Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Трансформация нарратива праздника: от 1990-х – к 2000-м годам.




 

Дискурс вокруг Дня Конституции 1990-х гг. оказался встроенным в общую канву антисоветской риторики. Так, сразу же после проведения референдума Б.Н. Ельцин назвал новую конституцию «нашей общей надеждой на возрождение великой и сильной России», которая «создает политические предпосылки для реализации ваших прав на лучшую жизнь, на гражданские права, на достойное будущее для ваших детей» [Ельцин, 1993]. Задача по «возрождению великой и сильной России», однако, воспринималась как решительное изменение политического уклада и политической системы, которые оказались болезненно восприняты обществом, ностальгирующим по советским временам.

Вместе с тем оба обращения Б.Н. Ельцина к гражданам по случаю Дня Конституции приходятся на второй президентский срок – в 1996 и 1998 гг. К тому моменту жизненно важным для страны стал поиск национальной идеи, которая должна была объединить общество и маргинализовать националистическую и коммунистическую оппозицию, заявившую на выборах о своих серьезных позициях.

Как показывает дискурсивный анализ текстов официальных обращений Б.Н. Ельцина по случаю Дня Конституции, важнейшими задачами были реформирование политического режима и воспроизводство нарратива «новой России». Содержательно нарратив праздника помимо отрицания советского опыта опирался на демократические достижения, которые последовали вслед за принятием конституции, – это основные права и свободы граждан, выборы.

Обращение 1996 года по жанру скорее напоминает манифест новой российской государственности, когда «государство впервые строится на прочном фундаменте прав и свобод личности, реального народного суверенитета» [Ельцин, 1996]. Ельцин говорил о конституции как о «плане строительства новой российской государственности». В своем обращении Б.Н. Ельцин подвел итоги первого электорального цикла и «жизни по новым правилам»: «Конституция выдержала проверку самой жизнью. Россияне переизбрали, по сути дела, всю власть сверху донизу. Состоялись выборы в Государственную Думу. Полным ходом идут региональные выборы и выборы в органы местного самоуправления. Хорошо помним, что далеко не все верили, что у нас состоятся выборы Президента. Они состоялись. Оппозиция признала их результаты. Конституция восторжествовала» [Ельцин, 1996]. Верховенство конституции воспринималось как подтверждение «начатых в стране перемен» и «достижение согласия всех россиян».

Центральной темой обращения 1998 года, транслировавшегося по радио, также был категорический отказ возвращаться к советскому образцу политического режима и парламентскому типу политической системы [Ельцин, 1998a]. «Передать всю власть парламенту – категорически нет. Я не согласен. Считаю это губительным для страны. В огромном российском государстве всегда должна быть сильная верховная власть. Без нее нам не справиться с теми проблемами, которые во весь рост стали перед Россией», – заявил президент [там же]. Ельцин согласился с неидеальным состоянием основного закона, который требовал изменений. Однако он призвал очень осторожно вносить поправки в конституцию так, чтобы «не разрушить всю конструкцию». Ельцин напомнил, что советская конституция допускала гонения на церковь и верующих, что не приемлемо для современной России. Принятие конституции на референдуме – акт рождения нового государства, а корни многих современных проблем лежат в советском наследии.

Таким образом, риторика Б.Н. Ельцина была всецело подчинена текущим задачам – сделать необратимым постсоветский переход, а решение долгосрочных вопросов по институционализации праздника, целенаправленная работа с его нарративом оставались за пределами настоящих потребностей. Выбранная стратегия противопоставления «новой» и «старой» России не решала задачи сплочения граждан: советское наследие для большой части населения было слишком значимо, чтобы бесповоротно отказаться от него, а предлагаемые ориентиры слишком неочевидны.

С приходом президента В.В. Путина в России начался новый этап символической политики. Его стержнем стала идея создания «сильного государства». Новый режим «пытался сочетать идею возврата к российским и советским традициям с утверждением того, что в стране продолжается строительство демократии» [Копосов, 2011, с. 137]. В то же время, как показала О.Ю. Малинова, В.В. Путин стремился уйти от символического противопоставления «новой» и «старой» России, что было характерно для риторики Б.Н. Ельцина [Малинова, 2013]. Основными темами официальных выступлений В.В. Путина по случаю Дня Конституции также неизменно оставались права и свободы гражданина. Однако они получили другое развитие.

Нарратив «новой России», который В.В. Путин пытался использовать в 2000-2002 годах, однако, был не совсем удачным, и работать с ним оказалось непросто. Говоря о преобразованиях, которые пришлось испытать государству, Путину приходилось считаться с тем, что спустя почти 10 лет после принятия конституции она воспринималась современниками как противоречивый документ, требовавший доработки. Однако именно благодаря этой конституции В.В. Путин был избран президентом и считался на этом посту преемником Б.Н. Ельцина.

В.В. Путину требовалось время, чтобы самому определить свой собственный курс символической политики, отношение к советскому наследию и роль каждого государственного праздника. Так, в начале своего президентства В.В. Путин дважды (в 2000 и в 2001 гг.) заявил о невозможности повторения советского опыта: «Когда Конституция реально действует, власть – в этом, только в этом случае – никогда не посмеет ставить эксперименты над людьми, над государством» [Путин, 2000]; «Наша Конституция и не кнут и не пряник, она больше никогда не будет идеологическим жупелом или чьей-то политической игрушкой» [Путин, 2001]. Основой для развития по примеру других развитых государств признавались «базовые демократические ценности», закрепленные в конституции.

Выступления на торжественных приемах по случаю Дня Конституции в 2000 и 2001 году были посвящены оценке преобразований Б.Н. Ельцина относительно текущего вектора развития государства. В.В. Путиным подчеркивалось, что «конституция отразила не только дух долгожданных перемен – она стала прочной основой стабильного развития страны» [Путин, 2000], «Тогда в 1993 году, мы голосовали за правовое государство, демократию и свободу. Мы голосовали против распада федерации, против слабой государственности и неэффективной экономики» [Путин, 2001]. Достижения 1990-х гг. рассматривались как фундамент для демократического развития государства, на основе которого еще многое предстоит сделать и усовершенствовать. Торжественные выступления 2000-2001 гг. содержали программные заявления относительно планов реформирования – обновление Совета Федерации, создание федеральных округов, разграничение полномочий между центром и субъектами и т.д.

Определенный сдвиг в использовании ресурса Дня Конституции наметился в 2002 году. Произошло изменение «ценностного стержня, скрепляющего национальную идентичность»: им стало рассматриваться «”тысячелетнее государство”, вне зависимости от менявшихся границ и политических режимов» [Малинова, 2014, с. 234]. «Вот уже более десяти лет мы произносим ставшие привычными слова “новая Россия”. Но если вдуматься, то мы так говорим о стране с тысячелетней историей, о стране, которая знала много примеров как ничем не ограниченной власти государства, так подчас и его неэффективности, слабости. Мы говорим о стране, в которой демократия и свобода личности в полном смысле выстраданы обществом. И в том, что новая Россия состоялась, есть большая заслуга создателей, авторов Конституции, самого основного закона государства» [Путин, 2002], – заявил Путин на выступлении по случаю Дня Конституции. События начала 1990х гг. теперь не рассматривались как основание нового государства, а конституция оказалась вписана в общий ход «тысячелетней истории».

Изменение темпоральной схемы повлияло на то, что День Конституции оказался в одном ряду с другими историческими значимыми событиями имперской, советской и новой России. Показательно, что праздник с 2002 года уже не маркировался в риторике президентов как государственный. Изменился и нарратив праздника. Если в 2003 году на торжественном приеме по случаю десятилетия конституции еще признавалось, что она определила демократические преобразования в стране [Путин, 2003a], то уже в 2004 году заявлялось, что «…Суд был образован как главный ее [конституции] хранитель, защитник и толкователь Основного закона нашей страны» [Путин, 2004]. С того момента праздник фактически превратился в профессиональный праздник судей Конституционного Суда. Этот нарратив поддерживается вплоть до настоящего времени. На судей возлагается ответственность по защите прав граждан, а сами члены Конституционного Суда используют праздник как возможность обсудить с главой государства как текущие проблемы, так и вопросы реформирования законодательства.

В.В. Путин и Д.А. Медведев, начиная с 2006 года, стали открыто и систематично признавать недостатки Основного закона, чего ранее не допускали. Это в дальнейшем в 2008 году позволило внести поправки об увеличении срока полномочий президента (с 4 до 6 лет) и депутатов Госдумы (с 4 до 5 лет), а в 2013 году – президентские поправки, на основании которых были объединены Верховный и Высший Арбитражный суды. Показательно, что после выборов 2012 года В.В. Путин назвал конституцию «живым инструментом», который «дает возможность реагировать на то, что происходит в обществе» [Путин, 2012a].

Вследствие лишения статуса государственного к празднику 12 декабря стало уделяться все меньше внимания. Взамен 12 декабря и 7 ноября (Дня согласия и примирения) властвующая элита предпринимала попытки по символическому наполнению нового государственного праздника – Дня народного единства (4 ноября), который больше подходил для реализации нарратива «тысячелетней истории».

Отдельно стоит отметить выступление Д.А. Медведева на научно-практической конференции, посвященной 15-летию принятия Конституции в 2008 году. Признавалось, что «принятие российской Конституции стало поворотным шагом в новейшей российской истории» [Медведев, 2008]. Однако принятие основного закона рассматривалось скорее как «преодоление правового нигилизма», чем разрыв с прошлым политическим режимом.

В дальнейшем произошло еще большее смещение нарратива праздника от значимости конституции как инструмента демократических преобразований до подчеркивания роли Конституционного Суда в системе правового регулирования («Всё это направлено на укрепление авторитета Конституционного Суда, на то, чтобы Конституционный Суд занял подобающее ему место в системе органов власти нашей страны» [Медведев, 2010]). Сам праздник, по словам Д.А. Медведева, стал «предновогодней традицией».

Третий президентский срок В.В. Путина ознаменовался новой постановкой вопроса о национальной идентичности на фоне консервативного поворота в дискурсе власти и антизападнических настроений в обществе. Официальный дискурс Дня Конституции вслед за этим сместился в сторону оправдания политики государства как самостоятельного игрока на международной арене: «Конституция сыграла ключевую роль в укреплении суверенитета страны и легитимности власти» [Путин, 2013b] и построении «сильного государства» [Путин, 2013c]

Попытка привязать послания президента Федеральному Собраниюв 2012 и 2013 гг. к дате 12 декабря, хоть и казалась красивым ходом, стала не совсем удачной с технической точки зрения.

 

***

 

Наше исследование показывает, что тематическое наполнение и изменение нарратива Дня Конституции напрямую зависело от «поворотов» в символической политике государства и, в частности, от поиска события основания государства. Для Б.Н. Ельцина Конституция, как и Декларация независимости, – документ, подтверждающий крах советского режима и утверждение «новой России». Праздник 12 декабря в большей степени использовался для дискредитации политических оппонентов. В таких условиях нерешенными по сути оставались долгосрочные вопросы по институционализации праздника, целенаправленная работа с его нарративом оставалась за пределами настоящих потребностей. Выбранная стратегия противопоставления «новой» и «старой» России не решала задачи сплочения граждан: советское наследие для большой части населения было слишком значимо, чтобы бесповоротно отказаться от него, а предлагаемые ориентиры – слишком неочевидны.

В.В. Путин пытался избежать «острых углов». Он начал более системную работу по использованию событий досоветской и советской истории для конструирования, вследствие чего конституция оказалась вписана в общий ход «тысячелетней истории». В результате этого праздник затерялся среди других памятных дней России и вынуждено был трансформирован в профессиональный праздник судей Конституционного Суда. Сам документ превратился в инструмент решения задач, стоящих перед властвующей элитой.

Список литературы

 

Дейк Т. ван. Дискурс и власть: Репрезентации доминирования в языке и коммуникации / Пер. с англ. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013. – 344 с.

Ельцин Б.Н. Обращение в связи с Днем Конституции // Президентский центр Б.Н. Ельцина. – М, 1996. – 11 декабря. – Режим доступа: http://yeltsin.ru/uploads/upload/2015/03/27/f6_o1_d130_082.pdf#viewer.action=download(Дата посещения: 11.04.2016.)

Ельцин Б.Н. Политическое заявление // Российская газета. – М., 1993. – 15 декабря. – С.1.

Ельцин Б.Н. Радиообращение президента РФ Бориса Ельцина по случаю 5-летия Конституции РФ (1998) // Президентский центр Б.Н. Ельцина. – М., 1998a. – 12 декабря. – Режим доступа: http://yeltsin.ru/event/den-konstitucii-v-muzee-elcina/(Дата посещения: 11.04.2016.)

Ельцин Б.Н. Следовать букве и духу Конституции // Российская газета. – М., 1998b. – 15 декабря. – С. 1.

Закон РФ от 25.09.1992 N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР». – М., 1992. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1043/ (Дата обращения: 15.04.2014.)

Копосов Н. Память строгого режима: История и политика в России. – М.: НЛО, 2011. – 320 с.

Малинова О.Ю. Официальная риторика и конструирование национального прошлого: Анализ тематического репертуара памятных речей президентов РФ (2000-2013) // Власть и элиты / Гл. ред. А.В. Дука. – Т.1. – СПб.: Интерсоцис, 2014. – С. 224-246.

Малинова О.Ю. Проблема политически «пригодного» прошлого и эволюция официальной символической политики в постсоветской России// Политическая концептология. – Ростов-на-Дону, 2013. – №1. – С. 114-130.

Медведев Д.А. Встреча с судьями Конституционного Суда// Президент России. – М., 2010. – 11 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/9792(Дата посещения: 11.04.2016.)

Медведев Д.А.Выступление на научно-практической конференции, посвящённой 15-летию принятия Конституции Российской Федерации // Президент России. – М., 2008. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/2445(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Встреча с судьями Конституционного Суда// Президент России. – М., 2012a. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/17119(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В.Встреча с судьями Конституционного Суда // Президент России. – М., 2013a. – 13 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/19832(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Вступительное слово на встрече с судьями Конституционного Суда // Президент России. – М., 2003b. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/22250(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Вступительное слово на встрече с судьями Конституционного Суда // Президент России. – М., 2005a. – 9 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23323(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В.Вступительное слово на совещании с членами Правительства // Президент России. – М., 2005b. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23326(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Выступление на приеме по случаю Дня Конституции // Президент России. – М., 2001. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/21441(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Выступление на приеме по случаю Дня Конституции // Президент России. – М., 2002. – 12 декабря. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/21812(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Выступление на приеме, посвященном 10-летию принятия Конституции Российской Федерации // Президент России. – М., 2003a. – 12 декабря. – Режим доступа:http://kremlin.ru/events/president/transcripts/22251(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Выступление на торжественном приеме по случаю Дня Конституции // Президент России. – М., 2000. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24273(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В. Начало встречи с судьями Конституционного Суда // Президент России. – М., 2004. – 12 декабря. – Режим доступа:http://kremlin.ru/events/president/transcripts/22744(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В.Начало встречи с судьями Конституционного Суда Российской Федерации // Президент России. – М., 2006. – 11 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23954(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путин В.В.Послание Президента Федеральному Собранию // Президент России. – М., 2012b. – 12 декабря. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/17118(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путина В.В. Выступление на торжественном концерте, посвящённом 20-летию Конституции Российской Федерации // Президент России. – М., 2013b. – 12 декабря. – Режим доступа:http://kremlin.ru/events/president/news/19827(Дата посещения: 11.04.2016.)

Путина В.В. Послание Президента Федеральному Собранию// Президент России. – М., 2013c. – 12 декабря. – Режим доступа:http://kremlin.ru/events/president/news/19825(Дата посещения: 11.04.2016.)

Стенограмма заседания 23 ноября 2004 г. № 61(775) // Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. – М., 2004. – 23 ноября – Режим доступа: http://transcript.duma.gov.ru/node/1197/#sel=(Дата посещения: 14.12.2011.)

Указ Президента Российской Федерации «О дне Конституции Российской Федерации» //Президентский центр Б.Н. Ельцина. – М, 1994. – 19 сентября. – Режим доступа: http://yeltsin.ru/uploads/upload/2015/06/12/up-1994_1926.pdf#viewer.action=download(Дата посещения: 11.04.2016.)

Указ Президента РФ от 09.12.1994 N 2167 «О нерабочем дне 12 декабря». – М., 1994. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5150/ (Дата обращения: 20.10.2014.)

Указ Президента РФ от 19 сентября 1994 г. N 1926 «О дне Конституции Российской Федерации». – М., 1994. – URL: http://base.garant.ru/102182/ (Дата обращения: 20.10.2014.)

Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 98-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О днях воинской славы (победных днях) России”». – М., 2005. – Режим доступа: http://base.garant.ru/188404/#block_30#ixzz3H006gkYF (Дата обращения: 23.10.2014.)

Цехмистренко С. Президент своим указом отстоял выходной // КоммерсантЪ. – М., 1994. – 10декабря. – Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/97486(Датапосещения: 05.06.2016.)

Шейгал Е.И. Многоликий нарратив // Политическая лингвистика. - Екатеринбург, 2007. – Вып. (2) 22. – Режим доступа: http://philology.ru/linguistics1/sheygal-07.htm(Датапосещения: 04.11.2014.)

Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. – М.: ИТДГК «Гносиз», 2004. – 326 с.

Brand L.A. The Islamic State and the politics of official narratives // The Washington post. – Washington, D.C., 2014. – 8 September. – Mode of access: http://www.washingtonpost.com/blogs/monkey-cage/wp/2014/09/08/the-islamic-state-and-the-politics-of-official-narratives/ (Датапосещения: 04.11.2014.)

Gill G.J. Symbolism and regime change in Russia. – Cambridge; N.Y.: Cambridge univ. press, 2013. – 246 p.

Smith K.E. Mythmaking in the new Russia: Politics and memory during the Yeltsin era. – Ithaca; L.: Cornell univ. press, 2002. – xi, 223 p.

Wodak R., Meyer M. Methods for critical discourse analysis. – L.: SAGE, 2001. – viii, 200 p.

 

 


ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ

 

Э.Дж.Л. Бюиссанс*

АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ В ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ФАКТАХ: РЕЧЬ – ДИСКУРС – ЯЗЫК[64]

Аннотация. Предметом изучения лингвистики не является, собственно говоря, язык. Лингвистический факт относится к категории актов социальной коммуникации, а язык это не акт, а система. Речь же является актом, но лингвистические факты в ней связаны с нефункциональными элементами, от которых нужно абстрагироваться. Как только процесс их исключения совершен, получается лингвистический факт в чистом виде, дискурс. Таким образом, лингвистика изучает дискурс. Онастремится установить правила, которые регулируют его использование, они и называются языком.

Ключевые слова: язык, речь, дискурс, лингвистический факт

 

E.J.L. Buyssens





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2017-03-11; Просмотров: 327; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2020 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь