Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Основные жанры детского фольклора.



Понятие о детском фольклоре. До сих

пор мы рассматривали устное поэтическое творчество взрослых (обрядовую поэзию, сказки, былины, баллады, исторические, лирические и хороводные песни, частуш­ки, пословицы и поговорки, загадки и др. жанры). Фольклор взрослых имеет извест­ную возрастную дифференциацию. Так, сказки, былины и исторические песни ис­полняются главным образом представите­лями старшего поколения. Хороводные песни, лирические песни любовного со­держания и часту кц Чвляются преимущественно молодежными жанрами.

Однако паше пР6Д; ставление 0 фольклоре будет неполным, ности^ее содержания ^ой поэзии Детей, не Рассмотрим особен- тования художественной формы и специфики быгппрпжянтге шмтете^нимать под Детским фольклором? Какое По этим вопоос? 4™ «Детский Фольклор»? наппимеп В П Аник^4 в науке нет единой точки зрения. Так, взбослых’ для детей * к Детскому фольклору относит «творчество детским и детское ^ьорчество взрослых, ставшее со временем пт col ®. _ Творчество в собственном смысле слова» М Н Мельников и д£ а^Деляют Э. В. Померанцева, В. А. Василенко, детского Фольклора ь-' Упомянутые исследователи характеристику ведений созданных, 5К правило, начинают с рассмотрения произ- (колыбельные песни, ^рослыми и исполняемых ими для детей Другие ученые к естушки и потешки), извещения кптопые Некому фольклору относят только те про- Так, известный исс^03Даны и исполняются самими детьми, градов, возражая прот^дователь Детского Фольклора Г.С.Вино- чества взпослых для r, tlB отнесения к детскому фольклору «твор- ппоизвелений о гнося » ^тей> > ’ писал; «Обычно эту группу словесных мало оснований Де, к Детскому фольклору. К такому отнесению которые не включа^кий Фольклор составляют произведения, произведений, испо^ Репертуар взрослых; это совокупность ются сами дети. РЛОтелями и слушателями которых явля- взрослых для детей усматриваемая же группа, как творчество у « vr составляющая репертуар главным образом взрослых, должна быть обособлена: это создание матери и пес­туньи, это — материнская поэзия, или поэзия пестования» [12, 28].

Не относит творчество матерей и пестуний к детскому фольк­лору и Н. П. Андреев, который один из разделов своей хрестома­тии по фольклору назвал «Колыбельные и детские песни»

Не считает колыбельные песни детским фольклором и В. И. Чи- черов. Один из разделов его курса лекций «Русское народное творчество» (1959) называется «Колыбельные и детские песни»

(с. 346-348).

Точка зрения Г. С. Виноградова, Н. П. Андреева и В. И. Чичеро- ва нам представляется совершенно справедливой. Нельзя отно­сить к детскому фольклору колыбельные песни, пестушки и по­тешки, которые создавались и исполнялись только взрослыми. Детьми же они не только не создавались, но никогда и не исполня­лись. Детский фольклор — это прежде всего произведения, создан­ные и исполняемые самими детьми. Он отличается от фольклора взрослых как по своему содержанию, так и по художественной форме.

Вместе с тем следует отметить, что в детский фольклор проникают и произведения взрослых. Дети почти всегда присут­ствуют при исполнении фольклора взрослыми, нередко усваиг вают его отдельные произведения. На определенной стадии некото­рые традиционные жанры угасают, исчезают в фольклоре взрослых 273 и переходят к детям, живут как органическая составная часть детского фольклорного репертуара. Видоизменяясь, эти произве­дения приобретают признаки детского фольклора и становятся органической частью детского фольклорного репертуара.

В заключение следует сказать, что к детскому фольклору относятся произведения, во-первых, созданные самими детьми, во-вторых, заимствованные детьми у взрослых, но переработан­ные в соответствии с психологией и потребностями детского возраста.

Сказанное определяет собой и особенности жанровой системы детского фольклора. Детский фольклор создается как в жанрах взрослого фольклора (припевки, приговорки, прибаутки и др.), так и в жанрах, разработанных самими детьми (жеребьевки, считалки, дразнилки и др.). Жанровая система детского фолькло­ра—явление довольно подвижное. В процессе исторического раз­вития одни жанры уходят из детского фольклора, другие, наобо­рот, приходят в него.

Собирание и издание. До середины XIX в. детский фольклор не выделялся в особый раздел народной поэзии, специально не записывался. Публикации детского фольклора былй случайными и очень малочисленными.

В 50—60-е годы XIX в. в связи с повышенным интересом к народному творчеству обращает на себя внимание и детский фольклор. Произведения детского фольклора записывают В. И. Даль, П. В. Шейн, П. А. Бессонов и другие фольклористы.

В 1861—1862 гг. публикуется известный сборник В. И. Даля «Посло­вицы русского народа», в котором находится и разнообразный

материал детского фольклора (игровые приговорки, считалки, ско­роговорки и др.). В 1870 г. выходит сборник П. В. Шейна «Русские народные песни», который открывается разделом, посвященным детскому фольклору. Основная часть детских песен записана самим Шейном, некоторые тексты даются в записи А. Н. Афа­насьева, этнографа И. А. Худякова и писателя А. Н. Остров­ского.

В 60—70-е годы XIX в. продолжают свою собирательскую деятельность П. В. Шейн, а также В. Ф. Кудрявцев, Е. А. Покров­ский, А. Ф. Можаровский и др. В. Ф. Кудрявцев в 1871 г. публикует книгу «Детские игры и песни в Нижегородской губернии», содер­жащую ценный материал по игровому детскому фольклору. Инте­ресные образцы детского фольклора мы находим в книге А. Ф. Мо- жаровского «Из жизни крестьянских детей Казанской губернии» (1882). В 1898 г. вышел первый том (вып. 1) «Великорусса» Шейна, в котором публиковалось около 300 произведений детского фольклора. В этом же году выходит «Сборник народных детских песен, игр и загадок», который был составлен А. Е. Грузинским по материалам Шейна, В последней трети XIX —начале XX в. детский фольклор собирают А. В. Марков, А. И. Соболев, В. Н. Ха- рузина и др. Записи произведений детского фольклора публикуются в журналах «Живая старина», «Этнографическое обозрение» и различных «Губернских ведомостях».

Работа по собиранию детского фольклора продолжается в советское время. Следует отметить особенно плодотворную деятельность в этой области Г. С. Виноградова, О. И. Капицы, М. В. Красноженовой и Н. М. Мельникова. Значительный, материал детского фольклора содержат книги О. И. Капицы «Детский фольк­лор» (1928) и Г. С. Виноградова «Русский детский фольклор» (1930). Отдельные произведения детского фольклора публикуются в сбор­никах Т. А. Акимовой «Фольклор Саратовской области» (1946),

В. А. Тонкова «Фольклор Воронежской области» (1949), С. И. Минц и Н. И. Савушкиной «Сказки и песни Вологодской области» (1955), в монографии М. Н. Мельникова «Русский детский фольклор Сибири» (1970) и других изданиях..

В заключение можно сказать, что дореволюционными и совет­скими фольклористами собран довольно значительный материал по детскому фольклору. Однако работа в этой области должна быть продолжена и активизирована. И не последнюю роль в этом деле могут сыграть ежегодно проводимая фольклорная практика сту­дентов, студенческие фольклорные экспедиции.

Изучение детского фольклора. Изучение детского фольклора начинается в середине XIX в. и идет в различных научных направ­лениях. Так, сторонник мифологической теории В. А. Попов стре­мился отыскать следы мифологии в детском фольклоре, историк Н. И. Костомаров привлекал произведения детского фольклора для характеристики древнего быта русского народа. Связь дет­ского фольклора с народным бытом рассматривал и А. Ф. Можаров­ский в названной книге [6]. Формы бытования игрового детского фольклора рассматривает В. Ф. Кудрявцев в упомянутой выше книге [4]. Особенно ценным в описании детских игр является

капитальный труд Е. А. Покровского «Детские игры, преимущест­венно русские» (1878).

П. В. Шейн в своем «Великоруссе» (1898) впервые предприни­мает детальную классификацию детского песенного фольклора, выделяет в нем жанры песен колыбельных и потешных, прибаутки и приговоры, жеребьевые песенки перед началом игры (кананье) и песенные приговоры, содержащиеся в самих играх. В начале XX в. В. Н. Харузина изучает вопрос об участии детей в обрядах, показывает переход некоторых календарных песен из репертуара взрослых в детский фольклор [9].

В советской фольклористике первым к серьезному изучению детского фольклора обратился Г. С. Виноградов. Им опубликован ряд значительных работ, посвященных исследованию детского фольклора (10, 11, 12). Заслуга Г. С. Виноградова в том, что он, на наш взгляд, впервые довольно точно определил понятие детского фольклора, подробно охарактеризовал его многие жанры (особенно считалки), раскрыл связь детского фольклора с народным бытом. Вслед за Г. С. Виноградовым и одновременно с ним исследует детский фольклор О. И. Капица. В книге «Детский фольклор»

(1928) она дает характеристику многочисленных жанров детского фольклора, приводит большой фактический материал. В 1930 г. под редакцией О. И. Капицы вышел сборник «Детский фольклор и быт», в статьях которого рассматривается традиционный детский фольклор в советских условиях. В послевоенные годы исследова- 275 нием детского фольклора занимаются В. П. Аникин, М. Н. Мельни­ков, В. А. Василенко и др.

В книге В. П. Аникина «Русские народные пословицы, поговор­ки, загадки и детский фольклор» (1957) большая глава (с. 87—125) посвящается детскому фольклору. В ней определяется понятие «детский фольклор», дается подробная характеристика его жанров, освещается история собирания и изучения. Особенность книги в том, что в ней отмечаются древнейшие черты ряда жанров детского фольклора, говорится об исторических изменениях этих жанров.

М. Н. Мельников в книге «Русский детский фольклор Сибири» (1970), широко привлекая локальный материал, устанавливает место сибирского фольклора в общерусском фонде детского фольклора. Судьбам традиционного детского фольклора в совре­менных условиях, а также характеристике советского детского фольклора посвящены статьи М. А. Рыбниковой «Детский фольк­лор и детская литература» [21, № 3109], А. А. Кайева «К характери­стике современного устнопоэтического репертуара для детей» [19] и В. А. Василенко «Об изучении современного детского фолькло­ра» [20].

В зависимости от условий бытования детский фольклор делится на игровой и внеигровой. Рассматривая эти два вида, мы в дальнейшем приведем примеры всех жанров детского фольклора, так как этого материала пока нет в вузовских хрестоматиях.

Детский игровой фольклор. В связи с возрастными особенностя­ми и характером времяпровождения ведущее положение в устном поэтическом творчестве детей занимает игровой фольклор. Игра имеет особое, исключительное значение в жизни детей. Исследо­ватель детских игр В. Ф. Кудрявцев писал: «Если игра для взрослых по принципу своему терпима, то для детей она настолько уже естественная, что является в детском возрасте необходимостью.

Для взрослых игра бывает отдыхом, а для ребенка игра — серьезное занятие, к которому он применяет свои слабые силы; для него игра — посильный труд» (4, 2). Именно через игру дети во многом воспринимают окружающий их мир. Игра для детей — важный спо­соб познания и обучения.

Дети всегда придумывали очень много самых разнообразных игр. Е. А. Покровский в книге «Детские игры, преимущественно русские» (1878) подробно описал более 500 детских игр. Названия игр и их образы тесно связаны с крестьянским бытом. Например: «Конь», «Корова», «Козел», «Кошка и мышки», «Комар», «Пчелы», «Курочки», «Уточка», «Плетень», «Овин», «Косые ого­роды», «Жук», «Ястреб и голуби», «Гуси и лебеди», «Волки и овцы» и т. п.

В ряде детских игр мы видим подражание трудовой деятель­ности взрослых. Так, например, в играх «Репка», «Редька» и «Хрен» изображается выдергивание названных овощей, в игре «Просо» дети руками показывают, как просо сеют, полют, косят и сушат. В игре «Охотники» имитируется охота на диких зве­рей и т. п.

Многие детские игры не включают в себя никакого фольклора. Однако немало и таких игр, в которых различные фольклорные 276 произведения являются органическим и неотъемлемым компо­нентом. Именно в игре дети впервые выступают создателями фольклора.

Наиболее распространенными жанрами, в которых создаются произведения игрового детского народного творчества, являются жеребьевые приговорки, считалки и песенки.

Жеребьевые приговорки — это коротенькие рифмован­ные стишки (в две — четыре строки), которыми начинаются игры, когда играющих нужно поделить на две партии. Они сопровождают такие детские игры, как «Прятки», «Салки», «Лапта», «Городки» и др. Простейшая форма жеребьевки состоит из вопроса к «маткам» (водящим). Двое ребят, отойдя в сторону, договарива­ются, что один из них будет называться конем вороным, а другой — барабаном золотым. Затем, подойдя к маткам, они выкрикивают:

«Матки, кого надо:

Коня вороного,

Али барабана золотого? »

Одна из маток выбирает «коня вороного», а другая — «барабана золотого». После этого к маткам подходит другая пара играю­щих и, к примеру, спрашивает:

«Наливное яблочко Или золотое блюдечко? »

Затем к маткам с вопросами-загадками подходят третья пара, четвертая пара и т. д. И так постепенно все играющие делятся на две партии.

Несколько усложненную форму имеют жеребьевки, в которых вопросу, обращенному к маткам, предшествует небольшая опи- сательно-повествовательная картина. Например:

«Конь вороной Какого коня; сивого

Остался под горой. Или златогривого? »

Темы и образы жеребьевок всецело обусловлены бытовой обстановкой, в которой жили крестьянские дети. Создание этих миниатюр не представляло для детей больших трудностей. Жеребьевки создавались ими легко и с удовольствием.

Особенно большое развитие в игровом детском фольклоре получил жанр с ч и т а л к и, .Считалка —это также рифмованное стихотворение, но несколько большее по своим размерам, чем' жеребьевка. Считалки имеют 6, 8, 10 и более строк. С помощью считалки пересчитываются участники игры (отсюда и название), определяются их роли или очередность участия в игре.

В считалках довольно часто употребляются слова счета— числительные. Вот пример считалки:

Первый дал, Шел, прошел,

Другой взял, Не нашел;

Трое сели— Шишел вышел,

Все поели. Вон пошел. 277

Кому гадки гадать? [7, № 232]

По-турецки писать?

Но считалка не только преследует определенные практические цели (устанавливает очередность для играющих), она нередко имеет и несомненное поэтическое значение. В нее могут входить различные забавные повествования. Например, кто-нибудь из играющих, касаясь поочередно рукой ребят, произносит;

«Раз, два, три, четыре,

Жили мошки на квартире,

К ним повадился сам друг Крестовик — большой паук.

Пять, шесть, семь, восемь,

Паука мы попросим:

«Ты, обжора, не ходи»,

Ну-ка, Мишенька, води».

На кого пало слово «води», тот и становится водящим.

Отличительной особенностью считалки является использова­ние так называемого «заумного языка». Это прежде всего рас­пространяется на числительные. В этой связи В. П. Аникин пишет: «Приглядываясь к искажаемым формам счета в считалках, неволь­но замечаешь, что видоизменение словесной формы числитель­ных — общее правило для считалки; раз — ази, анзы, ранцы, разум, разин, азики и т.п.; два —двази, дванцы, дванчик и т.п.; первый — первички, первенцы, первенцики; второй, другой — дру- гичники, другенцы, другенцыки» [17, 112]. В искаженной форме в считалках могут выступать не только числительные, но и другие части речи. Например:


Шума, рума; Дуба, крест... [15, 152]
Ази, двази, Тризи, изи, Пятам, латам,

Особенности заумного языка считалки ученые возводят к древнейшей условной речи, к табу счета (запрету пересчитывать, произносить числа). Существовали древние поверья о том, что если охотник пересчитывает убитую дичь, то ему не будет удачи в следующей охоте; если хозяйка пересчитает куриные яйца, то куры перестанут нестись, и т. п. Поэтому прямой счет заме­нялся условным, обычные слова —их выдуманными заменителями.

Генетическая связь заумного языка считалок с древним обыча­ем (табу в счете) несомненна. Однако в считалках, которые были записаны фольклористами в XIX—XX вв., заумная речь отражает не суеверные представления детей, а их стремление позабавиться игрой слов. Выдуманные слова в них произносятся «с расчетом на юмор и следующее затем удовольствие и веселие играющих» [5, 154].

Слово во многих считалках выступает не столько выразителем определенного смысла, сколько носителем необходимой ритмиче­ской единицы и рифмы. Считалка может представлять, собой простой набор не имеющих никакого смысла и потому непонятных слов. Например:


Эву, штэву, Куштаневу. Там полям, Век.
Ени, бени, Дуки, паки.
Шор, батори, Башмаки.

[3, 160]

Перед нами своеобразная игра словом, различными ритмиче­скими и звуковыми повторами. После того как все играющие оказываются посредством жеребьевок или считалок распределен­ными по партиям или ролям, начинается сама игра.

А. И. Никифоров в статье «Народная детская сказка драмати­ческого жанра» [15] справедливо отмечал, что многие сказки о животных, исполняемые детьми, отличаются драматичностью содержания и театральностью исполнения. В еще большей степени это относится к детским играм, многие из которых являются небольшими театральными представлениями. Для примера при­ведем описание игры «Редька».

«К матке на колени садится другая девочка, к этой — третья и так далее. Водящий или водящая подходит и говорит: «Стук, стук у ворот! » — «Кого черт приволок? »—«Барин с печи упал, восьмерых котят задавил, редечки захотел». — «Дергай, дергай, да не из корню! » Водящая старается оттащить с места сидящую девочку и, поставивши на ноги, _ уводит и садит ее на известное место, а сама идет снова к играющим. — «Стук, стук у. ворот! » —снова начинает стучаться.— «Кого черт приволок? » — «Барыня угорела, много сахара поела, брюхо заболело, редечки захотел..» —«Дергай, дергай, да не из корню», —отвечают сидя­щие. Снова дергает и, когда остается один корень, т. е. одна матка, то все играющие принимают участие в игре. Прежде всего матку стаскивают с места, потом садят на длинную палку, которую все игроки несут с громким смехом и восклицаниями: «Корень выдер­нули! Матку несем! » Протащивши несколько сажен, опускают ее на землю. Этим игра и оканчивается» [4, 19—20].

Перед нами не что иное, как детская и г р„о в а я драма. Приведенная игра несколько напоминает любимую детьми сказочку «Репка». Однако ее герои другие. И это вполне естественно: в детской игре не могут принять участие дедка, бабка, внучка, кошка, мышка и Жучка.

Как и в сказках для детей, в детских играх-представлениях часто употребляются различные песенки. Их место в игре и композиционные функции разнообразны. Исследовавший этот вопрос Г. С. Виноградов писал: «Игровые песни имеют различное целевое назначение: одни полагают начин игре, другие служат для связи ее частей, третьи несут службу концовок; иные вводятся для замедления действия игры или в целях отвлечения внимания участников от ответственного момента игры и т. д.»

Приведем пример песенки, которая исполняется в игре «Го­релки». Играющие становятся в пары одна за другой. А впереди стоит «горящий» и речитативно произносит песенку, которой 279 стремится отвлечь внимание играющих:

«Гори, гори ясно, . Да едят калачи.

Чтобы не погасло. Погляди на небо —

Стой подоле — Звезды горят,

Гляди в поле. Журавли кричат —

Едут там трубачи Гу, гу, гу, убегу».

После такой песенки участвующие в игре рассеянно смотрят кто в поле, а-кто на небо. А в это время «горящий» быстро выкрикивает:

«Раз, два, не воронь,

Беги, как огонь! »

Замешкавшегося ловят, и он становится «горящим». И игра продолжается.

В приведенном примере песенка исполняется сольно. В боль­шинстве же случаев игровые песенки исполняются хором, во время вождения хоровода. Это мы видим, например, в играх «Лен», «Заинька», «Коршун» и др. Иногда песенка поется детьми, когда они стоят в кругу (в играх «Селезень и утка» И «Плетень»), или сидят (в игре «Курилка»), Игровые песенки довольно разно­образны в жанровом отношении. В их числе исследователи выделяют голосянки, молчанки, песенки сказочно­го содержания и др. В голосянках излагаются условия игры.

Давайте, ребята Кто не вытянет,

Го лосянку тянуть; Того за волосы рв-а-ать!

Прекративший первым «тянуть голосянку» подвергается назван­ному в песенке наказанию.

Молчанки исполняются после шумных игр, для отдыха. Приве­дем в некотором сокращении наиболее распространенную мол­чанку:

Кошка сдохла, Молчанка началась —

Хвост облез, Чок, чок!

Кто промолвит, Двери на крючок!..

Тот и съест... Двери на крючок...

Кто-нибудь жестами и гримасами старался рассмешить играю­щих. Над тем, кто первым нарушал молчание, весело и задорно смеялись.

Приведем песенку сказочного содержания, которая исполня­лась в детских играх:

Кукурику, петушок! Ехали бояры,

Золотой гребешок, Кони под Коврами:

Масляна головка, Пшеничку-то сыплют,

Шелкова бородка!.. Петушка-то кормят.

К песенкам сказочного содержания близки веселые песенки — небылицы. Вот наиболее характерная песня-небылица:

Таракан дрова рубил, Гнида щелок варила,

Комар по воду ходил, Вошка париться ходила В-грязи ноги завязил. Со угару-то упала,

Блоха поднимала — На лохань ребром попала,

Живот надрывала. Слава богу, околела,

Вошка баню топила, Всему миру надоела

Внеигровой детский фольклор. Фольклор различных жанров дети употребляют и вне игры, в быту. Но и в этих случаях он также нередко носит характер забавы и развлечения.

Интересные материалы и наблюдения по внеигровому детскому фольклору были приведены в книге А. Можаровского «Из жизни крестьянских детей Казанской губернии» (1882).

Во внеигровом детском фольклоре мы видим не только от­меченные нами ранее жанры (приговорки, песенки и др.), но и некоторые новые (остроты, поддевки, дразнилки, скороговорки и др.). Приведем примеры.

Вот приговорка, которая исполняется девочками после купания:

Оля, Оля, Чашки помыть,

Вылей воду Лошадей напоить.

На дубовую колоду. [13, 75]

А вот приговорка, исполняемая детьми, когда они найдут улитку:

Улита, улита,

Высунь рога!

Дам конец пирога.

Друг друга дети забавляли прибаутками — небольшими рассказами в стихотворной форме. Приведем прибаутку о козе, у которой загорелся дом:
Прищемила губу, Прибежала к вязу, Отбегла без глазу, Побежала к липе, Били ее лыком, Побежала к ели, Волки ее съели. [6, 59]
Лыко мужиком подпоясано, Ехала деревня середь мужика, Глядь из-под собаки лают ворота, Ворота-то пестры, собака-то нова. Мужик схватил собаку
В перевертышах проявляются способности детей к выдумке, стрем­ление удивить, развеселить и позабавить. Детский внеигровой фольклор пронизан весельем, шутками и остротами. Приведем детскую остроту — ловушку.
Особую разновидность прибауток составляют переверты- ш и. Перевертышами называются песенки, в которых отношения И связи между предметами и явлениями оказываются перевер­нутыми. Говорится, например, что не мужик ехал среди деревни, а деревня ехала среди мужика, не мужик лыком подпоясан, а лыко подпоясано мужиком и т. п. Вот пример такой прибаутки- перевертыша:
Дон, дон, дон! Загорелся козий дом. Коза выскочила, Г лаза вытращила, Детей выпустила, Побежала к кабаку, Нанюхалась табаку, Побежала к дубу,

 


И давай бить палку, Собака амбар-то поджала, Да в хвост и убежала. Изба пришла в мужика, Там квашня бабу месит. [13, 103]
каждый из ребят имел свое прозвище. Приведем прозвища на мальчика Петю и девочку Прасковью:

Петька-петух, Пашка-букашка,

На завалинке протух. Свина калабашка.

[6, 22] [6, 22]

Особым жанром детского внеигрового фольклора являются так называемые поддевки, которыми дети стремились «поддеть» друг друга. Приведем две поддевки:

— Скажи «топор», Скажи «На бане лоза».

— Топор. —На бане лоза.

— Твой батька вор. — Твоя мать коза.

[16, 64] ' [16, 64]

Еще большее распространение во внеигровом детском фольк­лоре получили так называемые дразнилки, В дразнилках, как правило, называют имена тех, кто высмеивается. Вот пример таких дразнилок:

Егорушка коновал Иван болтан,

Кошке ножку подковал, Молоко болтал —

Поехал жениться — Не выболтал,

Привязал корытце. А все выхлебал.

Корытце болтается, Жена пышку пекла,

Жена улыбается. Ему шиш подала.

Любимым жанром внеигрового детского фольклора являются скороговорки. Скороговорки — выражения, построенные на со­четании звуков, затрудняющих быстрое и четкое произнесение слов. Ошибка в произношении какого-либо слова вызывала смех окружающих. Приведем скороговорки, записанные от детей. «Сшит колпак, везен колпак, да не по-колпаковски» [13, 174]; «Свинья тупорыла, весь двор перерыла» [13, 174]; «Стоит копна с подприкопеночком» [16, 59]. Иногда скороговорки более разверну­ты, имеют диалогическую форму построения. Например:

— Расскажите про покупки. — Про покупки, про покупки,

— Про какие про покупки? Про покупочки мои.

В заключение можно сказать, что собственное устно-поэти­ческое творчество детей отличается большим жанровым разно­образием.

Детский фольклор, заимствованный у взрослых. Мы остано­вились на жанрах фольклора, произведения которых и создава­лись и исполнялись самими детьми. Как уже отмечалось, собствен­но детский фольклор (и игровой и внеигровой) существенно отли­чается от фольклора взрослых как по своему содержанию и худо­жественной форме, так и по условиям бытования и выполняемым функциям.

Вместе с тем следует сказать, что поэтическое творчество детей не изолировано от поэтического творчества взрослых, свиде­телями которого дети являются с самых малых лет. Рассмотрению связей детского фольклора с фольклором взрослых посвящена статья Э. С. Литвин «К вопросу о детском фольклоре» [18].

Уже в младенческом возрасте дети слушают так называемые потешки взрослых, с помощью которых они приучаются играть ручками, ножками. Наиболее распространенные потешки взрос­лых—«Ладушки», «Сорока-дуда» и др. Уже в это время букваль­но с молоком матери детям прививаются навыки использования фольклора в игре.

С раннего возраста дети слушают так называемые «д о к у ч - н ы е», или «р е б я ч ь и», сказочки о животных и подобные им. Таких сказок множество. Например, Д. К, Зеленин в своем сборнике «Великорусские сказки Вятской губернии» (1915) публикует «ре­бячьи сказки»: «Про козла», «Про корову-буренушку», «Кот, золотой хвосток», «Кот и лиса», «Волк и лиса», «Петушок»,

«Коза с козлятами», «Волк, медведь и лиса» и др. Некоторые из этих сказок дети запоминают и рассказывают друг другу. Конкрет­ный материал по этому' вопросу содержит статья Н. М. Элиаш «К вопросу о детской сказке» [16, 35—41]. Отдельные сказочные образы и сюжетные ситуации, короткие сказочные песенки дети вводят в свои игры, создают на их основе игровые драмы, разыгры­вают своеобразные театральные представления. 283

Собирателями фольклора отмечено, что в прошлом на зимних собраниях молодежи, на вечеринках, в праздники нередко устраи­вались своеобразные состязания в загадывании и отгадывании загадок, что развивало сообразительность, образно-поэтическое мышление. Нередко загадки загадывались детям в семейном кругу для их развития. Взрослые понимали, что «игра загадками — это тот тематико-словесный мир, который ребенку сроден, близок ■ и понятен» [21, № 3109, 160]. Поэтому не удивительно, что и в репертуар детского фольклора вошли загадки.

С большим удовольствием дети наблюдали за увеселениями взрослых во. время различных календарных праздников, а иногда и сами принимали участие в этих праздниках, исполняли различ­ные календарные песенки. Собирателями фольклора от детей были записаны детские варианты колядок и щедривок. Приведем детскую колядку.

Я — маленький хлопчик, Повернулся на бочок,

Улез на диванчик. Пожалуйте пятачок.

А вот детская щедривка:

Щедры, бедры, Зялена веник,

Новы ведры, Дайтя вареник.

Участвуя в масленичных играх, дети пели масляничную песенку:

«Широкая масленица, На горах катаемся,

Мы тобою хвалимся. Блинами объедаемся».

Древний обряд похорон Костромы с соответствующими песня­ми в последней трети XIX в. был зарегистрирован как детская игра [4, 24—25; 5, 198].

Этнограф В. Н. Харузина в начале XX в. писала, что весенний обряд заклинания птиц «давно уже соблюдается как детская забава». По ее свидетельству, в Курской губерний 9 марта дети выбегали на улицу с печеными жаворонками или куликами и выкрикивали:

«Весна, весна! На чем пришла,

На чем приехала?

На сошечке, на бороночке,

Кулики и жаворонки,

Слетайтесь в одоньи! »

Фольклористы отмечали, что в Егорьев день (23 апреля) в некоторых губерниях дети обходили избы и при этом исполняли песню, в которой просили Егория спасти их скотину от хищных зверей «и в поле и за полем, и в лесу и за лесом» [13, 77].

В детском фольклоре мы находим и следы заговорных закли­наний. Известный собиратель фольклора второй половины XIX в. П. В. Шейн писал: «Весною, играя во дворе, на улице, дети окли­кают радостно первый дождь, приветствуют первое теплое сол­нышко, первую радугу нижеследующими песенками, которыми они потом уже все лето встречают эти явления природы» [7, 28]. И далее среди других он приводит такие песенки;

1) Радуга, радуга,

Принеси нам дождь.

2) Дай бог дождю На бабью рожь,

В толстые возжи! На мужичий овес,

Поливай весь день На девичью грозу,

На наш ячмень; На маличье просо.

Один из собирателей фольклора последней трети XIX в. писал:

«Солнышко, ведрышко, Твои дети плачут,

Выгляни в окошечко! Пить, есть хотят».

Этими стишками дети обращаются к солнышку каждую весну, как только оно начнет ярко и тепло греть землю» [6, 27].

Дети старшего возраста нередко присутствовали на гуляниях взрослой молодежи, участвовали в их играх и хороводах. Поэтому не удивительно, что в их фольклорный репертуар иногда пере­ходили игровые и хороводные песни взрослых. Так, напри­мер, Е. А. Покровский отмечал, что в последней трети XIX в. дети старшего возраста иногда водили хороводы и при этом исполняли хороводные песни «А мы просо сеяли», «Лен мой зеленый», «Уж я золото хороню, хороню» и др. [5, 187—190].

Включался в детский фольклорный репертуар и такой моло­дежный жанр, как частушка. С особым интересом дети распе­вали плясовые и шуточные частушки. Вот примеры таких частушек: Красный рыжего спросил:

— Чем ты бороду красил?

— Я ни краской, ни замазкой, Только суриком хватил.

Справедливо ли мы считаем детским фольклором произведения, заимствованные детьми у взрослых? Представляется, что совер­шенно справедливо. Во-первых, эти произведения, бытуя среди детей, выполняют функции детского фольклора. Они, как правило, исполняются для забавы, нередко являются органическим компо­нентом той или иной детской игры. Во-вторых, эти произведения ' значительно трансформируются и перерабатываются в соответст­вии с особенностями детской психологии, поэтического творчества детей. Так, исследователями отмечено, что хороводная песня, в которой «селезень» и «утушка» были символами жениха и невесты, детьми исполняется как обычная игровая песенка, в которой назван­ные птицы понимаются буквально. Дети в игре подражают их дви­женьям [18, 99]. Девичья лирическая частушка, бытуя среди детей, превращается в обычную детскую считалку [15, 16]. И, наконец, в-третьих, в жанрах, заимствованных от взрослых, дети нередко создавали новые фольклорные произведения. Выше были приве­дены примеры детских колядок, щедривок, заклинаний дождя, солнца и т. п.

Художественные особенности детского фольклора. Произведения детского, как и взрослого, фольклора создаются на основе живого разговорного языка. В них можно отметить особенности поэтики соответствующих жанров взрослого фольклора. Так, например, в композиции детских сказок, как и во взрослых сказках о животных, широко используется диалог. В детских песенках можно отметить такие композиционные формы, как форма монолога, диалога и др. Приведем, к примеру, детскую песенку композиционной формы «описательно-повествовательная часть плюс диалог»:

Стучит, бренчит на улице: Фома едет на курице, Тимошка на кошке Туда же по дорожке.

— Куда, Фома, едешь, Куда погоняешь?

— Сено косить.

— На что тебе сено?

— Коров кормить.

— На что тебе корова?

— Молоко доить.

— На что тебе молоко?

— Ребяток поить.

Детские песенки нередко начинаются с обращений. Например:

Кукореку, кочеток! На повети мужичок.

Коровушка, буренушка,

Подай молочка,

Покорми пастушка.

В детских песнях встречаются повторы. Прилагательные не­редко стоят после существительных. Например:

Идет коза рогатая,

Идет коза бодатая.

Язык детского фольклора отличается большим своеобразием. В нем ярко проявляется любовь детей к словотворчеству. Так, нередко животные в произведениях детского фольклора образно называются по тем или иным их признакам: волк-«серко», медведь — «из берлоги валень», мышь—«норышка», муха—«шумиха», комар — «пискун» и т. п. [13, 187].

О. И. Капица отмечает: «В детском фольклоре очень разнообраз­но развертывается словотворчество, мы постоянно встречаемся с необычными словами, выходящими из рамок обыденной речи, но несмотря на эту необычность, вполне понятными.

Часто употребляются парные созвучные слова «Федя-медя», «каракула-маракула», «щишел-вышел», «сею-вею», «заинька-паинь­ка», «шильце-мыльце», «чушки-бушки», «жывалко-бывалко», «шес- том-пестом», «аты-баты», «эни-бени» и т. д. [13, 185].

В детском фольклоре большое значение придается звучанию слова. Нередко то или иное слово в произведениях детского фоль­клора употребляется из соображений не смысла, а звучания. Ярким примером этого является заумный язык считалок.

Во всех жанрах детского фольклора широко используется рифма. Как правило, это парная рифма. Например:

Дождик, дождик пуще,

Дам тебе гущи.

Дам тебе я ложку,

Хлебай понемножку.

Произведения устного творчества детей расширяют наши представления о русском фольклоре, свидетельствуют о его большом жанровом разнообразии.

 

Знать определения:

Метафора – (от греч. – перенос) – переносное значение слова, когда подмечается сходство одного явления с другим. Метафоры есть в разговорной речи. Например: «Дождь идёт». В художественном произведении метафора всегда ярка и заметна. Один из основных поэтических тропов; употребление слова в переносном значении.

 

Метонимия – один из видов употребления слова в переносном значении; замена в поэтической речи названия явления, понятия или предмета другим названием, неразрывно связанным в нашем сознании с представлением об этом жизненном явлении.
Например, у Пушкина: «Все флаги будут в гости к нам» – слово «флаги» употреблено вместо «корабли»; у Крылова персонаж басни восклицает: «Я три тарелки съел! » – но при этом нам понятно, что съел он не тарелки, а уху (три тарелки ухи).

 

Эпитет– от греч. – приложение – слово, определяющее предмет или явление и подчёркивающее его качества, свойства, особенности. Эпитет – простейшая форма тропа.

 

Символ – (др.-<


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 2846; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.123 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь