Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Страны континентальной (романо-германской) правовой семьи




 

В зарубежных странах континентального права обычным юридическим правилом считается включение во внутреннюю правовую систему вступивших для этих государств в силу международных договоров и обязательств. Например, статья 25 Конституции Федеративной Респуб­лики Германии устанавливает, что «общепризнанные нормы международного права являются составной частью федераль­ного права», а также «они имеют преимущество перед зако­нами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации».

Подобные предписания содержатся в ст. 96 Конституции Испании: «Законно заключенные и официально опубликованные в Испании международные договоры составляют часть ее внутреннего законодательства».

Наиболее четкая регламентация применения норм между­народного права как источников внутреннего законодатель­ства характерна для 55 Конституции Франции (ст. 55): «До­говоры или соглашения, должным образом ратифицированные и одобренные имеют силу, превышающую силу внутренних зако­нов, с момента опубликования при условии применения каждого соглашения или договора другой стороной».

Таким образом, в странах континентального права обычным юридическим правилом считается включение во внутреннюю правовую систему вступивших для этих госу­дарств в силу международных договоров и обязательств. При этом международно-правовая норма может действовать непо­средственно, но чаще она имплементируется в национальное уголовное законодательство.

 

Франция. Концептуальной идеей нового УК Франции является реализация принципа примата международного права над внутригосударственным. Международно-правовые нормы стали источниками фран­цузского Уголовного закона в силу их имплементации во внутреннее законодательство. Причем, как правило, она происходила путем имплементации международной нормы, то есть ее адаптации в соответствии с национальными особен­ностями. Такая адаптация нередко носит своеобразный расширительный характер по сравнению с нормой международ­ного договора.

Так, УК Франции в книге II «О преступлениях и проступках против человека» содержит раздел I «О преступлениях против человечества», в котором расположена глава I «О геноциде». Статья 211-1 данной главы говорит о том, что «являются геноцидом действия, осуществляемые во исполнение согласованного плана, имеющего целью полное или частичное уничтожение какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы или группы, определенной на основе любого другого произвольного критерия, по совершению или принуждению к совершению, в отношении членов этой группы, одного из следующих действий: умышленное посягательство на жизнь; тяжелое посягательство на физическую или психическую неприкосновенность; установление таких условий существования, которые влекут полное или частичное уничтожение группы; меры направленные на снижение рождаемости; насильственное перемещение детей».

Нормы международного права говорят о совершении указанных действий только в отношении «национальной, этнической, расовой или религиозной группы». Данный перечень является по смыслу нормы исчерпывающим. В то же время УК Франции допускает совершение таких действий так же в отношении «группы, определенной на основе любого другого произвольного критерия».

Такое понимание геноцида в УК Франции носит расширительный характер по отношению к нормам международного права.

Далее, в УК Франции в связи с подписанием ряда международных соглашений впервые включены нормы о преступлениях против человечества, в т.ч. о военных преступлениях. Например, §§ 212-1, 212-2 УК Франции в соответствии с положениями Женевских Конвенций устанавливает ответственность за такие преступления, как: депортация; обращение в рабство; массовое и систематическое осуществление смертной казни без суда; похищение людей, за которым следует их исчезновение; пытки или акты жестокости, совершенные по политическим, расовым или религиозным мотивам и организованные во исполнение обдуманного плана против группы гражданского населения.



При этом наиболее строго (только пожизненным заточением) караются данные деяния, если они совершены во время войны «против тех, кто борется с идеологической системой, во имя которой совершены преступления против человечества».

Выгодной особенностью французского Уголовного закона является возможность наступления ответственности за указанные преступления не только физических, но и юридических лиц. (§ 213-3).

В то же время УК Франции в ряде случаев прямо заимствует то или иное положение из норм международного права. Так, например, определение пытки (§ 222-6) полностью соответствует ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.

Однако в УК Франции имеется ряд законодательных пробелов, связанных с регламентацией военных преступлений, в частности - наемничества. В книге IV «О преступлениях и проступках против нации, государства и общественного порядка» содержится Глава II «О других посягательствах на институты Республики или на неприкосновенность национальной территории». Данная глава содержит Отдел 3 «О захвате командования, наборе вооруженных сил и подстрекательстве к незаконному самовооружению». Здесь содержатся две статьи, имеющие непосредственное отношение к наемничеству.

Ст. 412-7 гласит, что: «Наказывается… набор вооруженных сил без приказа или без разрешения законных властей».

В данной норме бесспорно речь идет о вербовке лиц для создания вооруженных сил. Однако законодатель не указывает на гражданство и на место постоянного проживания набираемых лиц в качестве обязательных признаков указанного состава. Логично предположить, что такими лицами могут быть как граждане Франции или лица, постоянно проживающие на ее территории, так и лица, не являющиеся гражданами Франции и не проживающие постоянно на ее территории. Следствием такого предположения является утверждение о том, что вторая категория лиц является наемниками, а сама норма в части регламентирует один из составов наемничества.

Еще одной нормой, относящейся к наемничеству, является ст. 413-1. Она содержится в Отделе 1 «О посягательствах на безопасность вооруженных сил и на охранные зоны оборонного назначения» Главы III «О других посягательствах на национальную оборону». В указанной статье говорится, что: «Осуществляемое с целью нанести ущерб национальной обороне, подстрекательство военных, относящихся к французским вооруженным силам, к переходу на службу иностранного государства наказывается…».

Данная статья конкретизирует состав наемников – только военные, относящиеся к французским вооруженным силам. Следовательно, для признания данного преступления наемничеством необходимо, что бы этих лиц набирали для участия в вооруженном конфликте, участницей которого не является Франция. Ущерб национальной обороне может заключаться и в отсутствии данных военных в составе вооруженных сил Франции. Совокупность указанных трех статей и образует (с рядом допущений) регламентацию уголовной ответственности за наемничество во Франции.

Отличительной особенностью французского Уголовного закона является возможность наступления ответственности за указанные преступления не только физических, но и юридических лиц (§ 213-3).

 

Германия. Выгодной особенностью герман­ского Уголовного закона является прямое указание в его тексте на то, что «международные Конвенции» имеют преиму­щественную силу перед национальным законодательством – то есть конституционное предписание о приоритете норм между­народного права по существу продублировано в самом уго­ловном законодательстве.

Анализ Особенной части УК Германии также позволяет сделать вывод об имплементации норм международного права о преступлениях против мира и безопасности человечества. Нередко при имплементации нормы международного права в Германии принимается специальный закон о выполне­нии того или иного международного акта уголовно-правового характера.

В соответствии с международным уголовным правом в 16 раздел УК Германии «Преступные деяния против жизни» был включен § 220а «Геноцид» следующего содержания: «(1) Кто с целью уничтожения полностью или частично национальной, расовой, религиозной или отличающейся своими традициями общности: убивает представителя этой общности; причиняет представителям этой общности тяжелый физический или моральный вред…; ставит эту общность людей в такие жизненные условия, которые могут вызвать физическое уничтожение этой общности полностью или частично; предпринимает меры, направленные на то, чтобы предотвратить рождаемость в данной общности; насильственно перемещает детей данной общности в другие общности – наказывается…»

Нетрудно заметить, что смысловое содержание данной нормы практически полностью совпадает с международно-правовой нормой о геноциде. Особенностью германского Уголовного закона является тот факт, что состав геноцида носит не просто формально-материальный характер с точки зрения объективной стороны. В качестве одного из последствий, указанных в диспозиции § 220а УК ФРГ, предусмотрено причинение тяжкого морального вреда представителям той или иной демографической общности. Видимо, это связано с особой оценкой актов геноцида в немецком обществе, где в годы Второй мировой войны геноцид еврейского населения стал одним из основных направлений государственной политики Третьего рейха. Покаяние - вот что свойственно германской нации: недаром немецкий уголовный закон при регламентации уголовной ответственности за рассматриваемое преступление как бы «завышает планку» при определении преступности актов геноцида.

Германия, ставшая инициатором двух мировых войн, закрепила в своем уголовном законодательстве преступность как подготовки агрессивной войны, так и подстрекательства к агрессивной войне (§§ 80-80а). особо подчеркнем, что в немецком УК подготовка агрессивной войны является преступлением, если в такой войне «должна будет участвовать» Германия, так как это деяние «создает опасность войны» для самой Германии.

Наконец, в УК ФРГ содержится целая система преступлений, со­ставляющих нападение на лиц, пользующихся международной защитой. Так, в § 102 говорится о посягательстве на жизнь или здоровье гла­вы зарубежного государства, члена его правительства или аккреди­тованного на территории Германии главы иностранного диплома­тического представительства, если лицо, подвергшееся нападению, находилось в официаль­ном качестве на территории Германии. А в § 103 устанавливается преступность «словесного нападения», т.е. оскорбления указанных лиц.

 

Испания. Раздел XXIV нового УК Испании («Преступления против международного сообщества») содержит целую систему преступлений против мира и безопасности человечества.

Так, в главе II «О геноциде» содержится соответствующая норма, полностью дублирующая положения Конвенции о геноциде. Особенностью УК Испании является тот факт, что в национальной норме прямо говорится, что в качестве преступление геноцида должно расцениваться хотя бы однократное убийство или причинение вреда здоровью представителю той или иной демографической общности, совершенное с целью полного или частичного уничтожения такой общности. Таким образом, в УК Испании наиболее четко сконструирован такой материальный признак состава геноцида, как «убийство или причинение тяжких телесных повреждений» - для юридической квалификации по названной норме достаточно хотя бы однократного причинения такого последствия (естественно, совершенного с указанной целью).

Очень подробно УК Испании регламентирует ответственность за военные преступления. Так, например в ст. 608 УК Испании говорится о том, что «защищаемыми» признаются следующие лица:

1. Раненые, больные и пострадавшие, а также медицинский и религиозный персонал, имеющие защиту по I и II Женевским конвенциям или по I Дополнительному протоколу;

2. Военнопленные, имеющие защиту по III Женевской конвенции или по I Дополнительному протоколу;

3. Гражданское население и гражданские лица, имеющие защиту по IV Женевской конвенции или по I Дополнительному протоколу;

4. Лица, выведенные из строя, и лица, принадлежащие к миротворческим силам, либо те, кто исполняет их обязанности, имеющие защиту по Женевским конвенциям или по I Дополнительному протоколу;

5. Парламентеры и лица, их сопровождающие, имеющие защиту по II гаагской конвенции от 29 июля 1899 г.;

6. Другие лица, имеющие защиту по II дополнительному протоколу или «по другим международным договорам, которые подписала Испания».

А в ст. 614 УК Испании указано: «Тот, кто во время вооруженного конфликта совершит или прикажет совершить любое другое нарушение или действие, противоречащее положениям международных Договоров, которые подписала Испания, и относящиеся к ведению боевых действий, защите раненных, больных и пострадавших, к обращению с военнопленными, защите гражданского населения и к охране культурных ценностей во время вооруженного конфликта, наказывается…». Полагаем, что цитированное положение УК Испании представляет собой норму, которая восполняет все возможные пробелы данной главы и снимает противоречия с международным правом.

Далее, в УК Испании преступными нарушениями международного права, совершаемыми «против международного сообщества», признаются, в частности (ст.ст. 609): 1) убийство находящегося в Испании главы иностран­ного государства или «другого лица, имеющего между­народную защиту по Договору»; 2) причинение телесных повреждений вышеуказанным ли­цам; 3) «любое другое преступление» против этих же лиц, а также против присутственных мест, частной резиден­ции, средств транспорта указанных лиц; 4) нарушение личной неприкосновенности главы ино­странного государства или «другого лица, имеющего международную защиту по Договору».

 

Приведенные выше положения конституционного и уголовного законодательства ряда развитых стран позволяет говорить о том, что несмотря на терминологическую разницу и особен­ности восприятия международных норм в странах конти­нентального и общего права, существует определенное един­ство в регламентации оснований ответственности за преступления против мира и безопасности человечества в уголовном праве различных госу­дарств. И «юридическим знаменателем» этого правового яв­ления является общепризнанный приоритет норм международ­ного права, отраженный в конституционном законодательстве России и других цивилизованных стран мирового сообщества. Сказанное (конечно, на частном примере) подтверждает высказанную в литературе фундаментальную идею о том, что между современными уголовно-правовыми системами России и западных стран гораздо больше общего, нежели различного.

 

Литература

 

1. Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право. – М., 2004. – С. 69-86.

2. Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право. – СПб., 2003. – С. 195-246.

3. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Преступления против мира и безопасности человечества. – СПб., 2004. – С. 34-46.

5. Крылова Н.Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. – М., 1996. – С. 15-17, 84-85.

6. Уголовное право зарубежных государств / Под ред. И.Д. Козочкина. – М., 2001. – С. 8-17, 108-119, 252-262, 364-378, 420-432, 506-517.

7. Уолкер Р. Английская судебная система. – М., 1980. – С. 78-81, 149-154.

 

4. Контрольные вопросы

 

1. На каком основании международное уголовное право признается источником уголовного права зарубежных государств?

2. В чем состоит суть доктрины «самоисполнимого договора» в уголовном праве стран англосаксонской правовой семьи?

3. Может ли международный договор применяться в уголовном праве стран континентального права непосредственно?

4. Существует ли разница в способах имплементации международного права в государствах континентального и англосаксонского права?

 


ПРИМЕРНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ К ЭКЗАМЕНУ

 

 

1. Основные этапы эволюции международного уголовного права.

2. Нюрнбергский трибунал и значение его решений для современного международного уголовного права.

3. Понятие современного международного уголовного права.

4. Предмет и методы международного уголовного права.

5. Источники международного уголовного права

6. Основные задачи международного уголовного права.

7. Общепризнанные принципы международного права в международном уголовном праве.

8. Принцип nullum crimen sine lege в международном уголовном праве.

9. Принцип ne bis in idem в международном уголовном праве.

10. Принцип ratione temporis в международном уголовном праве.

11. Недопустимость ссылки на приказ начальника и ее развитие в международном уголовном праве.

12. Преступление по международному уголовному праву и его признаки.

13. Состав преступления по международному уголовному праву; его признаки и элементы.

14. Классификация преступлений по международному уголовному праву и ее основания.

15. Особенности понимания неоконченного преступления в международном уголовном праве.

16. Соучастия в преступлении по международному уголовному праву.

17. Ответственность в международном уголовном праве и основные этапы ее реализации в международном уголовном процессе.

18. Проблема ответственности юридических лиц и государства в международном уголовном праве.

19. Обстоятельства освобождения от ответственности по международному уголовному праву.

20. Конституционный приоритет международного права над внутригосударственным правом и его значение для УК РФ.

21. Международное уголовное право как источник уголовного права Российской Федерации.

22. Роль международного уголовного права в развитии национальной уголовно-правовой системы.

23. Материальное правоотношение в международном уголовном праве, его виды.

24. Непосредственное применение международного уголовного права.

25. Опосредованное применение норм международного уголовного права.

26. Общая характеристика преступлений против международного мира.

27. Агрессия и угроза агрессии по международному уголовному праву.

28. Общая характеристика преступлений против безопасности человечества (человечности) по международному уголовному праву.

29. Геноцид как преступление по международному уголовному праву.

30. Апартеид по международному уголовному праву.

31. Категория «военные преступления» в международном уголовном праве.

32. «Серьезные» нарушения правил ведения вооруженных конфликтов международного характера.

33. «Серьезные» нарушения правил ведения вооруженных конфликтов немеждународного характера.

34. Наемничество по международному уголовному праву.

35. Понятие конвенционных преступлений по международному уголовному праву.

36. Рабство и работорговля по международному уголовному праву.

37. Сексуальная эксплуатация по международному уголовному праву.

38. Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание.

39. Понятие террористических преступлений в международном уголовном праве.

40. Особенности понимания террористических преступлений на европейском уровне.

41. Захват заложников по международному уголовному праву.

42. Преступления против безопасности воздушного транспорта по международному уголовному праву.

43. Пиратство по международному уголовному праву.

44. Незаконный оборот общеопасных предметов по международному уголовному праву.

45. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ по международному уголовному праву.

46. Посягательства на культурные ценности народов.

47. Незаконный оборот порнографической продукции по международному уголовному праву.

48. Легализация преступных доходов в международном уголовном праве.

49. Фальшивомонетничество по международному уголовному праву.

50. Развитие понятия «коррупционное преступление» в международном уголовном праве.

51. Международное уголовное право в системе уголовного права стран англосаксонской правовой семьи.

52. Международное уголовное право в системе уголовного права стран континентальной (романо-германской) правовой семьи.

 





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. Административно-правовой механизм управления природоохранной деятельностью.
  2. Административно-правовой статус беженцев
  3. Административно-правовой статус государственных служащих
  4. Административно-правовой статус граждан
  5. Административно-правовой статус граждан и правовой статус органов исполнительной власти.
  6. Административно-правовой статус граждан РФ,иностранцев и лиц без гражданства.
  7. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
  8. Административно-правовой статус муниципальных служащих (Журик В.В., Радченков Б.Г.)
  9. Административное право как отрасль российской правовой системы
  10. Административные процедуры как правовой институт в структуре административного процесса
  11. Административный договор в зарубежной административно-правовой теории
  12. Алиментные обязательства других членов семьи.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 492; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.035 с.) Главная | Обратная связь