Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Идентификация как концепция среднего уровня и ее значение в современной философской антропологии



Одной из концепций среднего уровня, имеющей важное методологическое значение для социальной философии и философской антропологии, должна стать концепция идентификации. Необходимость ее включения в философскую антропологию имеет практическое обоснование.

Во-первых, это сдвиг, происходящий в мировоззрении людей, связанный с осознанием особенностей и перспектив современной эпохи, а значит, и с необходимостью выработки ценностных ориентаций, адекватных современности.

Во-вторых, понятие «идентификация», ранее использовавшееся в неотрефлектированном виде, в настоящее время в силу практической потребности интенсификации исследований социальной жизни в социокультурном и историческом аспектах, на уровне социальных общностей разного типа (в макрообщностях и малых группах) требует и соответствующего интенсивного теоретического осмысления и выхода в «философское пространство».

Введение таких понятий, как «приобщение» и «обособление», в социальную философию, обусловлено необходимостью исследования не только объективных закономерностей, но и закономерностей субъективной интеграции и субъективной разобщенности в различных общественных средах. «Сквозная» мысль об идентификации как процессе объединяющем, интегрирующем людей в общность на базе единого социального содержания находит своё подтверждение в онтогенезе, филогенезе общности, во всяком «вхождении», «вживании» индивидов в социальные общности, а также в содружестве государств, солидарности политических партий, в единстве социальных групп по религиозным, культурным и духовным интересам.

Сложность разноаспектного (на стыке психологии и социологии) изучения динамики процессов идентификации состоит в том, что при их анализе есть опасность нежелательного перехода с общетеоретического, методологического уровня на психологический или, того хуже, — на обыденный уровень. Появляется вероятность преувеличения какого-либо признака или какой-либо стороны идентификации, что может привести к ошибочным выводам и заключениям. Однако возможность ошибки не может быть причиной отказа от исследования идентификации, в том числе и в названных аспектах.

При философском обосновании категории «идентификация» необходимо учитывать ее включенность в систему других социологических категорий. Видимо, идентификацию следует отнести к понятиям, которые в социологии иногда называют «пакетными». Отвечая на вопрос, что представляют собой пакетные понятия, А.И.Ракитов, с позицией которого мы согласны, пишет: «Особенность их заключается в том, что один и тот же термин, по существу, означает целое семейство, или пакет, в каком-то отношении сходных понятий, разграничить которые по чисто формальным, структурным характеристикам, как правило, невозможно» (1, 28). Сходство этих понятий всегда определяется конкретными ситуациями, за пределами которых оно постепенно утрачивает смысл и значение, хотя и не теряет их полностью.

Так, анализируя становление идентификации как механизма «социальной причастности» в онтогенезе, центральной категорией необходимо избрать понятие «социализация». При рассмотрении идентификации в историческом процессе ключевыми понятиями следует считать «социальную потребность» и «социальный интерес». Каждый раз в исследовании процессов идентификации субъект должен погрузиться в социологический «материал», благодаря чему происходит модификация общих методологических положений, преодолевается привычный схематизм, а сам процесс идентификации наполняется конкретным содержанием.

При этом общим и исходным для социологических исследований положением является то, что идентичность отдельного человека с обществом обеспечивается через овладение им социальным опытом и процессом социальных преобразований. Отсюда вытекает следующее методологическое социологическое определение понятия «идентификация», несколько схематичное, но необходимое в исследовании этого сложного и социально значимого феномена.

Идентификация есть механизм сближения, интеграции людей в общность на базе общего социального содержания, выраженного во взглядах, нормах, интересах, ценностях, интериоризированных (внутренне принятых) в ходе освоения мира человеком (2).

В этом определении фиксируются три сущностных момента:

1. Идентификация определяется не как процесс отождествления личности с другой личностью, а как процесс конвергенции людей в любую социальную общность на базе единых социальных ценностей.

2. Специфика социальной идентификации состоит в том, что в актах личностного взаимодействия происходит отождествление не субъекта с объектом, а отождествление субъекта с социальными ценностями, характерными для другого субъекта.

3. Общее социальное содержание в «индивидуальных сознаниях» становится возможным только через интериоризацию – обязательное внутреннее принятие ценностей объекта идентификации, являющегося одновременно субъектом общности.

Так, в значимой для социологии форме идентификация выступает как необходимое условие связи «личность – общество». Исходные основные социологические положения состоят в следующем: взаимодействующие между собой индивиды в исторически возникшей и развивающейся социальной системе становятся тем, что они есть, непрерывно «присваивая» и преобразуя социальный опыт. Такое понимание связи «личность – общество» содержит как данность и субъективное единство, и необходимое для него объективное основание. В настоящем исследовании раскрыта эта «данность», показаны ее становление, развитие, многогранность.

Содержание и сущность идентификации в социологии выявляется при помощи методологического принципа историзма. Применяя его при анализе конкретно-исторического общества в тех или иных социальных сферах, макро- и микрообщностях, используя по мере необходимости аксиологический, культурологический и другие подходы, мы получаем возможность наполнить понятие идентификации социологическим содержанием. При этом его многовариантные особенности мы выявляем не аддиктивно (суммативно), а с помощью синтеза необходимых в данном анализе объективных и субъективных детерминант.

В общесоциологическом плане объективными детерминантами для идентификационных процессов являются: уровень развития общественного производства; положение общности, в которую входит индивид, в социальной структуре; объективное положение индивида в общности.

Субъективной детерминантой на таком уровне обобщения предстает степень осознания общностью и личностью системы ценностей, культивируемой или отвергаемой обществом.

Следует также отметить, что динамика идентификационных процессов в различных общностях требует учета постоянно меняющихся объективных отношений, социального жизненного опыта личности и идеологического воздействия на личность со стороны общества.

Более того, нельзя не учитывать изменения и сдвигов в ценностной ориентации конкретного субъекта с его индивидуальной жизненной ориентацией и позицией, степенью его социализированности. Вместе с тем каждый раз при анализе тех или иных социальных «клеточек» идентификационный процесс личности «вписывается» в определенную логическую схему в зависимости от того, какие связи нас интересуют: макро- или микрообщностные, генезисные, функциональные, исторические или культурологические.

Методологическим основанием социологического подхода к исследованию идентификации является концепция усложнения социальной структуры общества в процессе его развития и одновременно — увеличения количества и усложнения структуры исторически складывающихся общностей, социально обособленных и в то же время, включенных во внутренние взаимосвязи и отношения более широких общностей через идентификацию.

Объективное многообразие общностей, с одной стороны, и, с другой стороны, многообразие индивидов находятся в связях, которые характерны для любой развивающейся социальной системы. Одной из характерных особенностей таких систем является увеличение и усложнение идентификационных процессов.

Каждый индивид усваивает социальный опыт, знания предшествующих поколений через приобщение к ним, но осуществляет это индивидуально, обособляясь. Только таким образом он включается в систему общественных связей, воспроизводит их и влияет на них. В сущности, приобщение и обособление выступают как две стороны процесса идентификации, вне которого не может осуществляться общение.

При социально-философском подходе мы обнаруживаем, что идентификация выступает как единство в антиномии: приобщение и обособление. Приобщение и обособление не являются параллельно протекающими процессами. Обособление выступает одновременно в двух ипостасях. В одной – как процесс обособления личности от общности и ценностей, которые личность не приемлет; в другой – как процесс индивидуализации ценностей отдельным субъектом, приобщающимся к ценностям общности. Доминирующей стороной в этом взаимодействии является приобщение, а формами, обеспечивающими такое единство, выступают различные проявления обособления.

Почему особое значение приобретает идентификация в философской антропологии? Философскую антропологию нельзя представить без понятий «социализация», «группа», «коллектив», «самосознание», мировоззрение личности, концепция «я». Категория идентификации внутренне соотносится, дополняется и в свою очередь сама дополняет эти категории, включая в себя их объективную и субъективную детерминанту.

Так, социализация как усвоение и присвоение социального опыта отдельным индивидом осуществляется в процессе совместной деятельности. Совместная деятельность предполагает со-бытие, а со-бытие возможно только в объективной общности. Поэтому объективная общность есть субстанционная основа становления личности, место ее пребывания, идентификация (приобщения и обособления).

Принадлежность индивида к объективной исторической общности – материальное отношение, в котором определяющими факторами являются труд и собственность. Однако в это отношение включены люди, а люди, входя в общность, осмысливают и познают объективные отношения.

Генезис интегративности (объединения) заключается в природе человеческого способа жизнедеятельности, в преобразовательном характере человеческого действия.

Для философской антропологии большое значение приобретает рассмотрение идентификации в онтогенезе.

В онтогенезе есть смысл развести понятия «уподобление» и «идентификация». Уподобление выступает как односторонний процесс «я - другой», а идентификация всегда носит осознанный характер и в непосредственной практической деятельности определяется по сложной формуле «я - мы - я» - обособление - приобщение - обособление. В онтогенезе идентификационная система идет от неосознанного уподобления к сознательной идентификации. В этом процессе идентификация преломляется через призму отношений, характерных и доступных конкретному этапу развития индивида, так как индивид способен выразить в себе истинно человеческую природу, лишь овладев в онтогенезе результатами филогенетического развития.

На самом раннем этапе становления человека уподобление другим представляет собой адаптивную ответную реакцию, вызванную внешними раздражителями. Взрослый выступает в качестве посредника в общении ребенка с предметным миром. Уже с первых месяцев жизни уподобление проявляется как чисто человеческая потребность. Взрослый является для ребенка источником множества слуховых, зрительных и осязательных впечатлений. Отношение ребенка к действительности с самого начала формируется социумом. Младенца можно считать социальным существом, так как вся его жизнь организована таким образом, что во всякой ситуации зримо или незримо присутствует другой человек.

Постепенно основной формой общения ребенка с взрослым становится совместная деятельность. Уже с третьего месяца он начинает отвечать улыбку на обращенные к нему слова, улыбки матери, а затем – и других окружающих лиц. В психологии это называется синтонностью, но синтонность скорее ориентирует нас на «натуральный» процесс уподобления, который наблюдается и в явлении заразительности у животных. В случае с человеком более подходит другой термин, которым также пользуются многие психологи, а именно — комплекс оживления. И хотя до сих пор не получены сведения о связи комплекса оживления с характером воздействия на ребенка, по данным некоторых психологов, слепоглухонемые дети, не прошедшие специального обучения, анимичны. Это прямое доказательство того, что мимические реакции, в частности улыбка, не проявляются вследствие простого созревания анатомо-физиологических систем, которое, несомненно, является важным условием психического развития ребенка. Их становление происходит под влиянием уподобления взрослому.

Эффективное социальное общение лежит в основе сенсомоторного интеллекта ребенка и отличается от приспособительного поведения высших животных. Известный французский психолог А.Валлон полагает, что «должен быть необходимый минимум обучения связи улыбок между матерью и ребенком: как бы рано они не устанавливались, им предшествовали улыбки, в которых проявлялось только вегетативное благополучие ребенка» (3, 157). Он считает, и с чем мы согласны, что отношения сходства и соучастия предшествуют в онтогенезе подражанию, уподобление же проявляется как неосознанное и носит характер эмоционального, причем в качестве простейшей модели межличностного уподобления берется пара индивидов (мать – ребенок), которые связаны между собой, причем каждый из исследуемой пары, в свою очередь, может рассматриваться как объект уподобления.

В анализе процесса идентификации на разных этапах социализации необходимо учитывать внешнюю и внутреннюю детерминацию в их синтетическом единстве.

Если бы человеческое поведение однозначно определялось объективной средой, то тогда был бы невозможен свободный выбор объекта идентификации. В реальной действительности выбор объекта идентификации обусловлен не только объективной средой, но и актом сознательно-психической деятельности индивида. Мы полагаем, что каждому этапу социализации в онтогенезе соответствует определенный уровень идентификационной системы, но на любом этапе эта система обусловлена физиолого-психологической активностью, выраженной через механизм чувственного отражения.

Уже в первый период процесса социализации ребенка уподобление влечет за собой обособление, которое выражается в форме противопоставления.

Необходимым условием становления самосознания ребенка, безусловно, является уподобление взрослому. Валлон считает, что вначале подражающие действия направлены не на физические объекты, а на действия других людей, которые чем-то импонируют ребенку, он как бы стремится отождествиться с авторитетным лицом. Однако попытки вести себя так, как образец, сразу обнаруживают для ребенка различия между ним и моделью. Так возникает противопоставление себя другому. Желая быть похожим на других людей, ребенок противопоставляет себя личности другого и, в конце концов, так же должен отличать себя от другого.

Отождествление превращается в свою противоположность — противопоставление. В три года у ребенка наблюдается «кризис личности», когда очень резко начинает выступать противопоставление его личности другим людям. Уже здесь мы видим, что человеческий индивид формируется не как пассивный объект социализирующего воздействия, а как активный социальный субъект - посредством собственной деятельности, путем активного участия в ней. Если в первый год жизни уподобление выступает как адаптивная реакция, вызванная внешним воздействием окружения, то с отделением себя от объекта включается механизм противопоставления, роль которого как принципа развития личности огромна.

В этих условиях необходимо ограничение общительности, ребенок должен научиться владеть собой в отношениях с другими, чтобы включиться в общение на новом уровне. Ребенок обнаруживает себя как самостоятельный субъект действия, он противопоставляет себя другим людям, которые являются ограничителями его желаний.

На следующей стадии процесса социализации ребенок овладевает знаниями, навыками, нравственными нормами. Подражание как идентификация в поведении проявляется в различных видах деятельности: игровой, учебной, трудовой и т.п. Здесь особым каналом осуществления идентификации становится речевая связь. Исследования в области детской психологии показали, что вначале у школьника создается представление о себе на основе той оценки, которую ему дают другие, и только после этого делается попытка самостоятельно разобраться в своем внутреннем мире.

Особенностью процесса уподобления на уровне эмоциональном и интеллектуально-рациональном является также одновременность его действия с процессом противопоставления. Примером действия их на чувственно-эмоциональном уровне является эмпатия – процесс сопереживания посредством эмоциональной идентификации и сочувствия – посредством противопоставления. Часто эмоциональную идентификацию (строже – уподобление) отождествляют с «заражением», но это не одно и то же. Заражение и эмоциональная идентификация имеют нечто общее, заключающееся в том, что несколько человек в процессе взаимодействия испытывают единое эмоциональное состояние.

Однако за пределами этого сходства между заражением и эмоциональной идентификацией очевидны различия. Эти различия — в способах достижения эмоционального единого состояния у различных людей. При заражении эмоциональное состояние обеспечивается спонтанно, бессознательно, как «цепная реакция» общающихся. Эмоциональная идентификация обеспечивается через отождествление своего состояния с состоянием другого, либо переживаний другого со своими собственными переживаниями. Одновременность механизмов приобщения и обособления на интеллектуально-рациональном уровне выступает как разновидность рефлексии в том случае, когда личность размышляет за другое лицо: «Я думаю, что ты так думаешь». Такая процедура требует идентификации с другим на более высоком уровне - принятия его логики, индивидуального мыслительного процесса.

Идентификация имеет огромное значение для формирования самосознания личности. Человек начинает адекватно относиться к себе после того, как он начинает правильно, избирательно относиться к другим людям, а также когда он начинает прислушиваться к тому, как они его оценивают. «В некоторых отношениях, — пишет К.Маркс в «Капитале», — человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом «Я есмь я», то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку» (4, 62).

Конкретизируя эту мысль К.Маркса о значении фактора взаимодействия человека с другими людьми в формировании самосознания и личностных свойств, можно отметить, что знание о себе у человека формируется на основании оценки его другими и уже на этом основании выражается в чувстве «я», дающем либо удовлетворенность, либо неудовлетворенность собой.

Сложная зависимость и взаимодействие между социализирующими факторами и поведенческой идентификацией (подражанием) опосредуется внутренней готовностью для идентифицирования (желанием продолжения себя в другом), установкой на идентификацию. Этот сложный процесс перевода внешнего во внутреннее зависит от целого комплекса свойств и отношений личности (интересов, индивидуального опыта, оценочных критериев), в результате чего интересы и ценности, задаваемые внешним воздействием, претерпевают качественные преобразования и реализуются как субъективная потребность к единению и социогенная потребность быть личностью, персонифицировать себя, быть понятым и оцененным окружающими людьми.

Но эта реализация, безусловно, осуществляется через деятельность, ибо он (человек) полагает себя в общности как необходимое условие ее существования. Идентификация здесь проявляется через индивидуализацию в деятельности, персонификацию общественно значимых ценностей.

Вторым условием является установка на идентификацию. Согласно учению Д.Н.Узнадзе, установка предваряет систему направленности поведения человека. Для того чтобы сознание начало работать в каком- либо определенном направлении, предварительно необходимо, чтобы была налицо активность установки, которая, собственно, в каждом отдельном случае и определяет это направление. Для того чтобы установка возникла, необходимо иметь в наличии два компонента: 1) актуальную потребность (5, 41) и 2) наличие реальной ситуации ее удовлетворения. Жизненными, актуальными потребностями для человека являются не только потребности, связанные с физическим существованием, но и, в отличие от животных, потребности человека как асоциально-родового существа.

В случаях наличия такой потребности и ситуации ее удовлетворения у субъекта возникает специфическое состояние, которое можно характеризовать как сложность, направленность, готовность его к свершению опыта, могущего удовлетворить эту потребность.

Д.Н.Узнадзе рассматривает установку не просто как субъективное состояние психики человека, а как результат отражения объективного мира. В психологии благодаря этому вошел в обиход термин «устойчивое отражение».

Школа Д.Н.Узнадзе соединила влияние на человека окружающей среды и субъективное состояние психики. Конечно, все эти положения об установке в теории общей психологии имеют прямое отношение и к социальной психологии, предметом которой как раз и оказываются все те проявления и формы психической деятельности человека, которые характеризуют его психическое состояние и поведение в целом, рассматриваемое в контексте социальной среды. Именно социальная среда обусловливает как психологическую потребность в другом человеке, так и подготавливает человека к реализации такой потребности. Через установки осуществляется механизм идентификации, и человек реализует способность «созвучия» с другими.

Рассматривая формы идентификации и обособления в онтогенезе, необходимо остановиться и на условиях, способствующих удовлетворению потребностей и интересов личности. Другими словами, следует выяснить, какова объективная и субъективная детерминация действительного развертывания самореализации и самоутверждения. Самореализация как специфическая форма обособления индивида, его активности, представляет высшую форму потребности личности на индивидуальном уровне, так как объектом деятельности индивида выступают его сущностные силы (действительные социальные потенции, которыми обладает индивид).

Внешними условиями, обеспечивающими самореализацию и обособление, являются система общественных отношений, ценностей и целей общества и коллективистская идентификация в группе. Внутренними – мотивационная сфера личности, элементами которой являются потребности, интересы, цели, мотивы поведения личности. Через диалектику внутренних и внешних условий осуществляется фундаментальная человеческая потребность – потребность человека во взаимодействии с обществом. Эта потребность и обусловливает внутреннюю детерминанту ее развития.

Внутренним условием для самореализации личности выступает степень социализированности, выраженная в трех структурных компонентах ее целостности: 1) степени ее информированности о социальных ценностях общества, т.е. их значениях; 2) степени ее умений (совокупность навыков, приемов, методов овладения действительностью); 3) культуры ее мотивационных заданностей, побуждений, хотений, влечений и т.д.

В зависимости от эпохи, типа культуры развиваются и те или иные способности людей. Но превращение потенциальных способностей в актуальные зависит как от социальных условий, так и от значимости их для самой личности.

Каковы же стадии развития способностей личности? Естественными основаниями способностей являются природные задатки, в развитые способности они превращаются только при условии включения в соответствующие виды общественной деятельности: трудовую, политическую и т.д. Любая способность представляет собой определенное сочетание знаний, умений и навыков. Развитые способности в самореализации (обособлении) проявляются через инициативность индивидуального «я», культуру личности и культуру ее самосознания.

Фокусом в культуре личности является «я-сам», модификации которого фиксируют интегральное «я», заключающее в себе различные пласты мышления и поведения личности. Развертывание мысли требует включения еще одного понятия, а именно – самобытия. Самобытие личности есть не что иное, как субъективная и объективная реальность «я».

Субъективная реальность «я», связанная с погружением в себя, постигается в самопознании на основе самоидентификации.

Под самоидентификацией мы понимаем определение личностью в каждый исторический отрезок времени своей объективной ценности как родового существа.

Культура самосознания – это внутренняя форма проявления культуры личности, позволяющая в реальных жизненных противоречиях не только сохранять положительные личные качества, но и осуществлять дальнейшее самоформирование. Культура самосознания подразумевает развитый интеллект, ибо высвечивает внутреннюю сущность себя как субъекта. Выявление этой внутренней сущности и ее изменение осуществляется через регулятивные механизмы: самонаблюдение, самоконтроль. Самонаблюдение имеет две направленности: 1) наблюдение за своей практической деятельностью как бы со стороны, 2) наблюдение вовнутрь себя с целью познания собственной психики. Самоконтроль – предполагает наличие волевого начала, поскольку приходится преодолевать противоречие между личными желаниями и общественными требованиями, социальными обязанностями. Эти два саморегулятивных механизма являются важными условиями в выработке жизненной позиции личности.

Эта модель «я» трехслойна. Первый слой – нормативный. В культурно- ценностной модели - это набор эффективных, практически полезных ценностей. Второй - смысложизненный. Здесь через идентификацию присваиваются те или иные ценности, имеющие смысл для конкретной личности. Третий – рефлексивно-духовный. Это – идеалы, которые можно охарактеризовать как поле устремленностей личности, выход за пределы практического, эффективно необходимого.

Самоопределение осуществляется как процесс перевода внешнего во внутреннее (интериоризация ценностей) и выражает явление субъективной реальности, а самореализация характеризует не имманентные качества личности, а включение в культурно-историческое бытие.

В ней (самореализации) выявляется свойственное данной личности конкретно-исторические и общеродовые качества, она есть основание человеческого отношения к миру, его субъективности. И если культура самосознания связана с самоопределением личности, то культура самореализации – с постановкой цели и использованием тех или иных средств для ее достижения.

Самореализация как специфическая форма обособления индивида, проявления его активности представляет высшую форму потребности личности на индивидуальном уровне. Внутренней функциональной стороной культуры личности выступают мотивационные элементы: потребности, способности, интересы. Динамичной стороной культуры личности выступает самореализация «я», возможная только при самоопределении личности, которое выражается в устойчивом ядре культурно-ценностной модели — жизненной позиции. Большое значение для определения культуры личности имеет степень устойчивости жизненной позиции и соответствия ее самореализации. Так, неустойчивость жизненной позиции, отсутствие ключевых смысложизненных ценностей приводит личность не к постижению самой себя как момента противоречивых общественных связей, а к самооправданию, к неадекватным суждениям личности о самой себе, которые могут противоречить ее собственной сущности.

С другой стороны, истинное самоопределение без адекватной самореализации в конце концов приводит к формированию комплекса неудачника, к озлобленности, негативному отношению к окружающим. Выход из создавшегося положения состоит во включении саморегулятивного механизма - самосовершенствования.

Рефлексируя, личности приходится сравнивать себя не только с другими, но и с самой собой на разных возрастных и социальных стадиях развития. В результате обнаруживаются и преодолеваются неудовлетворяющие ее качества. Следует каждый раз учитывать, что личность никогда не тождественна самой себе. По мере изменения обстоятельств меняются и идеалы, и интересы, но у сформировавшейся личности жизненная позиция остается устойчивой. Основой ее является ориентация на других, а критерием истинности – устойчивые общечеловеческие ценности. Самоидентификация с «родом» порождает представление об истинной самоценности личности, ее предназначении. В согласованности трех слоев интегративного «я» - самосознания, самореализации и саморегуляции — основа культуры личности.

Субъектно-личностная деятельность как самореализация уникального «я» обеспечивает целостность социального коллектива и целого общества, в которых многообразием реализации сущностных сил личности обеспечивается деятельность, необходимая обществу, Таким образом, через деятельность отдельных людей развертывается «связность» сознаний, обеспечивающая «связность» деятельностей общества. Это детерминированное двуединство поможет нам объяснить через механизм идентификации как, каким образом, почему, в результате чего один человек становится приверженцем общественной системы, другой к ней безразличен, а третий – ее не приемлет. Степень созвучия или несозвучия личности господствующему " типу" общества, системе ценностей, культивируемых обществом, приобщения к ним или обособления от них зависит от идентификационных процессов в группе.

Таким образом, в зависимости от субъекта идентификации с его особенностями (возраст, этнос, пол и т.д.) мы рассматриваем его «вписанность» в многоуровневые и многоплановые связи с социумом, погружая его в систему тех или иных человеческих отношений.

В идентификации обнаруживается аккумуляция социально-индивидуального опыта человека, в который «встроена» неповторимая индивидуальная биология и неповторимая индивидуальная психология человека. На ее основании становится плодотворным анализ взаимодействия социального и психологического.

В настоящее время идентификация индивида с общностью становится все более сложной. В обществах с колоссальной специализацией, разделенных на иерархически выстроенные страты, индивиды обречены на постоянные поиски идентичности.

Одни пытаются с помощью самоотождествления с застывшим гомогенным прошлым выйти из кризиса идентичности, другие, приспосабливаясь к гетерогенному настоящему, обращаются к иллюзорным ценностям и таким способом, обычно безуспешно, пытаются упорядочить понимание общества, в котором все катастрофически меняется.

С другой стороны, экологическая, термоядерная и другие опасности заставляют человека включиться в систему всеобщих связей и зависимостей, способствует осознанию причастности к глобальным проблемам, формируя самоуважение и чувство собственного достоинства.

Идентичность с родом, как и самоидентичность, приобретает новые формы, соответствующие бурному динамическому историческому времени.

Концепция идентификации помогает осмыслить, каким образом человек включается в общность, как формируется ценностное ядро в мировоззрении индивида, указывает, какую роль процессы приобщения индивида к общностным ценностям и обособления от них играют в социализации.

Перечисленные функциональные способности позволяют концепции идентификации претендовать на свое значимое место в развивающейся на новой основе философской антропологии.

Контрольные вопросы

1. Что вы понимаете под концепциями среднего уровня?

2. Дайте определение идентификации.

3. Покажите, какую роль играет социально-психологический механизм идентификации в онтогенезе.

4. Обоснуйте значимость концепции идентификации в современной антропологии.

Список литературы

1. Ракитов А.И. Историческое познание. М., 1982.

2. Калашникова Е.М. Личность и общность (Проблема идентификации). Пермь, 1997.

3. Валлон А. От действия к мысли. М., 1996.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.

5. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

 

 

Учебное издание


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-11; Просмотров: 893; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.071 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь