Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


ВЕРОЯТНОСТНЫЕ, МАРКОВСКИЕ МОДЕЛИ



Модель грамматики, наиболее отвечающая принципам бихевиористской психологии, — это вероятностная, сто­хастическая модель («марковский процесс»), в которой появление каждого слова определяется непосредственно предшествующим ему словом или группой слов. Эта модель соответствует ассоцианистской теории поведения, согласно которой любая реакция служит стимулом для следующей реакции. В 1951 г. известный нейропсихолог Карл Лешли опубликовал важную работу под названием «Проблемы линейной упорядоченности поведения» (Lasn1еу, 1961), в которой он приводит веские аргументы про­тив ассоцианистских теорий поведения вообще. Инте­ресно, что его аргументы основаны на лингвистических данных.

Прежде всего Лешли указывает, что порядок слов не вытекает из свойств слов как таковых. В зависимости от того, что говорится, за данным словом могут следовать разные слова. Он приводит в качестве примера слово, которое произносится как [rait] и которое имеет четыре различных написания, множество значений и может быть прилагательным, существительным, наречием и глаголом. Он пишет: «В предложении «The mill-wright on my right thinks it right that some conventional rite should symbo­lize the right of every man to write as he pleases» поря­док слов, очевидно, зависит не от каких-то непосред­ственных ассоциаций слова right с другими словами, а связан со значениями, определяемыми более широкими отношениями» (In: Saporta, 1961, p. 183).

Лешли приходит к выводу, что должно существовать какое-то скрытое намерение сказать что-то, некая «детер­минирующая тенденция» и что порядок слов в возникаю­щем в результате этого намерения высказывании опреде­ляется «схемой порядка». Он находит подтверждение этой мысли в анализе оговорок и опечаток, которые де­лают машинистки. Наиболее частыми являются ошибки предвосхищения — употребление слова или буквы раньше, чем этого требует поток речи или печатного текста. В та­ком случае должен существовать некоторый глубинный уровень, готовящий для порождения единицы более крупные, чем слова. Лешли пишет, что синтаксис фразы «не заключен ни в используемых словах, ни в передавае­мой этими словами мысли», а определяется скорее «не­коей обобщенной моделью, по которой совершаются конкретные действия».

Далее, Лешли указывает, что ассоциации между со­седними словами не могут объяснить ни понимания речи, ни ее порождения. В качестве примера он приводит сле­дующее предложение (представьте себе, что вы его слы­шите, а не читаете): «Rapid righting with his uninjured hand saved from loss the contents of the capsized canoe». Когда мы слышим это предложение, значение слова righting определяется только через некоторое время после того, как мы слышим это слово. Это довольно ча­стое явление в языке — выбор или интерпретация словз, встречающегося в начале предложения, определяется словами, находящимися в конце предложения. Это явле­ние никак не согласуется с ассоцианистской моделью языка.

В работе Лешли, ставшей уже классической, приво­дится еще ряд убедительных аргументов. Они предвосхи­щают аргументы Хомского против вероятностных моде­лей грамматики, приводимые им в книге «Синтаксические структуры» (1957). В этой книге Хомский указывает, что вероятности перехода от слова к слову в цепочке (то есть вероятность, с которой одно слово может следовать за другим) не связаны с грамматической правильностью этой цепочки слов. Хомский приводит такую цепочку слов Colorless green ideas sleep furiously (Бесцветные зе­леные идеи яростно спят). Вероятности сочетаний между словами здесь равны нулю, то есть невероятно, чтобы вам когда-нибудь встретились такие сочетания, как «бес­цветные зеленые», «идеи спят» и т. д. И все-таки боль­шинство читателей, вероятно, согласится с тем, что эта цепочка слов составляет грамматически правильное пред­ложение, хотя и странное. С другой стороны, если прочи­тать это предложение наоборот: Furiously sleep ideas green colorless (Яростно спят идеи бесцветные зеленые), оно перестанет быть предложением, хотя вероятности со­четаемости слов останутся теми же самыми.

А что произойдет, если мы составим предложение из слов с очень высокой вероятностью сочетаемости их друг с другом? Вот цепочка, в которой появление каждого слова строго детерминировано предыдущим: «Живет здесь была большая река с умными словами». Очевидно, что предложение не может быть порождено только на основании того, что все последующие слова имеют высо­кую вероятность сочетаемости с предшествующим сло­вом. Итак, вероятностная, стохастическая модель не яв­ляется адекватной грамматической теорией, потому что на ее основании нельзя провести различие между пред­ложениями и непредложениями. Является или нет це­почка слов предложением — этот факт не зависит от вероятностей сочетаемости входящих в эту цепочку слов. Существует, однако, и более сильный аргумент — ве­роятностная, стохастическая модель не в состоянии по­родить все возможные в английском языке предложения, потому что существуют предложения, вложенные внутрь другого предложения. Хомский великолепно демонстри­рует это явление в гл. 3 своей книги «Синтаксические структуры». На 22 стр. он пишет, что существует не­сколько форм английских предложений, в которые могут

-быть вставлены другие предложения. Обозначив симво­лом S «предложение», мы можем составить следующие конструкции:

[18] Если Si, то S2

[19] Или Si, или Sz

[20] The man who said that S is arriving today.

(Человек, который сказал, что S, приезжает сего­дня.)

Рассмотрим, например, предложение The man who said that S is here (Человек, который сказал, что S, здесь), где S — другое предложение. Это предложение можно переписать как The man who said Chomsky has very weak arguments is here (Человек, который сказал, что аргументы Хомского очень слабы, находится здесь). Слово is в этом примере зависит от слова man, которое встречается в предложении гораздо раньше. Марковская цепь, в которой каждое слово зависит от непосредственно предшествующего слова, не может объяснить связи в нашем предложении слов arguments и is, или того факта, что слово is на самом деле связано с man. Предположим, мы расширили бы вероятностную модель и допустили бы, что выбор каждого последующего слова определяется всей цепочкой предшествующих слов, а не только непо­средственно предшествующим словом. Даже в этом слу­чае мы не смогли бы объяснить появление слова is, потому что это слово зависит от элемента, находящегося перед вложенным предложением, и вероятностная мо­дель никак не может объяснить этот разрыв. Таким об­разом, эта модель не может устанавливать границы между частями предложения, придаточными предложе­ниями и предложениями вообще.

Еще более сложная — и весьма вероятная — ситуация возникает, если мы возьмем конструкцию: «если... то...» и заполним ее предложениями. Например, я могу ска­зать: // the man who said that Chomsky has very weak arguments is here then either he has to defend his point or he has to be open to criticism (Если человек, который сказал, что аргументы Хомского очень слабы, находится здесь, он должен либо защитить свою точку зрения, либо быть готовым выслушать критику).

Разрывные элементы в предложениях — распростра­ненный грамматический прием, используемый, вероятно, во всех языках мира. Это касается не только вложенных

предложений, но и конструкций типа глагол + предлог в английском языке (например, he picked the hat up; he picked the old hat up и т. д.).

Обобщая сказанное, можно сделать такой вывод: в языке встречается много случаев, когда выбор некото­рого элемента зависит от другого элемента, появляюще­гося в предложении намного раньше. Поэтому невоз­можно объяснить структуру предложения на основе про­стой стохастической модели, в которой каждый последующий элемент выбирается на основании непо­средственно предшествующего. Необходимо всегда пом­нить, что встречалось раньше в таких предложениях, и «пронести» эту информацию через разрывы, заполненные вставленными структурами. (Заметим, что теоретически длина этих вставленных структур беспредельна — напри­мер, между «если» и «то» может быть вставлено предло­жение любой длины.) В этом состоит главный аргумент Лешли относительно последовательной организации по­ведения, заставивший ввести понятие некой глубинной детерминирующей тенденции. В рамках интересующего нас аспекта поведения эта скрытая схема должна содер­жать адекватную грамматику языка.

Существует и еще один аргумент против попытки объяснить понимание предложений только на основе зна­ния закономерностей сочетания слов в предложении. Рассмотрим следующее предложение:

[21] They are visiting firemen.

Это двусмысленное предложение. Оно двусмысленно, потому что мы кое-что знаем о его структуре: мы знаем, что на самом деле оно может иметь две различные структуры (в даьном случае две различные поверхност­ные структуры). Можно определить эти структуры, по-разному расставив скобки при делении на синтагмы:

[21 a] (they) ((are) (visiting firemen))

[21b] (they) ((are visiting) (firemen))

И по звуковой, и по письменной форме эти два пред­ложения идентичны. Однако с точки зрения грамматики или значения они совершенно различны. Вы знаете о су­ществовании двух различных грамматических структур, и это говорит вам о существовании двух различных зна­чений. Именно это имеют в виду сторонники трансфор­мационной теории, говоря, что понимание предложения основано на знании его структуры. Один из способов представления структуры — расстановка скобок, как в примерах [21а] и [21б]. Другой способ —это представ­ление структуры в виде «дерева»:

 

Как мы видим, в таком дереве несколько уровней. Человеческие языки организованы как иерархии несколь­ких уровней. Существует много языковых уровней: поток речи, сложное предложение, простое предложение, син­тагма, слово, часть слова, отдельные бессмысленные звуки, дифференциальные признаки звуков. Это приводит нас к необходимости рассмотреть грамматику другого вида — «грамматику непосредственно составляющих (НС)» — и установить ее адекватность.


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 1016; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.122 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь