Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Творчество Жана Антуана Гудона.




Родился 20 марта 1741 в Версале. Умер Гудон в Париже 16 июля 1828. Скульптор нового поколения. Он отвергает идеи и утонченные формы рококо. Обладатель трезвого ума и реалистического мышления, что способствовало преодалению условий старой манерной школы и риторических крайностей нового классицизма. Природа для него важнее каких-либо образов. Ученик Пигаля и академии в Риме, он много копирует и изучает древность. Но это становиться для него лишь опытом, а не давящим идеалом. Много участвовал в паталого-анатомических опытах, работал в римском анатомическом театре. Как следствие этого в 26 лет он создает «Экорше» -изображение мужской фигуры без кожи , с открытыми мускулами. Основательность технических знаний и внимание к за кономерностям природы – важнейшая основа будующей деятельности Гудона.

Расцвет портретного жанра приходит на революционный период. Убрав все атрибуты с лица и головы скульптор позволяет сосредоточиться на личности человека.

«Виллизарий» послебарочные тенденции.

«Диана» шаблонный образ, статуарность, вычищенность ранней античности.

В портретах близость к жизни, Эстетика просвещения.

«Портрет жены» 1787, мадам Гудон. Открытость образа, реалистичность.

«Портрет Кристоффеля Глюка» - терракота. Живое отношение к модели, корни тенденций Родена.

«Статуя Вольтера». Гудон концентрируется на образе, без линий атрибутики. Фигура Вольтера в римской тоге, лишена мелкой деталировки. Спиралевидный поворот позы очень выразителен. Напреженность поворота ощущается и в положение ног, и в усилении торса, и даже в формах кресла – внизу желобки вертикально, сверху будто скручиваются спирально, передавая движение руки. В морщинистом лице Вольтера есть и внимания и сосредоточенное раздумье – брови сдвинуты к переносице. Старческая усмешка – выражение скрытой энергии ума очень характерна для самого Вольтера. Гудон вставляет в зрачки кусочки мрамора. Образ подобен римскому императору.« Глаз – это уже половина экспрессии» - говорил Роден. Образы Гудона – это политические выдающиеся диятели 18 в., люди – эпохи (Вольтер, Руссо, Дидро, Даламбер,Наполион, Франклин).

«Бюст Джеферсона».

в. По возвращении во Францию представил на суд академиков мраморную фигуру дремлющего Морфея (ныне в Лувре), а в 1777 г. — динамичную фигуру нагойДианы на охоте с луком в руке. Общеевропейское признание и подобающие этому заработки Гудону принесли портреты великих современников — Вольтера,Дидро, Екатерины II, Бенджамина Франклина, Джорджа Вашингтона, Мирабо, Неккера и др. Отталкиваясь от посмертной маски Руссо, он создал бронзовую статую великого мыслителя (в Лувре). Его визитной карточкой стала сидящая фигура насмешливого Вольтера, установленная в Комеди-Франсез (копия — вЭрмитаже).

Гудон умел передать характер своей модели посредством тщательно выбранной позы, экспрессивно заострённого выражения лица и прямолинейного взгляда. Для большей непосредственности впечатления отказывался от тщательной отделки статуй, сохраняя следы своего резца. В зрелые годы работал в основном с глиной, зачастую оставляя изготовление мраморной, бронзовой либо гипсовой статуи на откуп помощников. Продолжал пользоваться успехом в годы Французской революции и при Наполеоне. В Версале ему установлен памятник.

 

Произведения Г. привлекают то живостью лепки, детальной проработкой лиц, то ясностью и обобщенностью силуэта. С середины 1790-х гг. творческая активность Г. резко падает. В 1805—23 преподавал в Школе изящных искусств в Париже.

 

ПИГАЛЬ, ЖАН БАТИСТ(Pigalle, Jean Baptiste) (1714–1785), французский скульптор. Родился в Париже 26 января 1714. Учился у Робера Ле Лоррена и Жана Батиста Лемуана, а затем, в 1736–1739, пополнил свои знания и опыт во время пребывания в Риме. Его стиль сформировался под влиянием античного и современного ему итальянского искусства. Пигаль стал одним из крупнейших мастеров своего времени. В 1744 за статуэтку Меркурий, завязывающий сандалии - реализм, академизм. (Париж, Лувр) он был избран членом Академии. В этом произведении скульптор нашел простое художественное решение, в котором получили воплощение классицистические и натуралистические тенденции 18 в. В 1750–1758 Пигаль работал по заказам мадам де Помпадур и сделал несколько ее портретов, а также аллегорическую скульптурную композицию Любовь и Дружба (1753–1758, Париж, Лувр).



«Надгробие маршала Аркура» - тяготение к аллегорической пластике, натуралистичность лепки, внимание к физиологической данности.

С 1752 Пигаль преподавал в Академии, а в январе 1785 стал ее президентом. Умер Пигаль в Париже 20 августа 1785.

 

Западно-европейская скульптура конца XVIII в. – начала XIX в. Творчество Кановы, Торвальдсена, Шадова, Флаксмана.

Антонио Канова

Анто́нио Кано́ва (1 ноября1757, Поссаньо, обл. Венеция — 13 октября1822, Венеция) — итальянский скульптор, наиболее значительный представитель классицизма в европейской скульптуре, образец для подражания академистов XIX века (вроде Торвальдсена). Самые крупные собрания его работ находятся в парижском Лувре и в петербургском Эрмитаже.

Биография

Сын бедняка-каменотеса, Канова рано осиротел и поступил в услужение к венецианскому сенатору Фалиеро. Этот последний доставил ему возможность учиться ваянию. Имея всего 16 лет от роду, Канова исполнил для своего покровителя статуи Евридики и Орфея, а в 1779 г., для венецианского патриция Пизано, группу «Дедал и Икар».

В следующем году он отправился в Рим, где знакомство с классическими памятниками скульптуры быстро развило его врожденные артистические способности. Вскоре молодой художник занял выдающееся место среди тогдашних ваятелей, и известность его росла с появлением каждого нового его произведения, распространяясь далеко и за пределы Италии.

Со всех сторон от царственных особ и вельмож сыпались к нему заказы. Папа Пий VII в 1802 г. сделал его главным смотрителем всех художественных памятников в своих владениях. Наполеон I пригласил его в 1802 г. в Париж для приготовления колоссальной статуи (Наполеона) и для других важных работ. Шедевр этого времени — Полина Бонапарте в обличии победоносной Венеры.

После падения Наполеона, в 1815 г. Канова энергично способствовал тому, чтобы художественные сокровища, увезенные из Рима низложенным императором во Францию, были возвращены в Вечный город; в благодарность за это, равно как и за его необычайный художественный талант Пий VII приказал вписать его имя в Золотую книгу Капитолия и пожаловал ему титул маркиза д’Искиа.

Надгробие Кановы.

Несмотря на эти почести и на благорасположение со стороны Папы, знаменитый скульптор вследствие размолвки своей с кардиналами покинул Рим и последние годы своей жизни провел на родине, в Поссаньо, близ Бассано. Он умер в Венеции 13 октября 1822 г. и был похоронен в Поссаньо в мавзолее, который сам же спроектировал по образцу древнеримских храмов.

]Репутация

При жизни Канова имел репутацию самого значительного из скульпторов новейшего времени. В развитии классицистической скульптуры он сыграл столь же ключевую роль, что и Давид — в развитии классицистической живописи. Современники не жалели сильных эпитетов для описания своего преклонения перед даром Кановы, который, как тогда казалось, выдерживал сравнение с лучшими ваятелями античности. Его надгробия эффектны, портреты — идеализированы. Тем не менее ни «торжественное спокойствие композиции», ни «ясность и изящество пропорций» не уберегли Канову от обвинений в «холодной отвлечённости образов, сентиментальной слащавости и салонной красивости, безжизненности гладкой, отполированной поверхности мрамора», которые выдвигали против него многие позднейшие историки искусства и, в частности, авторы Большой советской энциклопедии.

«Поцелуй Амура и Психеи». Барочность образа. Классицизирование, идеализация, соизмерение с античностью.

«Три грации»

«Паолина Боргезе» - портретность, но нет конкретности. Условность, привязанность к античности.

«Надгробие Марии Сикстинской» формы египетской пирамиды.

Анто́нио Кано́ва — итальянский скульптор, наиболее значительный представитель классицизма в европейской скульптуре, образец для подражания академистов XIX века.

Сын бедняка-каменотеса, Канова рано осиротел и поступил в услужение к венецианскому сенатору Фалиеро. Этот последний доставил ему возможность учиться ваянию. Имея всего 16 лет от роду, Канова исполнил для своего покровителя статуи Евридики и Орфея, а в 1779 г., для венецианского патриция Пизано, группу «Дедал и Икар».

Вскоре молодой художник занял выдающееся место среди тогдашних ваятелей, и известность его росла с появлением каждого нового его произведения, распространяясь далеко и за пределы Италии.

Папа Пий VII в 1802 г. сделал его главным смотрителем всех художественных памятников в своих владениях. Наполеон I пригласил его в 1802 г. в Париж для приготовления колоссальной статуи (Наполеона) и для других важных работ. Шедевр этого времени — Полина Бонапарте в обличии победоносной Венеры.

После падения Наполеона, в 1815 г. Канова энергично способствовал тому, чтобы художественные сокровища, увезенные из Рима низложенным императором во Францию, были возвращены в Вечный город; в благодарность за это, равно как и за его необычайный художественный талант Пий VII приказал вписать его имя в Золотую книгу Капитолия и пожаловал ему титул маркиза д’Искиа.

Бертель Торвальдсен

«Памятник погибшим гвардейцам в Люсерне» - раненый лев. Марк Твен назвал этот памятник самым грустным памятником на свете

Бертель Торвальдсен (датск. Bertel Thorvaldsen; 19 ноября1770, Копенгаген24 марта1844, там же) — датский художник, скульптор, ярчайший представитель позднего классицизма.

]Биография

Сын исландского резчика по дереву, который обосновался в Дании. Учился в Копенгагенской Академии художеств. В 1797 г. уехал в Рим и провёл в Италии более сорока лет. Открытие мира античного искусства перевернуло его жизнь, и день прибытия в Рим он праздновал как свой день рождения.

За статую Ясона (1803) Торвальдсена похвалил сам Канова, и впоследствии датский ваятель стал восприниматься публикой как наследник великого венецианца. Трудно назвать в XIX веке художника, который бы получил столь всеобщее признание, как Торвальдсен. Заказы сыпались к нему изо всех стран Европы. Его посещение Копенгагена в 1819 году вылилось в подлинную триумфальную процессию: с восторгом встречали его и в Вене, и в Берлине, и в Варшаве.

На склоне лет, в 1838 году, Торвальдсен принял решение вернуться из Италии в Данию, и известие об этом было отмечено там как веха национальной истории. В следующем году началось строительство Музея Торвальдсена в Копенгагене, которому было суждено стать и его мавзолеем.

Работы

Ганимед, кормящий Зевсова орла (1817).

Торвальдсен был одним из самых плодовитых скульпторов в истории искусства. Почти все его лучшие вещи — на античные сюжеты. Современникам казалось, что именно он смог прочувствовать и воссоздать суть классического искусства Греции и Рима. Грандиозный фризс изображением деяний Александра Македонского в Квиринальском дворце он создал в 1812 г. всего за три месяца, с расчётом на предстоящий визит в Рим Наполеона. Среди других известных работ — скульптуры Ганимед с чашей и орлом (1804), Амур и Психея (1807),Венера с яблоком (1813—1816), медальоны День и Ночь (1814—1815), Меркурий со свирелью(1818), Ганимед, кормящий Зевсова орла (1817), Три грации (1817—1819) и проч.

Идеализированные портретные бюсты Торвальдсена пользовались спросом по всей Европе. Он увековечил в мраморе не только монархов (напр., Александра I), но и многочисленных представителей аристократии различных государств (в том числе и русской). Одно из лучших его портретных изображений — автопортрет (1839). Торвальдсен также является автором памятников Юзефу Понятовскому (18201829), Н. Копернику (Варшава, 1829—1830),Дж. Байрону (Кембридж, 18301831), Ф. Шиллеру (Штутгарт, 1835—1839).

Помимо портретной и мифологической скульптуры, Торвальдсен довольно много разрабатывал библейские и христианские темы. Правда, уже при жизни автора его религиозные работы обвиняли в холодности и бездушности: отстранённая от предмета античная форма отказывалась сочетаться с горячей христианской проповедью. Подобно другим мастерам классицизма, со второй половины XIX века в кругах искусствоведов началась реакция против Торвальдсена. Его произведения называли напыщенными, лишёнными подлинного чувства, его мрамор сравнивали с глыбами льда. Только в Дании культ Торвальдсена без изменений сохранился до наших дней.

 

Бертель Торвальдсен родился в Копенгагене 19 ноября 1770 года. Отец, исландец по происхождению, был резчиком по дереву. Он не имел большого таланта, но зато сумел привить сыну интерес к скульптуре и рисованию. «Я испытывал страсть к рисованию, - вспоминал позднее скульптор. - Увидев однажды, как я занимаюсь этим на дверях и стенах дома, один из приятелей отца заметил, что у меня определенно есть дар, и спросил отца, не собирается ли тот отдать меня в Академию художеств. Я, мечтая об этом, упросил настоять на таком решении моей судьбы». Так в 1781 году Бертель становится учеником Королевской академии художеств в Копенгагене.
Вскоре юноша был награжден по классу скульптуры малой и большой серебряными медалями, в 1791 году - малой золотой. Одному из своих учителей - Николаю Абильгору - он помогает в отделке королевской резиденции в Копенгагене - Амалиенборге.
Главным его наставником в Копенгагене был даровитый датский скульптор Видевельт, который научил Торвальдсена любить и понимать античное искусство.
В 1793 году Торвальдсен получил Большую золотую медаль за рельеф «Петр исцеляет хромого», а с ним право пенсионерства в Италии. Это давало возможность получать стипендию и продолжать учебу в Италии. Однако прибыть в Рим Торвальдсен смог лишь 8 марта 1797 года. Отныне этот день он отмечает как день своего рождения.
В Риме Торвальдсен попал в ближайший круг друзей самого Гете, группировавшихся вокруг Вильгельма фон Гумбольдта. Много времени проводит Торвальдсен и в галереях Ватикана.
В Италии Торвальдсен провел большую часть своей жизни, около сорока лет, никогда не забывая своей маленькой родины. Он постоянно был связан с Копенгагеном, посылал туда закупаемые им антики, а перед смертью завещал все свои произведения городу.
Успеху в Риме и продлению командировки способствовало создание группы «Вакх и Ариадна», а особенно скульптуры «Язон» (1803). «Язон» представил все основные черты стиля великого мастера совершенную простоту и ясность композиционного построения, предпочтение мужественным и благородным характерам; крепкую, уверенную лепку формы.
О статуе Торвальдсена «Язон» Антонио Канова сказал, что это новое слово в скульптуре. Благодаря «Язону» молодой скульптор быстро приобрел известность в кругах любителей искусства. К нему поступает множество заказов. Художника посещают знатные путешественники, у него появляются средства, чтобы расширить мастерскую, привлечь для работы учеников и подмастерьев.
При всей любви к творчеству античных скульпторов, например Фидия или Праксителя, Торвальдсен, однако, не стал их слепым подражателем. Античное искусство было для Торвальдсена, в сущности, лишь источником вдохновения, в самом же творчестве своем он всегда оставался в высшей степени индивидуальным, верным своему своеобразному гению, одинаково сильному и в области статуи, и в области рельефа.
Для выражения мощных художественных идей служили Торвальдсену крупные статуи, рельеф же давал исход целому сонму грациозно-шаловливых, нежно-любовных и других мыслей и чувств, постоянно волновавших его фантазию. Работал Торвальдсен неутомимо, причем обыкновенно, прежде чем приступить к лику задуманной модели, набрасывал ее карандашом и разрабатывал в эскизах, иногда до двадцати и более раз. С 1803 по 1819 год Торвальдсен исполнил множество крупных и мелких статуй и рельефов.
Им были, в частности, созданы «Амур и Психея», «Адонис», «Марс и Амур», «Венера с яблоком», «Геба», «Ганимедсорлом», «Пастух», «Поход Александра Македонского», «Танцовщицы», «Три грации»; рельефы «Ахилл и Брезенда», «Приам, умоляющий отдать тело Гектора» и ряд других.
В 1818 году Торвальдсен заканчивает работу над скульптурой «Меркурий со свирелью». История происхождения этой удивительной статуи в высшей степени характерна для уяснения того, как работал Торвальдсен. Однажды, отправляясь обедать, Торвальдсен заметил полусидящего, полустоящего в дверях дома молодого итальянца. Красота и оригинальность позы поразили скульптора. Он прошел было мимо, но с полдороги вернулся и, застав юношу все в той же позе, не замедлил хорошенько запомнить детали положения. Затем, наскоро пообедав, Торвальдсен вернулся домой, чтобы засесть за эскиз новой статуи, а на другой день уже серьезно взялся за работу над моделью «Меркурия».
Торвальдсен выбрал из сюжета, казалось, спокойный, а на самом деле захватывающий момент. Безобидно-праздное положение полусидящей, полустоящей фигуры Меркурия с только что отнятою от губ свирелью маскирует кровавый замысел. Правая нога на самом деле прижимает пяткой ножны меча, чтобы легче было вытащить последний свободною рукою. Черты лица и поза фигуры выражают напряженную бдительность и готовность перейти к действию. Последнее передано в особенности превосходно - так и кажется, что Меркурий сейчас встанет и выхватит меч.
В 1820 году Торвальдсену поручают скульптурное оформление главного собора Копенгагена - собора Богоматери. Художник создает ансамбль, включающий в себя двенадцать фигур апостолов, размещенных вдоль стен центрального нефа собора, фигуру Христа в апсиде и изображение коленопреклоненного ангела. Все статуи Торвальдсен исполнил в величину, больше натуральной.
«В фигуре Христа, - пишет Малинковская, - сочетаются движение навстречу людям и статичность. Его руки словно закрывают собой людей, оберегают их и в то же время отстраняют, не подпускают к себе. Застывшие, как бы погруженные в себя образы апостолов создают у входящего в храм настроение самоуглубленности, сосредоточенности, отречения от мирской суеты».
В том же двадцатом году Торвальдсен возвращается в Италию, где много работает над заказами разных европейских стран Польши, Германии, Англии, Италии, Дании. В основном это памятники-монументы Копернику для Краковского собора (1823), Шиллеру в Штутгарте (1835), Байрону в Кембридже (1831), папе Пию VII в соборе Святого Петра в Риме (1824-1831) и т.д.
Торвальдсен проявил себя и как блестящий портретист. Он создал немало великолепных портретов. Среди тех, кого изобразил скульптор, были царствующие особы - Наполеон, Александр I, польский король Понятовский, а также и великие поэты - лорд Байрон, Шиллер.
Воистину, образцом гармонии, ясности, чистоты формы стала портретная статуя княгини Марии Федоровны Барятинской, жены известного русского дипломата И.И. Барятинского.
«Барятинская изображена в задумчивой позе, голова чуть склонена вправо, - пишет Малинковская. - Левая рука придерживает ниспадающую шаль, правая поднята к лицу. Идеально прекрасен овал лица княгини, чудесно сложена фигура, угадывающаяся сквозь складки одежды. Грациозна и в то же время исполнена достоинства поза. Безупречной линией очерчивает Торвальдсен силуэт, складки одежды струятся, образуя плавный ритм. Портрет Барятинской, созданный в 1818 году, признан одним из выдающихся произведений европейской пластики первой трети XIX века».
В 1825 году Торвальдсена избирают президентом Римской академии святого Луки, а в 1833 году - президентом Академии художеств в Копенгагене. Он был также почетным членом Французской и Российской академий художеств, академий Берлина, Мюнхена, Флоренции, Милана.
В 1838 году Торвальдсен решил окончательно вернуться на родину. Здесь ему был оказан грандиозный прием. Остальные годы своей жизни великий скульптор посвятил отечеству. Крупными его работами в этот период являются фризы «Въезд Христа в Иерусалим» и «Шествие на Голгофу». Кроме них, он исполнил много мелких произведений и усиленно занимался разработкой плана и устройством (на средства, собранные всенародной подпиской) музея, в котором должны были поместиться все его произведения.
В завещании скульптора говорится «Я передаю в дар городу Копенгагену в Дании произведения искусства, из числа принадлежащих мне картин, скульптур, барельефов, гравюр и литографий, медалей и т.п., предметов как античных, так и современных, а также работ по камню, золотых изделий, античной бронзы, этрусских ваз, терракоты, книг, египетских и греческих древностей и других предметов, относящихся к наукам и изящным искусствам».
Торвальдсен скончался в Копенгагене 24 марта 1844 года, присутствуя на вечернем спектакле в Королевском театре. Тело Торвальдсена погребено под простой каменной плитой в середине двора, образуемого четырьмя флигелями музея его имени, в котором собрано 80 статуй, 130 бюстов и 240 рельефов прославленного мастера.

История создания Бертелем Торвальдсеном
скульптуры М.Ф. Барятинской

Уверен, никто из посетителей Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве не пройдет мимо, в одном из залов и не остановится восхищенный перед беломраморной фигурой княгини Марии Федоровны Барятинской, исполненной великим датским скульптором Бертелем Торвальдсеном, вероятнее всего, в 30-х годах XIX столетия. Она предстает перед нами в изящно ниспадающих одеяниях греческой богини. Словно Венера или Геба. В ослепительной красоте, величии, благородстве и очаровании.

Но есть в этом божественном видении некое, чуть заметное проявление земного чувства. Обратите внимание на шаловливо поднятый к подбородку пальчик руки княгини. Именно этот подмеченный художником жест, наверно свойственный Марии Федоровне, возвращает мифологическую Венеру с недосягаемых высот на землю, к реальным человеческим настроениям, делает ее вполне земной женщиной. На ее лице мы также замечаем еле уловимую тень земной задумчивости, легкой, воздушной, очаровательной.

Мария Федоровна Барятинская, урожденная графиня Келлер, жена князя Ивана Ивановича Барятинского, одного из знатнейших и богатейших русских вельмож, действительно славилась ослепительной, неотразимой красотой, острым умом, образованностью, великодушием и добротой. Боготворивший ее Иван Иванович Барятинский именно в ее честь назвал свое имение "Марьино". А будучи в Риме, заказал исполнить ее мраморную фигуру первейшему мастеру в Европе, прославленному Торвальдсену. Тот охотно согласился. Работал с восторгом, удовольствием, упоением. Вкладывал в мрамор не только свой талант, свое несравненное мастерство, но и большое душевное расположение к русской красавице. И создал одно из лучших своих произведении.

Но произошло совершенно неожиданное. Изваяние настолько понравилось самому скульптору, что он не захотел отдавать его заказчику, Ивану Ивановичу Барятинскому. А вместо этого отправляет скульптуру на свою родину, в Копенгаген, где в это время создается музей Торвальдсена, в котором мастер собрал самые любимые, самые значительные свои произведения.

Но Барятинский настойчиво требовал выполнить заказ, он не понимал странной медлительности уважаемого мэтра. И Торвальдсену пришлось спешно делать, вероятно, вольное повторение оригинала. На этот раз ему помогал его ученик Фридрих Биссена. Фигура была исполнена с таким же профессиональным блеском и совершенством, она передается Барятинскому. Тот, не подозревая о сложных перипетиях ее создания, остался очень доволен работой. С огромными трудностями фигуру из Рима доставили в курскую глубинку, в Марьино. Изваяние было установлено в одном из парадных залов дворца.

ГЛАВА I. ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ТОРВАЛЬДСЕНА

С одиннадцати лет он обучался в датской Академии художеств. В 1793 г. молодой скульптор был отмечен Большой золотой медалью, что дало ему право на заграничную стажировку. Однако материальные трудности заставили отложить отъезд.
 
Бертель Торвальдсен. Ясон с золотым руном. 1802—1803 гг. Музей Торвальдсена, Копенгаген.
В 1797 г. Торвальдсен прибыл в Рим. Встреча молодого скульптора с Вечным городом омрачилась тем, что большинство прославленных древностей из римских коллекций были тогда вывезены французами. Однако датский мастер и без классических образцов сумел почувствовать величие античной пластики. В этом убеждает статуя Ясона с золотым руном (1802—1803 гг.). Чуждый зависти Антонио Какова, увидев эту скульптуру, назвал её началом «нового, грандиозного стиля». Первые годы XIX в. стали для Торвальдсена порой творческого рас цвета; он работал в Риме (в 1808 г. его приняли в Академию Святого Луки) и Неаполе. В 1811 г. по случаю приезда Наполеона он выполнил для Квиринальского дворца в Риме рельеф «Вступление Александра Македонского в Вавилон». Две много фигурные процессии — греческое войско и приветствующие его жите ли — встречаются в центре композиции; между ними находится аллегорическая фигура Мира.
 
Бертель Торвальдсен. Венера с яблоком. Фрагмент. 1813—1816 гг. Музей Торвальдсена, Копенгаген.
Особенность образов Торвальдсена — их самодостаточность: они словно живут сами по себе, не нуждаясь в зрителе. Такова «Венера с яблоком» (1813—1816 гг.). Тихая, целомудренная, удивлённо глядящая на доставшийся ей плод, она особенно выигрывает при сравнении с надменной и холодной Венерой — Паолиной Богезе Кановы. Композиция «Ганимед, кормящий Зевсова орла» (1817г.) выполнена с непревзойдённым изяществом и естественностью. Грациозное тело юноши и могучая фигура птицы объединены в симметричную, но свободную группу.
 
Бертель Торвальдсен. Меркурий. 1818 г. Музей Торвальдсена, Копенгаген.
  Торвальдсен ловко обыгрывал контрасты и всегда добивался гармоничной целостности образа. Его резец передаёт зыбкие состояния перехода от покоя к движению с удивительным правдоподобием. Такова фигура бога Меркурия (1818 г.), который, усыпив великана Аргуса игрой на свирели, всё ещё держит её наготове, а свободной собирается поднять меч, чтобы сразить врага. В 1819 г. Торвальдсен посетил Копенгаген, получив заказ на украшение церкви Богоматери (1811 — 1829 гг.), построенной в неоклассицистическом стиле. Скульптор украсил фронтон главного входа храма фигурой проповедующего Иоанна Крестителя, паперть — рельефом «Вход в Иерусалим», интерьер — статуями апостолов, алтарь — колоссальной фигурой Христа и рельефом «Шествие на Голгофу». Иоанн Креститель (Предтеча) — в христианской традиции провозвестник прихода Мессии — посредника между Богом и людьми, Спасителя человечества. Иоанн Креститель узнал Мессию в Иисусе Христе, пришедшем к нему принять крещение на реку Иордан в Палестине, Для статуи Христа Торвальдсен вы полнил шесть подготовительных вариантов, стремясь найти образ, гармонично соединяющий величавую героику Зевса работы древнегреческих скульпторов с ясной и глубокой духовной силой Спасителя.
 
Бертель Торвальдсен. Джордж Гордон Байрон. 1831 г. Кембридж.
Начиная с 20х гг. XIX в. Торвальдсена знала уже вся Европа. Ему наперебой заказывали памятники для разных городов. Статуи астронома Николая Коперника для Кракова в Польше (1822 г.), изобретателя книгопечатания Иоганна Гуттенберга для Майнца в Германии (1833 г.), поэта Джорджа Гордона Байрона для Кембриджа в Англии (1831 г.) своим традиционным решением и обилием второстепенных деталей похожи на другие европейские памятники тех лет. Исключение составляет «Раненый лев» (1820—1821 гг.) в Люцерне (Швейцария) — памятник швейцарским гвардейцам короля Людовика XVI, погибшим во время Великой Французской революции. Это пещера в дикой скале, отделённая от зрителя небольшим водоёмом; в ней лежит израненный лев. Образ страдающего, слабеющего, но ещё чуткого и стойкого зверя удивителен по силе.
 
Бертель Торвальдсен. Раненый лев. 1820—1821 гг. Люцерна.
В 1838 г. Торвальдсен вернулся в Копенгаген и возглавил там Академию художеств. Скульптор завещал родине большую часть своего наследия, которая легла в основу его мемориального музея.


Это портал Франциска 1-го, во дворе мэрии Морэ. Медальоны явно портретные, причем талантливо сделанные. Носатый дядька - сам король Франциск, воин и интеллектуал. Дама - роковая и стильная красавица Диана де Пуатье, за которой король мимолетно ухаживал, а сын его, тоже французский король, был влюблен в нее всю жизнь, при том, что Диана была на 20 лет старше.

Иоганн Готфрид Шадов —

Иоганн Готфрид Шадов (1764-1850). В отличие от многих мастеров XVIII столетия, Шадов не был потомственным скульптором. Его предки были крестьянами, сам же он родился в многодетной семье берлинского портногоГотфрида Шадова. Еще в школе он выделялся среди своих сверстниковлюбовью к рисованию. В 1775 году в Берлин по приглашению Фридриха Вильгельма прибыл парижский скульптор Жан-Пьер-Антуан Тассар (1727-1788), чтобы возглавить придворную скульптурную мастерскую. Тассару сообщили о таланте Шадова, и он пригласил мальчика к себе. Супруга Тассара, Фелисите Тассар, художница, ученица Ф. Буше, начала с ним заниматься. Иоганн рисовал, копировал картины известных мастеров, преимущественно Ф.Буше, которого его наставница ценила особенно высоко. Одновременно Шадов начал посещать скульптурную мастерскую Тассара. Вскоре перед Шадовом встала проблема выбора: посвятить себя живописи, точнее, рисунку и гравюре, или стать скульптором. Теперь он начал много рисовать с гипсов, лепить из глины, делать гипсовые модели и учиться их переводу в мрамор. Однако в его ранних работах - бюсте Генриетты Херц - ничто еще не говорило о пластическом даровании. Тассар не препятствовал занятиям, но считал, что у Шадова большие способности к гравированию, чем к скульптуре. Учитель Шадова был мастером, воспитанным преимущественно французской иi нидерландской пластикой XVII-XVIII веков. Он был мало знаком с античной скульптурой, хотя и находился под влиянием идей И.Винкельмана. Тассар был известен своими декоративнымиработами, выполненными в мраморе и украшающими по сей день парки Берлина, Потсдама и Сан-Суси, а также портретами.
Вскоре занятия с Тассаром перестали удовлетворять Шадова. С 1780 года он начинает посещать Академию худорисовал, копировал картины известных мастеров, преимущественно Ф.Буше, которого его наставница ценила особенно высоко. Одновременно Шадов начал посещать скульптурную мастерскую Тассара. Вскоре перед Шадовом встала проблема выбора: посвятить себя живописи, точнее, рисунку и гравюре, или стать скульптором. Теперь он начал много рисовать с гипсов, лепить из глины, делать гипсовые модели и учиться их переводу в мрамор. Однако в его ранних работах - бюсте Генриетты Херц - ничто еще не говорило о пластическом даровании. Тассар не препятствовал занятиям, но считал, что у Шадова большие способности к гравированию, чем к скульптуре. Учитель Шадова был мастером, воспитанным преимущественно французской иi нидерландской пластикой XVII-XVIII веков. Он был мало знаком с античной скульптурой, хотя и находился под влиянием идей И.Винкельмана. Тассар был известен своими декоративными работами, выполненными в мраморе и украшающими по сей день парки Берлина, Потсдама и Сан-Суси, а также портретами.

Вскоре занятия с Тассаром перестали удовлетворять Шадова. С 1780 года он начинает посещать Академию художеств, девятнадцатилетним юношей едет в Дрезден и Вену. Затем отправляется во Флоренцию, где восхищается произведениями Микеланджело и Джованни де Болонья, осматривает монументы городских площадей. Но по-настоящему Шадов проникается скульптурой в Риме, где проводит два года (1785-1787).

В эту эпоху Рим становится центром классицизма. Художники и скульпторы создают свои произведения под влиянием "Клятвы Горациев" Ж.-Л.Давида и "Тезея и Минотавра" А. Кановы. Шадов поступает в частную Академию Александра Триппеля (1744-1793) - одного из последователей системы И.Винкельмана, воспитывавшего своих учеников в духе классицизма. Большую часть времени Шадов проводит, изучая античный Рим. Он много работает в Ватикане и Капитолийском музее, во Французской Академии в Риме, поддерживает тесные связи с французскими художниками. Здесь он знакомится с А.Кановой, и это знакомство перерастает в тесную дружбу, длившуюся на протяжении всей жизни. Шадов принимает участие в Конкурсе Балестры, где выставляет свою, ныне утраченную, группу "Персей и Андромеда", выполненную в терракоте, и получает за нее золотую медаль. Глиняная статуэтка Ахилла, выполненная в Риме в последние годы пребывания там Шадова, свидетельствует о том, как далеко он ушел от Тассара под влиянием античных памятников в ощущении пластики форм и трактовке материала. Стройность пропорций фигур и удивительно мягкую проработку модели он заимствовал из греческих оригиналов. В Берлине становится известно о таланте скульптора. В 1786 году в письме к сыну мать Шадова сообщает о посещении министра фон Хайница и пишет: "Я была горда тем, что он хотел видеть твою мать".

Когда скульптор возвращается в Берлин, его избирают постоянным членом Академии, а после смерти Тассара Шадов заменяет его на посту директора всех официальных скульптурных работ и становится главой придворной скульптурной мастерской. С этого времени и на протяжении почти сорока лет Шадов завален заказами. В свою мастерскую он привлекает шестнадцать помощников, чрезвычайно много работает сам.

Архитектурные работы в Берлине в это время возглавляет архитектор К.Лангханс, чья деятельность составила целую эпоху. Начинается сотрудничество двух крупнейших немецких мастеров конца XVIII века. Шадовсоздает множество рельефов для фасадов берлинских зданий. В конце 1780-х годов Лангханс сооружает Вранденбургские ворота, стремясь соединить в одном здании афинские пропилеи с римской триумфальной аркой. Для Бранденбургских ворот Шадов выполняет квадригу коней, а затем дополняет ансамбль ворот статуей Марса, ставшей символом немецкой столицы. В ней ощутимо влияние образов Микеланджело и античной статуи "Арес" с виллы Людовизи.

В 1780-1790-е годы Шадов создает свои лучшие произведения. Среди них надгробие юного графа фон дер Марк, находящееся в церкви Доротеи в Берлине. Здесь он отказался от помпезности барочных надгробий и создал произведение, полное сдержанной печали и скорби в духе высокого классицизма, где четкость и благородство силуэтов создаются ритмом линий и сопоставлением плоскостей. Надгробие состоит из саркофага и нескольких фигур, выполненных над ним. На саркофаге Шадов поместил фигуру словно уснувшего мальчика. "Прекрасный мальчик свеж, как утренняя роса", - восхищенно сказала о нем Каролина Шлегель.

Одной из ведущих в творчестве Шадова является тема прекрасной женщины. Он выполнил бюст своей жены Марианны, привлекающий мягкостью характера и одновременно тонкостью душевного склада. На протяжении своей жизни скульптор создавал портретные бюсты, наполненные внутренним напряжением и сдерживаемой экспрессией, отличающиеся благородством и интенсивностью духовной жизни.

Одним из прекраснейших образов среди женских портретов XVIII века является скульптурная группа Шадова "Принцессы Луиза и Фредерика". Работая над ней, скульптор выполнил сначала отдельно два бюста, а затем модель группы, которую выставил в Берлинской Академии в 1795 году. Она вызвала целую волну одобрительных и восторженных откликов. Трактовка портрета сестер не и





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. I.1 Творчество как средство социализации и развития личности
  2. Актерское творчество в век развития режиссуры
  3. Архитектура 20 века и творчество Ле Корбюзье
  4. Вопрос 1. Основные психические процессы. Мышление и интеллект. Творчество. Представление. Воображение.
  5. Доклад Творчество Оскара Нимейера
  6. Жизнь и творчество нобелевских лауреатов по экономике
  7. КОЛЛЕКТИВНОЕ ТВОРЧЕСТВО ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ
  8. Лекция 1. 17 век в развитии европейской культуры. Ренессансный реализм и творчество Лопе де Вега
  9. Общественный и семейный быт, духовная культура, народное творчество
  10. По правовым формам реализации: правотворчество, исполнительно-распорядительная и правоохранительная деятельность.
  11. Понятие правотворчества и его принципы. Правотворчество и формирование права.
  12. Правотворчество и законотворчество. Понятие и стадии законодательного процесса.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 914; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.03 с.) Главная | Обратная связь