Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Затем возвысила свой голос Петроградская епархия.



В декабре 1927 г. проф.-прот. В.Верюжский изложил в обращении к митр. Сергию требования, которые митр. Сергий должен был, по мнению ленинградского духовенства, исполнить, чтобы прекратить вызванные его деятельностью нестроения в Церкви:

" 1. Отказаться от намечающегося курса порабощения Церкви государству.

Отказаться от перемещений и назначений епископов помимо согласия на то паствы и самих перемещаемых и назначаемых епископов.

3. Поставить Врем. Патриарший Синод на то место, которое было определено ему при самом его учреждении в смысле совещательного органа, и чтобы распоряжения исходили только от имени Заместителя.

Удалить из состава Синода пререкаемых лиц ( т.е. арх. Серафима Александрова, еп. Алексия Симанского и еп. Филиппа Гумилевского - Л.Р.).

При организации Епарх. Управлений должны быть всемерно охраняемы устои Православной Церкви, каноны, постановления Поместного Собора 1917-18 гг. и авторитет епископата.

Возвратить на ленинградскую кафедру митр. Иосифа (Петровых).

Отменить возношение имени Заместителя (митр. Сергий распорядился возносить свое имя за литургией вслед за именем митр. Петра: якобы ради отличия от григориан, поминавших только митр. Петра - Л.Р.).

8. Отменить распоряжение об устранении из богослужений молений о ссыльных епископах и о возношении молений за гражданскую власть".

Приведем ответы митр. Сергия на три первых требования:

" 1. Отказаться от курса церковной политики, который я считаю правильным и обязательным для христианина и отвечающим нуждам Церкви, было бы с моей стороны не только безрассудно, но и преступно.

Перемещение епископов - явление временное, обязанное своим происхождением в значительной мере тому обстоятельству, что отношение нашей церковной организации к гражданской власти до сих пор оставалось неясным. Согласен, что перемещение часто - удар, но не по Церкви, а по личным чувствам самого епископа и паствы. Но, принимая во внимание чрезвычайность положения и те усилия многих разорвать церковное тело тем или иным путем, и епископ, и паства должны пожертвовать своими личными чувствами во имя блага общецерковного.

3. Синод стоит на своем месте, как орган управляющий. Таким он был и при Патриархе, хотя тоже состоял из лиц приглашенных".

Анализируя эти ответы, мы можем сформулировать основные черты позиции митр. Сергия следующим образом:

1. Полный отказ от установления Поместного Собора, отменившего общеобязательную церковную политику: то, что " я считаю правильным", было бы " преступно" не навязывать всей Церкви как общеобязательное (" обязательное для христианина" ).

2. Провозглашение примата гражданской власти в деле перемещений и увольнений епископов: Епископ, избираемый и назначаемый на кафедру " пожизненно", увольняется с нее в случае гражданской ссылки, всего лишь на несколько лет разлучающей епископа с епархией. Таким произволом подрывалась самая основа церковности - нерасторжимая связь Епископа со своей паствой, восстановленная Поместным Собором. Этим поистине " разрывалось церковное тело", разрушалось церковное единение в вере и любви, которое не в последнюю очередь выражается и в " личных чувствах епископа", о которых митр. Сергий говорит столь пренебрежительно. Удар по этим чувствам, пренебрежение ими - это один из самых тяжких ударов по единству Церкви.

Кроме того, митр. Сергий обходит вопрос о том, что перемещения Епископов, производимые по его личному произволу или под давлением гражданской власти, сводятся к искусственному подбору состава епископата по принципу политической ориентации, т.е. по принципу совершенно нецерковному и антиканоническому.

3. Называя Синод " Патриаршим" и обосновывая его существование на прецеденте, имевшем место при Патриархе Тихоне, митр. Сергий подчеркивает ложную идею о тождественности своей власти с властью Патриарха. Кроме того, создание Синода и ВЦС из лиц, не избранных Собором, было и для самого Патриарха неканоничным, ошибочным действием, которое он исправил под влиянием собратьев-архиереев, о чем митр. Сергий здесь умалчивает.

В том же месяце (декабрь 1927 г.) обратился к духовенству 70-летний старец, епископ Гдовский Дмитрий (Любимов), объясняя причины разрыва канонического общения с митр. Сергием. Хотя послание и свидетельствовало о возрождении Соборных принципов достоинства Епископа и отделения Церкви от политики, однако еп. Димитрий повторяет в своей аргументации ошибку митр. Иосифа: подмену идеи Боговластия (через Первосвятителя) - идеей единоначалия. Критика в значительной мере была построена на уклонениях митр. Сергия от принципа единоначалия - ни сам этот принцип, ни право митр. Сергия на Первосвятительскую власть не подвергаются сомнению! Митр. Сергий упрекается даже в незаконном " самоограничении" своих прав: в этом доводе уже ясно ощущалось противоречие между церковной реальностью и канонической позицией еп. Димитрия - всем было ясно, что созданием Синода никакого реального самоограничения на свою власть митр. Сергий не накладывал (если не считать " самоограничения" в пользу НКВД! ).

Сконцентрировав внимание лишь на внешнем образе искажения Патриаршего строя, церковные критики митр. Сергия вначале не смогли осознать и выразить сущность этого искажения, ибо сами понимали сущность Первосвятительства ошибочно или недостаточно ясно.

Митр. Сергий мастерски использовал эту слабость позиции своих первых критиков и подавлял духовное сопротивление колеблющихся иерархов, зажимая их разум в тиски псевдоканонической аргументации, против которой, казалось, нечего было возразить. Значительно превосходя большую часть русских епископов по формальной четкости мышления, по быстроте ориентировки в сложной ситуации, он не столько стремился прислушиваться к голосу своих собратьев, пусть не всегда отчетливому, но глубоко искреннему, не столько стремился воспринять все богатство соборного свидетельства и придать ему, пользуясь своими знаниями и способностями, четкие канонические формы - сколько занимался выискиванием слабых мест в аргументации критиков и подавлял их своим интеллектуальным превосходством. И это тоже было одним из глубинных проявлений той подмены духа церковной соборности - духом насилия, которая столь характерна для митр. Сергия. Какой поразительный контраст с умением и стремлением Святейшего Патриарха Тихона прислушиваться ко всем, даже самым слабым голосам, шедшим из недр церковной жизни!

Должно было пройти еще несколько лет, прежде чем довелось и митр. Сергию испытать горечь полного канонического разгрома от столь мощного духом иерарха, как митр. Кирилл, не оставившего камня на камне от всех его изощренных логических построений...

Но пока что митр. Сергий без особого труда " справился" со всеми возражениями, касавшимися объема его полномочий. Все казалось предельно простым: митр. Петр получил от Патриарха всю полноту Первосвятительской власти и в полном объеме передал ее своему Заместителю - митр. Сергию.

Поскольку, с одной стороны, митр. Петр в звании Местоблюстителя был необходим митр. Сергию как надежный щит от притязаний других кандидатов на Местоблюстительство - митр. Кирилла и Агафангела, а с другой стороны, вмешательство самого митр. Петра не всегда было в пользу митр. Сергия (вспомним, как митр. Петр дважды отстранял митр. Сергия от Заместительства), то митр. Сергий сформулировал собственную концепцию Местоблюстительства, по принципу - " король царствует, но не управляет". Митр. Петр оставался, согласно этой концепции митр. Сергия, единственным мистическим возглавителем Церкви, что выражалось в возношении его имени за литургией и недопущении к власти других Местоблюстителей; " фактическим" же возглавителем становился наличный Заместитель - митр. Сергий, что также выражалось в возношении его имени и в полном церковно-административном подчинении ему всего русского Епископата. От возможного повторения ситуации, когда к митр. Петру проникнут сведения о положении церковных дел и он снова попытается лишить митр. Сергия заместительских полномочий, последний оградил себя тем, что " лишил" митр. Петра всякой фактической власти. Он заранее отказывался выполнять распоряжения " мистического" Главы Церкви на том основании, что митр. Петр находится " вдали от церковных дел" и неизбежно будет совершать ошибки вследствие своей неосведомленности (как это действительно произошло в эпизоде с григорианами). Единственным условием, при котором митр. Сергий признавал возможным сложить свои " Первосвятительские" полномочия, было возвращение митр. Петра к фактическому управлению Церковью - но этого можно было не опасаться по причинам, не имевшим ничего общего с церковными канонами...

Позиция митр. Сергия на первый взгляд казалась незыблемой: сохранялся и принцип единоначалия, и мистическое, благодатное содержание Патриаршества.

Не учитывалось только одно- что никакое разделение этих двух аспектов Патриаршества абсолютно недопустимо; что единственным проявлением мистической природы Первосвятительской власти является фактическое, реальное осуществление этой власти; что единственным основанием церковного единоначалия как раз и является его благодатная, харизматическая природа. Отделив мистическое содержание Первосвятительской власти от ее реального осуществления, митр. Сергий ввел понятие " фактического возглавителя" Церкви, лишенного Первосвятительской харизмы. Тем самым природа фактической власти Первосвятителя понималась как безблагодатная, административно-правовая или, в лучшем случае, как патриархальная, по образу семейной.


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-26; Просмотров: 636; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь