Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Устранение (преодоление) чувств враждебности




Самоутверждение (самопродвижение, самоотстаивание) — одна из важнейших целей, к которой стремится каждый и которая, вероятно, поможет вам стать и оставаться эффективным руководителем. Но также очень легко смешать самоутверждение и враждебность, потому даже наиболее квалифицированные специалисты в области психологии совершают эту ошибку. Поскольку многие люди получают не так просто и быстро то, чего они хотят, и вместо того, чтобы быть настойчивыми и более уверенными в себе, они становятся озлобленными, враждебными по отношению к окружающим. Поскольку их враждебность или злоба вынуждают этих людей быть ассертивными и иногда достигать хороших (или, как минимум, быстрых) результатов, они ошибочно приходят к выводам, (1) что это необходимо для самоутверждения, 2) это — показ силы, (3) (122:) это — правильное представление о том, что происходит в мире, и (4) это весьма желанное чувство.

Продвижение (себя) (assertion) — это здоровое поведение, так как оно показывает, что вы хотите что-то и что вы решительно настроены сделать что-то для удовлетворения своего желания, даже если некоторые люди, с которыми вы связаны, имеют иные предпочтения и явно хотели бы, чтобы вы сделали то, что желают они.

Враждебность — совсем другая вещь. Вы ненавидите свою жену за то, что она настаивает на питании в более дешевых, а не в более хороших ресторанах. Вы презираете вашу сестру за её увлеченность музыкальными комедиями. Вы сильно негодуете на других руководителей вашей компании, которые стараются стать президентом компании, а вас оставить на уровне вице-президента. В этих случаях, вы не стремитесь просто добиться того, чего вы хотите; вы принижаете, как человеческих существ, тех, кто хочет чего-то другого, в отличие от вас. Вы настаиваете на своём определённом восприятии вещей и на том, что другие именно поэтому должны воспринимать всё точно так же, как вы. Но вы не управляете вселенной; и не существует никаких причин, по которым другие люди должны следовать за вами.

Следовательно, ваша враждебность не происходит от их различий с вами или даже противоположности вам. Это вызвано вашим отказом принимать те различия, ту противоположность и вашей попыткой продиктовать все так, чтобы всё шло точно так, как хотели бы вы. Если бы вы продолжали придерживаться своего желания, но отказались бы от вашего диктаторского аттитьюда, у вас все ещё была бы своя собственная точка зрения, и вы могли бы весьма решительно отстаивать сами себя, чтобы провести её в жизнь. Но вы не чувствовали бы себя исключительно враждебными к тем, кто не соглашался с вашей точкой зрения немедленно и полностью.

Отсутствие враждебности особенно желательно для вас как (123:) для руководителя, потому что иначе ваш гнев будет часто вставать вам поперёк дороги, независимо от того, насколько хороши ваши цели и как разумно вы пытаетесь преследовать их. Это особенно верно в отношении вашей враждебности против больших шишек в вашей организации. Поскольку, если вы ненавидите своего непосредственного босса или одного из руководителей вашей компании, так или иначе вы будете склонны проявлять это чувство к нему — которое не будет очень хорошо для вас! — или иначе вы будете держать это в себе и, возможно, вырабатывать зло, — что также не приведет ни к чему хорошему!

Это значит, что вы лучше бы приняли тот факт что, ваши начальники не ангелы, и что взамен они часто неуравновешенны или своеобразны в различных действиях; что Вы можете ожидать от них много неправильных, глупых действий; что неважно каковы их ошибки, Вы лучше всего проигнорируете их, либо тактично на них намекнёте. Только тот факт, что вы подготовленный ― и даёт нам предположить, что у вас нет причин требовать чтобы все остальные в вашей организации, включая больших шишек, были бы одинаково компетентным и способны. И даже когда, своей глупостью или недостатком умения, они мешают вам продвигаться настолько, насколько бы вы хотели бы продвинуться, это фигня! Но это — путь мира, и часто нет ничего перестраивающего, особенно за короткое время, что Вы могли бы сделать с этим.

Часто это даже более верно для большинства людей, кто работает на одном уровне с вами или подчинённых. Нельзя точно сказать, что все работники некомпетентны. Не точно; но в значительной мере! Я никогда не забуду дни Второй мировой войны. Мы, в Соединенных Штатах, были заняты тем, что казалось борьбой жизни и смерти с двумя самыми безжалостными и действенными силами, Германией и Японией, которые когда-либо существовали на земле. Почти каждый в нашей стране был настроен довольно восторженно в пользу войны, так как мы рассматривали наших врагов неоправданными агрессорами и чувствовали, что сохраняли мир от их убийственных разрушительных действий. Мы также знали что, что те две военные машины хорошо обеспечены и отлажены, и что только необычная производительная эффективность с нашей стороны позволила нам победить на полях сражений. Следовательно, мы установили высокую гласность для приведения себя в готовность к упорной работы, экономя металл, оставляя наши лампы тусклыми, воздерживаясь от смены рабочих мест, и иначе жертвуя военным достижениям. Почти все в стране, включая левых радикалов, согласились с этими целями и, возможно, сделали всё возможное, для их осуществления. И что случилось?

Очень немного, насколько касается эффективности. Из историй рассказанными мне моими клиентами, многие из которых работали в отраслях промышленности связанных с военными заказами, — уклонение, промедление, опоздание, штрафование прибыли, и подобные формы саботажа были необузданными, среди почти всех, от рабочих самого низкого уровня до самых высоких руководителей. Из моих собственных наблюдений я сделал вывод (и все еще верю сегодня), что главная причина, что мы выиграли войну, была не наша сверх производительность (о которой мы продолжали хвастаться по сей день), а потому что у нас, по счастливой случайности, случилось, было два или три раза сумма природных ресурсов (земля, пища, важные месторождения полезных ископаемых, и т.д.) и трудовых ресурсов также, как и наши враги. И даже при том, что мы подошли к опасной грани потери в нескольких случаях. (125:)

Каков главный пункт, который я отмечаю здесь? Что почти все люди естественно находят легким быть пассивными, уходить в сторону, и быть неэффективными. Поэтому, если вы действительно хотите быть эффективным руководителем и избегать постоянно, быть рассерженным и непрерывно печальным, вам лучше столкнуться с действительностью. Иногда, вы столкнетесь в своей организационной работе с начальником или подчиненным, который любит свою работу, кто ответственно преследует это в фактически всех случаях, и кто помогает, а не саботирует большую часть вашей деятельности. Иногда!, вы все время будете встречать людей в весьма противоположном лагере.

Я говорю это, потому что я могу честно встретиться со своими собственными недостатками в этом отношении, когда я был в деловом мире. В течение десяти лет, в то время как я собирал материал для некоторых из моих будущих книг и в, то время как я получал свою степень доктора философии по клинической психологии, я работал на умеренно большой подарок и новинку дом оптовой торговли. Я начал как машинист и регистратор (кто также выполнял поручения и подметал пол), и закончил как начальник отдела кадров (и, неофициально, как вице-президент). В течение этого десятилетия я был вероятно одним из самых результативных мужчин в бизнесе и возможно главным помощником фирмы к ее выдающемуся успеху; так как я сделал свою работу великолепно и разработал бухгалтерию, составление счетов, заполнение, почтовый перевод, и другие системы, которые чрезвычайно помогли фирме и спасли буквально сотни часов времени в году для президента, который тогда был в состоянии посвятить свои усилия для повышения продаж.

В то же самое время, если я должен быть безжалостно честным с собой, я должен признать, что отнимал у фирмы так много времени, сколько я мог (которое было оплачено очень хорошо), чтобы сделать свою собственную работу, включая огромную работу (126:) над моей диссертацией доктора философии; что я бесстыдно эксплуатировал свои связи с фирмой, иногда к её ущербу; что я завышал счета за расходы и сверхурочное время во многих случаях; что когда-то я незаконно попытался начать дело, которое напрямую конкурировало с ней; и что я совершил различные другие этически сомнительные поступки в течение всех лет что, я работал на нее. И я, заметьте, был необычно прилежным, неоткладывающим, надежным, компетентным служащим!

Момент, который я раскрываю, возможно, немного многословно, заключается в том, что даже у самых эффективных людей организации есть свои серьезные недостатки и хитрости. У меня они есть; и у всех, с кем я когда-либо работал, они были. Следовательно, если вы хотите быть эффективным руководителем, и особенно жить с вашими партнерами в невраждебной манере, вам лучше признать этот факт и прекратить ожидание, что люди будут(станут) сверхлюдьми. Часто несчастные потому, что почти все из них, как Ницше мудро заметил очень много лет назад, человеческое слишком человеческое; но если это путь, которым они существуют, это их путь.

Давайте возьмём конкретный пример показать вам, как вы можете воздержаться от чувства — не говоря уже о действии — злобы и обиды, даже когда некоторые из Ваших партнеров очевидно ведут себя ужасно. Позвольте нам предположить — в примере А — что, ваш непосредственный начальник, Mr. Richards, завидует вашей энергии и сообразительности (потому что он, позвольте нам сказать, не находится не на вашем уровне в этих отношениях, и вероятно никогда не будет), и что поэтому он преднамеренно ставит различные преграды на вашем пути. вы — добросовестный руководитель, так что обычно вы берете на себя больше вашей части работы, и обычно компенсируете его вмешательство и управление (127:) для того, что сделать вашу работу и поддержать на высоком уровне репутацию вашего отдела. В то же самое время, у вас есть новый помощник, который оказался зятем президента вашего филиала, который настолько некомпетентен, что он никогда не получил бы работу без президентского кумовства, но который также регулярно опаздывает, делает очень немного фактической работы, и пользуется расположением Мг. Richards и иногда, кажется, строит козни с ним против Вас.

В примере A, Действительный Опыт, поэтому вы получаете больше чем свою . В пункте B, ваша система убеждений, у вас есть совершенно рациональное убеждение: «Что за неудача! Из всех людей, на которых я мог бы работать, это должен был быть Richards! Это достаточно плохо ладить со средним человеком, которого они ставят над Вами в виде снаряжения. Но работая с ним — вау (ничего себе!) Он настолько чёртовски против меня, вероятно из-за его зависти, что у меня едва ли есть шанс понравиться ему. Тогда, чтобы сделать дела ещё хуже, у меня есть так называемый помощник. Помощник, мой глаз! Он помогает мне попадать в неприятности с Richards, и в очень немногих других направлениях! Я мог бы ожидать иметь какого-нибудь некомпетентного члена семьи, висящего на моей шее в заботе как этот; но, мальчик, он злоупотребляет привилегией! Его опоздания, его вредные рабочие привычки, и его любезности с Richards делают положение вещей скверными. Какая неприятность!»

Как обычно, если бы вы остались строго только с этими рациональными Убеждениями, то вы чувствовали бы себя раздосадованными, разочарованными, и даже лишенными иллюзий с вашей работой. И как результат этих чувств вы могли бы попытаться исправить условия, перевестись в другой отдел, или даже покинуть фирму. Но вы бы не были ужасно расстроены, если вы (128:) не «дипломировали» или обострили некую четкую волшебную или иррациональные убеждения. Как? Хорошо: «Какого дьявола они могли поместить такого идиота как Richards ко мне? Как ужасно, что это случилось со мной! Это совершенно несправедливо, что он настолько предвзятый, и всё не должно быть так нечестно! И мой помощник, тоже! Смотрите, насколько он ужасен! Как он может обращаться со мной так, когда у него нет права быть здесь, во-первых, и когда он действует так безответственно, во-вторых, ? Какая ужасная ситуация!»

Это те иррациональные Убеждения, в примере B, а не неприятные Действительные События, которые Вы испытываете, в примере A, что действительно заставляет вас чувствовать себя расстроенными и сердитым. И хотя эти убеждения внешне могут казаться полностью логичными и оправданными, они на самом деле не имеют никакого отношения к действительности. Поскольку они происходят от ваших преувеличенных оценок фактов вашей жизни, а не от самих этих фактов.

Как бы вы отнеслись к обсуждению и оспариванию ваших собственных сумасшедших убеждений, в пункте D? Что-то вроде этого:

Вопрос: «Как они могли поместить такого идиота как Richards ко мне?» Ответ: «Они легко могли! Люди, которые ведут себя как Richards, часто бывают поставлены отвечать за людей, которые ведут себя таким способом, которым я веду себя. Это путь, которым существует мир: полон ситуаций как эта. Почему я должен быть исключением из общего правила, что Richards поступает путем действия Richards, и что люди, которые действуют, этот путь часто ставятся на контролирующие должности над людьми, которые действуют более разумно и нормально?»

Вопрос: «Почему это ужасно что, это могло произойти со мной?» Ответ: «Это ужасно только потому, что я (129:) думаю, что это ужасно. Естественно, мне не нравится это. И никогда не понравится. Но почему я не могу выдержать того, что мне не нравится? Я могу! Если мне действительно не нравится это достаточно, то я не должен работать на свою компанию вообще. У меня действительно есть шанс ухода. Но если я думаю, что я могу получить больше из пребывания, чем из ухода, я должен принять недостатки пребывания — а именно, что люди как Richards (и мой помощник) будут вокруг, беспокоить меня, и что компания имеет право, чтобы они были там. Это — конечно боль в заднице; но это едва ли ужасно.»

Вопрос: «Где свидетельство что, вещи не должны быть настолько несправедливыми, и что Richards не может быть настроен против меня?» Ответ: «нет никакого свидетельства. В мире много несправедливых вещей, и факт что Richards столь настроен против меня, один из них. Но несправедливость существует; это — один из главных фактов жизни; и он имеет прекрасное право быть столь же несправедливым, как он, так же, как я имею право попытаться заставить его не быть таким. Но если я не в состоянии убедить его быть справедливым, тогда я терплю неудачу. Почему я должен преуспеть в том, чтобы заставить всех рассматривать меня беспристрастно? Очевидно, нет никакой причины, почему я так должен».

Вопрос: «Почему мой помощник ужасен? Почему он не может относиться ко мне так, как он относится, даже при том, что он здесь только потому, что он связан с президентом?» Ответ: «Он не ужасный человек; просто человек, который обращается со мной очень плохо. Даже если я мог бы доказать, что он действовал безответственно ко всем, я не мог бы показать что, он был плохим человеком. Поскольку, если человек плох или ужасен, это значит, что он никогда не сможет делать ничего хорошего, и что он заслуживает быть проклятым за то, что постоянно относится плохо ко всем. Хорошо, как я могу доказать, что он никогда не делал (130:) чего-нибудь хорошего? И даже если бы я мог, почему он тогда имел бы право быть обреченным на гибель для того, чтобы действовать в такой манере? Напротив, если он действительно так безнадежно плох во всех своих качествах, как я утверждаю, тогда у него есть право на помощь и защиту, а не быть проклятым. Мне никогда не будет нравиться то, как он обращается со мной, и то, делает мою рабочую жизнь тяжелее; но он, очевидно, может расценивать меня так, несмотря на то, что он получил свою работу через его отношения с президентом нашей компании, а не чем-нибудь действительным, что он сделал. Его получение работы, таким образом, не имеет никакого отношения к тому, как он может, или не может обращаться со мной. Даже если бы он был худшим вообразимым рабочим, то он все еще мог бы плохо относиться ко мне. Фактически, чем хуже он в своей работе и чем меньше заслуга занимать эту должность (по обычным видам стандартов компании) более вероятно, что он будет обращаться со мной ужасно — поскольку это те, кто часто плохо работают и плохо обращаются с их начальниками. Что ж, если он ведет себя таким способом, это так и есть; и, почему я не принимаю действительность этого?»

Вопрос: «Что делает мою ситуацию настолько ужасной?» Ответ: «Ничто не делает; или, скорее я делаю. Ситуация конечно не очень выгодна или полезна. Фактически, это совершенно невыгодно! Но просто потому, что мои окружающие обстоятельства — нежелательны, не делает их ужасными. Нежелательность ясно существует: Чего я не хочу, я почти автоматически нахожу нежелательным. Но ужас — фантастика, миф, демон, которого изобретаю я. Это просто не означает очень нежелательное. Это означает, что я нахожу мою ситуацию невозможной и невыносимой, потому что это — нежелательно. Но невозможность и невыносимость (131:) — выдумки, которые не имеют никакого отношения к действительности. Поскольку очевидно возможное для меня находится в этой нежелательной ситуации; и я ясно могу терпеть её (даже при том, что я могу выбрать не делать так и могу оставить свою работу потому, что я так выбрал). Таким образом, мне нужно столкнуться с фактами — которые достаточно плохи — не делая их хуже, чем они существуют вымышленными в моей голове. Уверен, я найду нежелательную ситуацию; и я, вероятно, никогда не буду находить её желательной. О’кей, таким образом, это то, чего я не желаю. Также сотни других ситуаций, с которыми я сталкиваюсь в жизни. Теперь, мои главные осмысленные выборы:

(1) Найдите способ изменить это и сделать более желательным;

(2) Выйти из этого; (3) достойно принимать этот способ, как он есть. На каком из этих выборов я собираюсь сосредоточиться и попытаться отработать?»

Ваша враждебность, другими словами, не происходит (поскольку вы неправильно думаете, что она происходит) от плохого поведения ваших организационных партнеров. Скорее это происходит от ваших ребяческих реакций — или чрезмерных реакций — к их, по-видимому, плохому поведению. Часто у вас есть огромный шанс изменения их и их нежелательных действий, поскольку Вы часть вселенной. И это точно, что, делая себя обиженным и сердитым, вы действительно пытаетесь сделать: управляйте миром. вы диктуете и требуете чтобы кто-то, кем вы определенно не управляете, был абсолютно управляем вами. И когда он доказывает, что это не так, вы внутри или внешне разглагольствуете — и делаете другое глупое предположение таким образом — что, ваше разглагольствование изменит его. Тогда, когда этого не происходит, вы часто продолжаете требовать: «Этот сукин сын должен измениться! Должно быть что-нибудь, что я могу сделать, чтобы заставить его вести себя по-другому! Он не проклятых способностей для того, чтобы действовать (132:) таким способом и затем наличие злобы, чтобы остаться таким, когда я столь рассержен его поведением и когда я предпринимаю такие большие усилия изменить его!»

Таким образом, вы ходите вокруг да около. Вы требуете, чтобы тот и тот обращался с вами хорошо, и вы чувствуете себя ужасно расстроенным, когда этого не происходит. Тогда вы диктуете, что он должен слушать ваши сердитые тирады против него, и вы все еще больше сердитесь, когда он не делает так. Тогда вы злитесь от своей собственной неуместности, чтобы заставить его расценивать вас справедливо или слушать ваши тирады. К этому времени, у вас есть, по крайней мере, три — возможно больше — уровня самосозданного гнева; и вы можете продолжить увеличивать эти уровни почти бесконечно.

Вы пробуете несколько полумер (паллиативных методов). Вы отчитываете некоторых людей, на которых сердиты, и даёте им прямо понять, что вы о них думаете. Вы бьёте подушку или боксёрскую грушу, воображая, что это действительно голова вашего фрустрирующего начальника или подчиненного. Вы идете на какие-нибудь гнево-поддерживающие группы встреч (энкаунтер-группы) и кричите и хныкаете о том, как люди ужасно к вам относятся и какое дерьмо некоторые из других членов этих групп. Вы становитесь склонными к полным ужасов кинофильмам, к кровавым призовым поединкам или к окровавленным военным романам. Иногда, после «выпуска» вашего гнева этими способами, вы чувствуете себя абсолютно великолепно. На мгновение. Поскольку у вас это временно, некоторым фактическим или символическим способом, подавляете кого-то еще, и вы чувствуете себя более благородными и превосходящими его и думаете о себе как о «более сильных» или «великих». Как хороший, как раздутый эго вы чувствуете!

Чепуха! У вас все еще есть двухлетняя философия, которую вы ранее держали; и возможно теперь вы в нее даже верите (133:) немного сильней! Постольку, поскольку вы отчитываете людей, загоняя подушки, жалуясь вашей группе на них, или, видя их как злодеев кинофильмов или романов, вы все еще главным образом убедительны сами: «Возьми это, вы ползете! Вы бесполезны! Я ненавижу вас! Вы действительно заслуживаете смерти, так жестоко обращаясь со мной! Вы паршивый ублюдок!» И ваши самоутверждения — чрезвычайный вздор, независимо от того каким великим вы себя от этого чувствуете. Человек, из-за которого вы пенитесь и кипятитесь, не червь — но только склонен ошибаться, и время от времени весьма, возможно, неэтичный и несправедливый человек. Он не никчёмный — хотя некоторые из его действия к вам могут быть предосудительными. Если вы ненавидите его, а не часть его поведения, вы проклинаете его как человека в целом, — который неточен и несправедлив, по-вашему. Он не заслуживает смерти, но самое большее ограничиваться или сдерживаться, если он действительно обращается к вам безжалостно. И он не паршивый ублюдок — но, снова, в худшем случае человек со слабостями и ошибками.

Таким образом, вы можете легко чувствовать себя лучше после того, как вы поместили себя полностью в касание с вашими злыми эмоциями и яростно освободили их, в небольшом количестве прямым или косвенным путём; но сомнительно, если вы поправитесь при этих условиях. Для улучшения, или для того, чтобы стать менее тревожным, почти неизменно включает взросление, размышление более упорядоченно, и выяснение метода нормальной реакции на других на основе фактов и действительности, а не на основе глупой выдумки в вашей голове.

Это не значит, что твоя злость — выдумка. Наоборот, это определенная реальность, и это должно быть тобой осознано, как одно из реальных чувств, которое ты испытываешь. Но идеи, которые у тебя рождаются, особенно понятие, что люди должны относиться к тебе справедливо(честно), и что они законченные вредители, когда они не делают — глупые фантазии, и фантазии, которые больше вредят, чем приносят пользу.

Организационная активность, с другой стороны, обычно приземленная и «немистичная» (не сказка), как любая другая человеческая деятельность. Чем более фантомной она становится, тем меньше вероятность ее выживания. Хотя может показаться что даже самые закрученные (сложные, умные или сумасбродные) люди могут знать что-то «интуитивно».

Как директор филиала одного из главных издательств о здоровье, который приехал в семинар для руководителей, спонсированный институтом рационального проживания его нью-йоркского штаба. Общественная жизнь этой женщины была настолько неорганизованной, что это достаточно сильно мешало её деловой эффективности, и она, главным образом, хотела улучшить социальное урегулирование таким образом, чтобы у нее было время и энергия для перехода к более мирному организаторскому существованию. Но то, что она гуляла (т.е. по барам-клубам) допоздна, нянчилась со своим разбитым сердцем каждые несколько недель, пила до состояния ожирения (видимо напивалась очень сильно), что противоречило всем идеалам ее организации (фирмы) которым она пыталась способствовать, никак не приносило добра ее работе в офисе.

Что любопытно, она была удивительно ответственной в работе, которой она занималась, и она знала, что было несоответствие между ее ответственностью и драматичной нехваткой ответственности к ней самой в ее общественной жизни. «Как так может быть — спрашивала она. — Я так успешна в работе, прихожу все время вовремя, поддерживаю все встречи (митинги), сдаю все отчеты, никогда не пытаюсь избежать чего-либо, и в то же время я настолько медлительна и безалаберна (расслаблена) в других вещах, которые я делаю?»

На этот вопрос довольно легко ответить, — сказал я. Вы умная женщина и прекрасно понимаете, что если в рабочее время вы ведете себя так же, как вне работы, вас надолго не хватит. Ради чего стоит терпеть бесконечные опоздания, отказ выполнять указания, невыполнение отчетов и другие виды халатности. Это не ваше, я уверен! С другой стороны, после работы вам нетрудно найти людей, которые избавят вас от такого типа поведения, особенно если это мужчины, которым вы нравитесь и, которые больше не хотят терпеть барьеры и плохое настроение с вашей стороны, и хотят положить этому конец. Но работа постоянно требует следующего обращения: больше прибыли, меньше затрат. Пока вы не сможете показать головному офису, что вы достигаете таких результатов, и ваша торговая марка соответствует этим результатам, как долго он будет оказывать вам поддержку? Итак, вы можете придумывать любые оправдания, когда вы не явились на встречу с Джо в пятницу и вдруг без предупреждения пришли к нему домой в субботу. Что будет с бизнесом в условиях такого непостоянства?

По последним данным, по большей части в краткосрочном периоде, организационная работа базируется на показателях, фактах, результатах и деньгах. Обнадеживающие фантазии(прогнозы) могут дать некоторые объяснения этому, но с реальной точки зрения, у изворотливой действительности должны в конечном счете быть свой день и свой путь. Если вы видите, что ваш начальник ведет себя нечестно, глупо или отвратительно, это одно. Но, когда вы представляете, что у него есть рога и хвост, чтобы вести себя подобным образом, это уже другое. Ваши представления о неуместных действиях ваших коллег могут быть реальными и принести вам успех. Но ваши грезы о том, что они плохие, подонки, негодяи, и не способны совершить те или иные действия будут лишь ухудшать ваше самочувствие и, как правило, ухудшат ваши отношения с ними.

Как победить депрессию

Это почти феноменально, как многие люди, включая управленцев, занимающих топовые должности, довольно регулярно впадают в депрессивные состояния. Известно также, что некоторые из выдающихся художников, писателей и композиторов такие, как Бетховен, Леонардо и Микеланджело, провели значительные периоды своей жизни в состоянии сильной депрессии.

Дело не в том, что депрессия добавляет продуктивность. Наоборот! Даже самые одаренные организаторы или активисты имеют тенденцию становиться апатичными, вялыми, усталыми, меланхоличными и непродуктивными, если хоть раз впадают в состояние депрессии или меланхолии. Как обычно, сверх этого, картина, связанная с этим видом эмоционального расстройства осложняется побочными симптомами. Замечая состояние подавленности, невнимательности и наличия трудностей, управленец, находящийся в нормальном продуктивном состоянии, становится исключительно угрюмым, печальным из-за этого состояния депрессии — то есть депрессирует из-за того, что он в депрессии. Затем всё вокруг становится еще хуже, и этот дурной цикл становится настоящим водоворотом упадка духа и безысходности.

Много ли различных видов нелогичных идей, которые в итоге ведут к возникновению депрессии, или же совсем мало? Обычно, удивительно немного. Возьмите случай Чарли К., клиента, посетившего меня некоторое время назад, потому что он был в крайней депрессии, ему не помогали антидепрессанты, которые он глотал целыми горстями; он был направлен своим терапевтом, посещавшим меня за несколько лет до этого, когда тот сам был в состоянии депрессии и получил помощь в её преодолении.

Чарли, несомненно, имел огромные проблемы в бизнесе, поэтому не было ничего странного в том, что он пребывал в состоянии угнетенности и упадка духа. Он был основателем и президентом довольно большой компании, которая была не в лучшей форме из-за кризиса в соответствующей отрасли. Его главного помощника и вице-президента компании недавно хватил сердечный приступ, и он выбыл из строя на несколько месяцев. Его второй главный ассистент, на которого он сейчас возлагает надежды в большей степени, чем раньше, был неудовлетворён своим положением (в основном из-за того, что он очень переживал по поводу болезни вице-президента) и вероятно мог оставить компанию в любой момент. Его 18-летний сын провалил экзамены в колледже и был сдан на поруки (родителям).

Поэтому Чарли, естественно, имел свои проблемы! И каждый, включая его жену, полную сочувствия, считал, что он имеет причину для депрессии. Каждый, но только не я. «Послушай», — сказал я после нескольких первых сеансов психотерапии, — «нет сомнений, что некоторые вещи в вашей жизни не так хороши — условия для развития бизнеса, сердечный приступ твоего вице-президента, неудовлетворенность из-за другого помощника, на которого ты сейчас так надеешься, и стажировка в школе вашего сына. Все эти вещи отвратительны, неприятны, нет ни единого смысла любить их. Но есть также активирующие события или опыт — которые я называю точка А в своей системе. И это Активирующее событие, в точке А, приходит ранее или активирует чувства или последствия, которые ты имеешь, в точке С. Но события под пунктом А в действительности не являются причиной событий или чувств в точке С. Потому что если сотни управленцев, занимающих вашу позицию, опытные люди, в точке А, ваши существующие сложности, они бы не все чувствовали депрессию, какую чувствуете вы в точке С. Какие последствия, вы думаете, были бы у них в точке С?

„Я полагаю, большинство из них чувствовали бы себя тревожно или огорченно“.

„Да, вы, вероятно, правы. Большинство из них чувствовали бы себя тревожно или огорченно, в точке С, после того как они испытали все бизнес условия, сердечный приступ их нетрудоспособного вице-президента, неудовлетворенность в работе другого главного ассистента, и проблемы своего сына, в точке А. Но если они тщательно следуют соответственным реакциям, которые я называю точку В, их Система Верований, если только они убедили себя в том, что «это действительно плачевно, мне это не нравится, что за беспокойство, я желаю, чтобы эти отвратительные события не возникали», — какие последствия или чувства вы думаете могли бы возникнуть в точке С?“

„Ммм, давайте посмотрим. Я думаю, они бы чувствовали себя разочарованными и обремененными проблемами“

„Верно! Они бы чувствовали себя разочарованными, потому что они не получили то, что они хотели. И они бы чувствовали себя обремененными проблемами, потому что они бы размышляли о том, какие действия нужны для того чтобы изменить несносные действия в точке А, и не смогли прийти к отличному решению проблемы. Но чувства разочарованности и обремененности проблемами, в точке С, это не те же самые чувства, что чувства тревоги и депрессии, которые, вам кажется, вы испытываете и которые большинство людей могло бы иметь, в точке С, не так ли?“

„Нет, я полагаю, это разные чувства!“ — сказал Чарли

„Разные. Следовательно, есть некоторые другие вещи, в которых они себя уверяют, в точке В, для того, чтобы создать чувство тревоги и депрессии, в точке С. И тогда совершенно подходящее высказывание для самих себя «как ужасно!, мне не нравится то, что существует в точке А. Вот же заноза в заднице!» и в связи с этим обеспечить себе чувство разочарования — и, в тоже время, побудить себя, этими чувствами, чтобы работать над изменением Активирующих Событий в точке А, если они могут быть возможны, а это, согласно моей теории, крайне неуместно и нелогично для них считаться с другими идеями, в которых они убеждены, в точке В, чтобы побудить себя чувствовать тревогу и депрессию. Сейчас как вы думаете, что является неразумными Верованиями, и то, в чем вы усиленно убедили себя в точке В?“

„Мммм, я думаю, они говорят что-то вроде «я все испортил, если бы я мог сделать все лучше, я бы не находился сейчас в таком положении! Но я не смог!»

«Да», — сказал я. «Они часто убеждают себя в том, что с чем-то не смогли справиться. Но это всего лишь наблюдение. Вы, например, не смогли спасти бизнес, что могло быть вызвано плохими условиями для бизнеса. Вы не смогли выбрать вице-президента, который бы пребывал в совершенном здравии. Вы не смогли сделать так, чтобы второй главный помощник чувствовал удовлетворение от работы. Вы также не смогли помочь сыну быть хорошим студентом. Поэтому, объективно, вы допустили много провалов. Но вы можете безошибочно заметить, что, несмотря на эти провалы, нет ничего, что могло бы вызвать какие-либо чувства депрессии. Согласно принципам Рациональной Сенситивности, которая базируется на обширных психологических экспериментах и клинических открытиях, вы также имеете результат, касательно вашего наблюдения о провалах, и этот результат, самый неверный, который вы имеете, расстраивает вас. Ну и какой же результат?»

«О», — ответил Чарли, — «я считаю, это — ‚мне не следовало терпеть неудачу. Какой же я некомпетентный человек, предназначенный для неудач!»

«Верно! Это вероятно вы и заключили. И такие неверные умозаключения, среди других, вызвали у вас депрессию. Вы, вероятно, имели и другие беспричинные выводы. Например: «Как ужасно, что сложились такие никудышные условия для бизнеса и для моего главного помощника, которому не давали бонус уже несколько месяцев!» и «Что за негодяй этот генеральный директор, после всего, что мы сделали для него, он готов бросить нас на произвол судьбы в самое неподходящее время(142:)! Вот он ублюдок!»

«Да, я должен признать, у меня были похожие идеи. И он идиот, если не ублюдок, и это ужасно, что он ведет себя таким образом!»

«Именно! И это различные выводы, которые находятся в точке В, по результатам событий, произошедших в точке А, и это именно выводы, а не Активирующие События в точке А, которые расстраивают вас А теперь, как могли вы продолжать оспаривать — Дискуссия и дискутировать, в точке Д — ваши глупые выводы?»

«Да, я мог бы спросить себя: почему мне следовало столкнулся с такой кучей неудач? И почему эти провалы заставили меня чувствовать себя полностью некомпетентным?»

«Да, это отличные вопросы, а какие же будут ответы?»

«Прежде всего, сейчас, когда вы заставили меня подумать над ними, я вижу, что здесь действительно нет ни единой причины моих ошибок и неудач. Несмотря ни на что, я человек. И всем людям свойственно ошибаться. Теоретически я мог заняться вообще другим бизнесом, нанять нового вице-президента, помочь генеральному директору, и заставить своего сына работать усерднее в школе. Но я не сделал ничего такого. Но я не всеведущий. Поэтому нет ни единой причины почему мне следовало ошибиться».

«Нет, не только. Как и все люди, вы подвержены ошибкам. Вы будете допускать ошибки. И сейчас спросите себя, почему же не следует продолжать быть человеком и делать ошибки? А как насчет вашего вывода, что вы не имеете права на неудачу?»

«Ну я делал что-то до этого несоответствующим образом. Как минимум, я пренебрег своими отношениями с генеральным директором, и я вряд ли следил за образованием своего сына в школе, даже хотя я знал, что он из тех, кто часто сталкивается с проблемами в учебе и ленится.»

«Хорошо, я согласен, что вы вели себя несоответствующим образом, но разве это заставляет вас думать, что вы неумелый человек?!»

«Нет, я думаю, не заставляет».

«Почему, не заставляет?»

Чарли не знал что ответить почти минуту. Затем он сбивчиво объяснил: «потому что неумелый человек будет неудачлив во всем. И я сделал много вещей нужным образом, несмотря на мои неудачи».

«Верно, неудачливый человек неудачлив во всем. Более того, неудачливость и слабость — это прерогатива, используемая для индивида, который приговорен к совершению ошибок. Это в действительности означает вошь, не так ли?»

«Да, думаю, вы правы, я думал, что я полный неудачник и растяпа, человек, который заслуживает осуждений за свои ошибки».

«И это ошибка, конечно же. Даже если мы доказали бы, что вы неудачник и будете неудачником дальше, почему же мы должны проклинать вас за вашу непригодность? Нам следует помочь вам, предложить особую поддержку — и вряд ли осуждать вас за ваше поведение, и за то, что вы родились придурком».

«Поэтому, я могу принять себя с любыми неудачами, которые я, вероятно, имею» — заметил Чарли.

«Да, вы можете. И если вы будете делать так, если вы примете себя, ваше существование, со всеми вашими неудачами, только после этого вы можете вернуться в пункт А и исправить чувства и ощущения. До тех пор пока вы обвиняете себя в своих ошибках, вы будете настолько одержимы самобичеванием, что у вас не будет ни сил ни времени на процесс корректировки.»

«Неужели так все просто?»

«Да, а теперь давайте обсудим еще несколько абсурдных вещей, которые мы с вами не рассмотрели. Как насчет ваших убеждений, что бизнес условия слишком невыносимые для работы и что вашему вице-президенту не дают бонусы уже несколько месяцев?»

«О, я могу заметить, это нонсенс. Это неприятно, конечно, когда бизнес развивается в таких условиях и то что у него был сердечный приступ. Это неприятно. И я могу жить дальше с этой неприязнью и продолжать заниматься бизнесом, и стараться улучшить его несмотря на эти два недоброжелательные условия».

«Точно. А как насчет вашего гендиректора, который ведет себя довольно фальшиво? Разве это верно?»

«По правде говоря, его поведение отвратительное. Но сейчас мне кажется, что это навеяно идиотскими мыслями, что ему не следовало бы себя так вести. И, конечно, ему бы следовало понять это. Я горжусь собой, что принимаю реальность. Я настаиваю на том, чтобы он поменял поведение, но, конечно, я не могу изменить его, и лучше не настаивать на том, что я могу сделать это. Он имеет право вести себя как угодно, и он не ублюдок, чтобы вести себя таким образом, — всего лишь человек, который ведет себя безрассудно, как мне кажется. О’кей. Но это его проблема. А теперь почему бы мне не принять его таким какой он есть?»

«И снова верно. Это прискорбно, что он ведет себя таким образом, но это не ужасно. И он имеет на это право, это его натура, он может делать все, что захочет, даже если он ведет себя совершенно неправильно. Как я упоминал в своих записях, каждый имеет право быть плохим. Это же человеческий фактор: совершать ошибки. И если мы скажем — он не имеет право совершать ошибки — то это значит, что мы лишим его человеческой натуры. Он может быть не прав в том, что он не прав — заблуждающийся, неверный, но он человек и имеет право на любое неверное действие. Но слишком плохо то, что он приводит в действие это право.»

«Знаете, — сказал Чарли, — я уже чувствую себя гораздо лучше. Я чувствую, что настоящее бремя свалилось с меня. Это почти сверхъестественно! Когда я вошел сюда, я был крайне подавлен и угрюм. Сейчас я чувствую беспечность и радость. Я только надеюсь, что я смогу поддерживать это!»

«Вы сможете, — ответил я, — если вы будете продолжать работать над этим. Вы можете заметить быстро и легко, что существует много условий, и все не катастрофично и так ужасно, как вы можете представить. Хотя полчаса назад вы легко отказались от своей прежней философии: такие условия не должны быть, это ужасно, я не выношу этого! А затем вы начали чувствовать депрессию больше и больше. Но если каждый раз вы это испытываете, в точке С, незамедлительно исследуйте до конца, что же произошло в точке А, нелогичные Верования в точке В — в частности ваше убеждение о том, что это ужасно допускать ошибки — затем вы не только быстро исправите эмоциональные последствия в точке С, но после того как сделаете это несколько раз, сможете в другой раз почти на автомате среагировать иначе. Таким образом, с данного момента, когда будут возникать всевозможные события в точке А, вы будете автоматически отвечать себе следующей философией: Ничего не поделаешь! Этого следовало ожидать. Это неприятно, что мир так жесток, а люди такие ненормальные, но это всего лишь неприятно, а не ужасно или катастрофично. Когда вы достигнете этого, вы редко будете расстраиваться и тем более испытывать чувства депрессии, касательно событий, над которыми вы депрессируете сейчас.»

«Вы действительно считаете, что я справлюсь с этим, спустя некоторое время?»

«я уверен, вы сможете, но я не знаю, будете ли вы это делать. Любой кто поверит в ерунду, что это ужасно, если что-то в этом мире идет плохо и вообще не должно все быть так — может отказаться верить в эту же самую ерунду. Как вы верите, так можете и не верить. Поэтому если вы будете продолжать работать над своими убеждениями, несмотря на чувства депрессии, вы постепенно перестанете депрессировать и достигнете такой точки, когда не сможете даже поверить в нее снова. Это вовсе не нонсенс, однако, это практика для того, чтобы не испытывать чувства депрессии, до тех пор, пока вы действительно не перешагнете через это.»

Чарли усиленно работал над этим. Я только видел его на дюжине индивидуальных сеансов психотерапии, а затем он присоединился к одной из моих групп и принимал участие в групповой терапии, в течение 13 недель по 1 разу в неделю. Он также посещал один из институтов для управленцев. Включая эту деятельность и чтение особой литературы, а также инструкций по рационально-эмоциональной терапии, он был способен помочь себе и перестать подвергаться порывам депрессии. С тех прошло несколько лет, и он ни разу серьезно не переносил чувства депрессии. Он управляет собой во время разных сложных ситуаций — включая смерть вице-президента его компании — в основном потому, что он не тратил слишком много времени и сил на свои депрессии.

Учит ли людей рациональная восприимчивость в том, чтобы они никогда не испытывали чувства депрессии — даже, скажем, смерть любимого человека или банкротство в бизнесе? Да, учит. Для депрессии не суть важно то, как она проявляется: огромное горе, грусть, или несчастье, это также означает самоухудшение, самосожаление, и чувства абсолютной безнадежности. Если вы скажете себе, — это неудачно, что моя фирма погорела? Я крайне разочарован и расстроен, если она действительно обанкротится — то вы будете чувствовать невероятное сожаление и недовольство. Но чтобы чувствовать депрессию, вы постоянно будете добавлять следующую фразу — разве это не ужасно, что моя фирма разорилась? Здесь должно быть что-то слабое и плохое во мне, если я не могу остановить ее от банкротства и спасти. Как может такой растяпа как я продолжать жить счастливо в мире, где существуют ужасные вещи? Если все-таки фирма обанкротится, я никогда не смогу найти и занять другую позицию как эта или достичь успеха в этом жестоком мире!

Для того чтобы чувствовать расстройство, беспокойство, и раздражение, что естественно приводит вас к чувствам грусти и упадка, — хотя, вы можете, конечно же, всего лишь уверить себя в том, что это хорошо, находиться в невыгодном положении и можете, конечно же, заставить себя быть счастливым.

Но для вас чувствовать депрессию, отчаяние и полное уныние означает, в реальности, то, что вы раздражаете сами себя своими раздражениями, что вы требуете и ноете о том, чтобы мир был устроен таким образом, чтобы вы никогда так сильно не расстраивались, беспокоились и раздражались. Депрессия, как горе, это всего лишь результат расстройства, и в частности длительного и глубокого расстройства.

Но пока для вас крайне сложно и очень часто нежелательно перестать чувствовать себя жалким в отношении гибельных Активирующих Событий, вам не так сложно и вполне желательно перестать вгонять себя в депрессию.

Рациональная Сенситивность, поэтому, обычно вдохновляет вас чувствовать грусть, когда существует реальная трудность, это порождает нужные чувства, такие как грусть, сожаление, которые будут мотивировать вас приложить все усилия для того, чтобы преодолеть все препятствия и остановить повторное проявление. Но это и останавливает депрессию, так как это не самые подходящие эмоции, которые вредят эффективной деятельности во время неприятных жизненных ситуаций и это приводит к менее эффективному состоянию любого человека и как работника, и как просто индивида.





Рекомендуемые страницы:


Последнее изменение этой страницы: 2019-03-22; Просмотров: 10; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.031 с.) Главная | Обратная связь