с мистическими фигурами и со всем уважением к сыну.

Я мало могу об этом сказать, но не хочу оставить Вас без поддержки в этом деле; мы постараемся, чтобы по крайней мере расположение фигур было полностью оставлено на усмотрение Вашей Милости.

Пейреск - Рубенсу

Париж, 15 сентября 1622 г. [итал.]

Славнейший Синьор.

Сегодня утром я виделся с господином аббатом, который показал мне Ваше письмо к нему. Вначале он проявил некоторое недовольство Вашими словами, что Королева, похоже, не доверяет Вашему таланту, раз она хочет видеть эскизы прежде, чем начнется работа над картинами. Слово " недоверие" показалось ему слишком резким. С величайшей мягкостью я стал ему доказывать, что Ваши намерения были самые чистосердечные и невинные, а Ваши жалобы вполне обоснованны. Я попросил его представить себе, как ему было бы неприятно, если бы он задумал прекрасную картину и у него потребовали бы ее рисунок, пока она еще не закончена, лишая его тем самым сладостной свободы изменения. По его словам, Вас не хотели лишить возможности менять место и позы фигур, речь шла только о желании Королевы иметь в своей шкатулке рисунки того, что будет исполнено, причем она не претендовала на подлинные рисунки, но копии работы какого-нибудь умелого молодого человека. Я отвечал, что очень опасно посылать копии эскизов: копиист почти неизбежно внесет какой-нибудь недостаток, который будет приписан мастеру; что Вы избегаете показывать подлинные эскизы иначе как в своем присутствии, чтобы иметь возможность объяснить свой замысел и выслушать советы других, не оставляя затруднений и неясностей, как это бывает при переписке.

Он противопоставил мне волю Королевы1. Я ответил, что Вы не отказываетесь ее исполнить, однако будете весьма признательны Ее Величеству, если Вашу свободу не будут стеснять, и что он окажет Вам величайшую милость, если поддержит перед Ее Величеством Вашу просьбу, чтобы Вам разрешили не присылать сюда эти эскизы, не приезжая лично. К тому же 7 или 8 картин уже начаты и почти доведены до совершенства, относительно них не возникло никаких сомнений, и нет причин требовать эскизы, поскольку сами картины уже почти закончены и в них нельзя вносить сколько-нибудь значительных изменений. Он сказал, что, поскольку эти 7 или 8 картин уже начаты, в них ничего не изменишь и весь ход исполнения оставлен на Вашу волю, Вы могли бы доставить удовольствие Королеве, прислав ей эскизы этих картин. [...]

1 (Можи добивался присылки эскизов не столько для королевы, сколько для себя; известно, что позже ему принадлежала серия эскизов к " Галерее Медичи" (теперь Мюнхен, Пинакотека).)

Тем временем пришли господа де Ломени и де ла Бародери2 и встали на мою сторону. Он, наконец, сдался и свел свои требования к эскизам пяти последних сюжетов. Их он хочет получить немедленно, не ожидая Вашего приезда, с условием, что их увидят только Королева, господин де Люсон и он сам, чтобы решить, удачны ли они, и в случае нужды изменить их содержание. Ваше отсутствие при этом не имеет значения, поскольку речь идет только о набросках и о их пригодности с точки зрения политики, а не с точки зрения искусства живописи. Если это будет исполнено, он надеется получить разрешение Королевы на то, чтобы не присылать остальных эскизов в Ваше отсутствие.

2 (Придворный короля, интендант садов Его Величества.)

Если Вы мне позволите дать Вам совет, я думаю, что Вы можете согласиться на присылку эскизов к этим пяти сюжетам. Если те семь-восемь картин могут быть закончены в скором времени, было бы очень хорошо, чтобы Вы сами приехали сюда и привезли эти картины и все остальные обещанные Вами эскизы. Я весьма заинтересован в том, чтобы это произошло поскорее, так как, возможно, мне придется поехать домой. [...] Но дела живописи обычно движутся медленно в любых руках, кроме Ваших. Я чрезвычайно обрадовался, узнав, что те семь-восемь картин уже далеко продвинулись, и получив тем самым надежду на скорый приезд Вашей Милости.

Господин Бертело3 получил свой экземпляр " Дворцов Генуи" и бесконечно Вам благодарен. Он обещал написать Вам письмо, но я еще не посылал за ним слугу; вероятно, мы его получим утром в день отправки почты и одновременно узнаем, вернулся ли господин Бросс и надо ли взять письмо также от него. Я передал Ваши поздравления и приветы господину Гроцию4, он, со своей стороны, Вас приветствует и просит рассчитывать на преданность его самого и всех его близких. [...]

3 (Скульптор, работавший над украшением Люксембургского дворца.)

4 (Гуго де Гроот (1583 - 1645) - знаменитый голландский юрист, автор трудов по международному праву, жил во Франции в эмиграции. )

Я забыл об одном обстоятельстве, заслуживающем упоминания: господин аббат побывал у меня с обещаниями не обнародовать эскизов иначе как в Вашем присутствии. При этом он обмолвился, что нужно было бы прислать некое рассуждение или подробное описание фигур, которые должны быть изображены на пяти последних картинах, но потом опять стал настаивать на присылке самих эскизов. Он сказал мне, что у Королевы есть шкатулка, где она держит все рисунки и планы своего дворца и всех относящихся к нему изображений, вплоть до орнаментов, лепнины и разбивки сада, и что она хочет добавить туда сборник всех рисунков Ваших картин, тщательно законченных и в полном порядке переплетенных в одну книгу. Это возможно, и, пожалуй, следует подать надежду на осуществление такого намерения. Но в этом случае он говорил о копиях, а не оригиналах. С другой стороны, мне известно, что он поместил в собственную коллекцию некоторые эскизы украшений названного дворца, и подозреваю, что требование Ваших эскизов исходит от него самого и преследует его собственную выгоду, чтобы он мог потом взять их и сберечь для себя. Вам нужно подумать, насколько это вероятно и как здесь поступить.

Не удивляйтесь сдержанности его записки. Мы так его стыдили и так запугали справедливым гневом Короля, которого косвенно затрагивали некоторые его причуды, что он несколько умерил свой пыл. Однако я не надеялся на такую умеренность, какую, по его словам, он проявил. Это меня лишний раз убеждает, что Королева предоставляет ему свободу действий и он пользуется именем Ее Величества во многих делах, которые зависят от него самого.

Когда Вы будете писать мне на эту тему, пожалуйста, сделайте это в отдельной записке, которую по прочтении можно сжечь (так я прошу Вас поступить и с настоящим письмом), чтобы я беспрепятственно мог показывать ему письма, которые Вы мне присылаете.

Пейреск - Рубенсу

Париж, 23 сентября 1622 г. [итал.]

[...] Что касается возникшего затруднения, я поистине не хотел бы предпринимать что-либо в отсутствие Королевы. Я уверен, что господин аббат не имеет распоряжений относительно этого платежа, так что пришлось бы писать Королеве и долго ждать ответа. Возможно, хорошо бы это сделать, поскольку, если не ошибаюсь, здесь думают, что Вы должны оплачивать расходы в этом предприятии: достаточно того, чтобы Вас одобрили и авансировали для Вашего спокойствия четвертую часть платы за всю великую работу - в чем Вы сомневаетесь. Я, напротив, хотел бы верить, что так и будет, поскольку у Вас есть хороший контракт, обязательный для обеих сторон, и работа настолько юридически ограждена, что даже в случае смерти заказчика будет оплачена часть ее, законченная к тому времени. Вы надеетесь в ближайшем будущем закончить 7 или 8 картин и привезете их сюда, при этом без затруднений будут возмещены все расходы на холст. Если бы они были намного более значительны, их, конечно, следовало бы учесть, но из-за тысячи и даже из-за двух тысяч ливров в столь обширном предприятии я бы не советовал Вам играть роль бедняка. Мне кажется, Вы рискуете только расходами на холст, так как они не упомянуты в договоре, но письма торговцев помогут Вам получить возмещение при любых обстоятельствах. При встрече с господином аббатом я попытаюсь quasi aliud agens [словно говоря о другом.- Лат.) поставить вопрос о таком случае, которого Вы опасаетесь, и узнать его мнение, не показывая, что Вы подумываете об этом.

На сем целую Ваши руки.

Вашей Милости преданнейший слуга.

Пейреск - Рубенсу

Париж. 27 октября 1622 г. [итал.]

Дражайший Синьор.

Письма теперь запаздывают более обычного. Я с удовольствием узнал, что Вы присутствовали при венчании Королевы-Матери в Санта Мария дель Фьоре и в банкетном зале. Я очень рад, что Вы мне напомнили Ириду [Радугу], появившуюся над столом, и римскую Викторию в одежде Минервы, которая так дивно пела. Я глубоко сожалею, что в ту пору не было положено начало счастливой дружбе, впоследствии связавшей меня с Вашей Милостью. [...]

Суть дела в том, что Великий Герцог участвовал в церемонии от имени жениха-Короля. Я весьма одобряю Ваше решение поместить жениха направо, а невесту налево, обоих в профиль, и Кардинала в облачении священнослужителя, только шляпа на его голове, по-моему, не совсем совместима с истиной. Он вошел в церковь в шляпе, которая во время службы была положена на небольшой алтарчик рядом с главным алтарем, вместе с плащом и другими знаками кардинальского сана. Хорошо бы найти подходящее место для этого алтарчика с красной шляпой, поскольку она является более верным, чем крест, знаком сана прелата. Я отлично помню, что на нем был архиепископский паллий1 поверх ризы священника; не знаю, сочтете ли Вы нужным сохранить его. [...]

1 (Белая шерстяная лента с изображением крестов.)

Пейреск - Рубенсу

Париж, 3 - 4 ноября 1622 г. [итал.]

Славнейший Синьор.

Приношу обычную благодарность за обычную Вашу любезность, Вы без устали оказываете мне одолжения, за которые я не могу отплатить Вам даже в малой степени. Мне было очень интересно узнать подробности об осаде и сопровождавшие их весьма правдоподобные предположения. Я не смог поговорить с господином Броссом, но видел господина аббата. Он сердечно Вас приветствует. Я показал ему Ваше письмо относительно окна, которое следует сделать в Галерее над дверью на террасу. Он ответил категорически, что там нельзя пробить никакого окна, поскольку его нет в противоположной стене. Я указал на темноту, против которой и прежде возражал в беседах с господином Броссом. Но он твердо стоял на том, что это можно исполнить, если Королева пожелает, но ему это кажется неуместным. [...]

Относительно Ваших четырех вопросов я считаю, что Вы без колебаний можете одеть Короля в золоченые доспехи на античный манер1. Это не вызовет нареканий, поскольку при жизни ему очень нравилось видеть себя на портретах и в скульптуре одетым в богато украшенный костюм в античном вкусе. Когда ему советовали носить богатую одежду, украшенную драгоценностями, он отвечал, что это слишком утомительно, достаточно того, что он несет этот груз на портретах. Относительно ночи, когда появляется Люцина2, мне (и господину аббату тоже) кажется, что Вы можете не беспокоиться, поскольку это соответствует истине и дает некоторые выгоды с точки зрения искусства живописи.

1 (Речь идет об " Апофеозе Генриха IV".)

2 (Богиня - покровительница рожениц в " Рождении Марии Медичи", где изображена ночная сцена.)

Точно так же и в том, что касается алтаря в Санта Мария дель Фьоре3, Вы должны поступать как Вам угодно. Если Вас все еще смущает изображение мертвого Христа, поместите там дарохранительницу со Святым Причастием, это нисколько не нарушит истину и позволит избежать печального сюжета. Впрочем, я не вижу никакого неудобства и в Христе, особенно из мрамора, поскольку совершенное искусство скульптора возмещает все недочеты.

3 (" Заочное бракосочетание во Флоренции".)

Вопрос о вуали4 несколько более затруднителен, когда имеешь дело с женщинами, и господин аббат не решается дать окончательный ответ, боясь, как бы многие не приняли одежду в древнеримском вкусе за испанскую. Впрочем, он того мнения, что, созерцая совершенство живописи, Вам легко извинят мелочи, если они вызовут возражения.

4 (Вероятно, в " Апофеозе Генриха IV", где на Марии Медичи вдовья вуаль.)

Его брат господин Де Гранж был тяжело болен злокачественной лихорадкой, которая перешла в перемежающуюся, и можно надеяться, что скоро ему станет легче. Советую Вам написать господину аббату касательно потребных Вам портретов и гипсовых слепков голов, он мог бы упростить все дело; кажется, Вы ему об этом уже писали.

Мне очень приятно, что господин Маркиз д'Аллюи5 видел Ваши геммы - если не все, то хотя бы некоторые из лучших. Жаль, что сам я не имел такого удовольствия. Если бы моя тяжба6 закончилась в сентябре, как я надеялся, то в один прекрасный день я неожиданно явился бы к Вам, единственно чтобы увидеть Вас и сокровища, которыми Вы владеете, то есть античные геммы и достойных друзей, должным образом почитающих Ваши высокие качества и непревзойденный талант, - господина Рококса и господина Гевартса, коих я от души приветствую, многократно целуя Ваши руки.

5 (Маркиз д'Аллюи (ум. 1666) - выдающийся коллекционер.)

6 (Пейреск судился с маршалом Шарлем де Креки за право владеть землями баронства Риан, тяжба закончилась в 1626 г. полюбовной сделкой.)


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 639; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.307 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь