Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии


Каспар Геварций. Объяснение заглавного, или титульного, листа к сочинениям Губерта Гольция



1 (В феврале 1631 г. Морет перекупил у Рубенса награвированные доски и остатки тиража сочинений Губерта Гольция, которые принадлежали когда-то де Би (ср. II, 13 и III, 58), с тем, чтобы использовать при переиздании. Для нового издания он заказал - вероятно, в том же 1631 г. - Рубенсу рисунок титульного листа. Гравюра с него и объяснительный текст Гевартса (Геварция) были опубликованы в новом издании, которое вышло только в 1645 г. Гевартс безусловно точно излагает замысел своего друга Рубенса.)

[1631 г., лат.]

Заглавный лист, сочиненный и нарисованный Петром Павлом Рубенсом, Рыцарем, Апеллесом нашего времени, изображает Возрождающуюся Древность. В левой верхней части листа крылатое Время с косою в руках в рядом стоящая Смерть повергают в глубокую бездну веков изображения монархий прошлого: Римской, Македонской, Персидской и Мидийской. Римская монархия изображена в виде поверженной богини в шлеме, которая держит в левой руке знак Победы, а в правой - жезл властителя. На древних монетах Рим бывает показан таким образом. Македонскую, или Греческую, монархию обозначает фигура Александра в шлеме и панцире, держащего в правой руке перуны; Плиний2 в главе X книги XXXV сообщает, что именно так написал его некогда Апеллес. Персидское царство - это Дарий в диадеме, на спину его опирается сидящий Александр, победитель этого царя. К царству Мидийскому относится изображение монарха в тюрбане, с луком и опрокинутым колчаном, в широких ниспадающих одеждах, какие носили мидяне, он готов исчезнуть в темной и мрачной бездне времен.

2 (Плиний. Естественная история, кн. XXXV, гл. X.)

Направо от пропасти стоит Меркурий в своей шляпе, держа кирку, при помощи коей он извлек из земли лежащие рядом мраморные бюсты греческих и римских полководцев. Другой рукой Меркурий извлекает из бездны почти целую статую императора в лавровом венке и плаще полководца. Несколько выше Геракл в львиной шкуре протягивает полуодетому рабу большую вазу, полную монет.

Богиня ремесла Паллада в шлеме и с факелом дает толкования и пояснения извлеченных из земли монет древних царей и императоров.

Посередине листа показана сама Древность в покрывале и лавровом венке, окруженная цепью из различных монет. К ее груди прислонена открытая книга, означающая Историю и Истолкование монет. На голове Древности сидит Феникс, символ Возрождения и Вечности.

5. Каспар Геварций. Торжественный въезд светлейшего принца Фердинанда Австрийского [...]

1 (Составленное Гевартсом описание торжественного въезда кардинала-инфанта Фердинанда в Антверпен в 1635 г. было издано ин-фолио в 1641 г. с офортами Теодора ван Тюлдена, изображающими город и временные постройки, возведенные и украшенные по эскизам Рубенса; эти эскизы послужили оригиналами и для офортов. Труд Гевартса содержит описания всех построек, здесь мы приводим несколько сокращенный перевод двух таких описаний (ряд описаний, составленных по Гевартсу, дает Беллори, см. ниже). Текст Гевартса интересен главным образом тем, что дает представление о широкой литературной и археологической основе эмблематики Рубенса. Перевод с кн.: Gevartius Casp. Pompa Introitus Honori Serenissimi Principis Ferdinandi Austriaci... Antverpiae, s. a. [1641].)

Антверпен, 1641 г. [лат.]

Предисловие к Читателю

Благосклонный читатель.

Вот перед тобою Триумфальный Въезд Светлейшего Принца Фердинанда Австрийского, Инфанта Испанского, в город Антверпен. Описать сие на бумаге побудили меня повеление Высочайшего Сената2 и примеры моих предшественников. Что же касается Антверпена, то это, по выражению одного великого человека, " прекраснейший из городов, какие видела Европа, Азия и Африка"; никогда не пренебрегал этот город долгом Почитания и соблюдения верности по отношению к Государям своим, к посланным от их имени и к Правителям Бельгии.

2 (Магистрата Антверпена.)

Торжественный Въезд в этот город Императора, Цезаря Карла V, Августейшего Короля Испании, Государя Бельгийского, описал самый ученый гражданин Антверпена Петр Эгидий3; издав описания основных картин зрелища, он доставил тем немалую радость образованным людям своего века и передал память о нем потомкам; а трудились над украшением города наперебой 250 художников из горожан (особенно отличался среди них Квентин Мессизий4) и 300 других мастеров, также из граждан города.

3 (Выдающийся гуманист, друг Эразма Роттердамского.)

4 (Массейс.)

Филиппа II, Августейшего сына Карла V, в ту пору Принца Испанского, получившего титул Маркиза Священной Римской Империи, город встречал в 1549 году пышными постройками, а член Тайного Совета Корнелий Скрибоний Графей, который заведовал всеми работами, позаботился и о том, чтобы издать это Шествие, снабженное надлежащими комментариями; Графей упоминает также, что в строительстве участвовали 233 художника под руководством Петра Алостана5, императорского Художника и Архитектора, 100 скульпторов, мастеров 895, кроме прочих ремесленников.

5 (Питер Кук ван Алст.)

Радостное Вступление в этот город в 1594 году Эрцгерцога Австрийского Эрнеста, Августейшего сына Императора Цезаря Максимилиана II и вместо Филиппа II, Короля Испанского и обеих Индий, правителя этих провинций, снарядил и описал Иоанн Бохий6, также член Тайного Совета.

6 (Гуманист и поэт, секретарь Антверпена, после его смерти в 1609 г. его преемником на этой должности стал Филипп Рубенс.)

А затем счастливейшее прибытие и торжества принятия титула супругов и Государей Бельгии и Бургундии Эрцгерцога Австрийского Альберта, брата Эрнеста, и Изабеллы Клары Евгении, Инфанты Испанской, были отпразднованы в Антверпене в 1599 году при попечении того же Бохия, который издал затем Историческое описание всего убранства. Тогда же Отон Вений, знаменитейший художник и ученый, исполнил Изображения и Росписи (что он сделал и в вышеуказанном " Въезде" Принца Эрнеста)7.

7 (В работах по украшению города в 1599 г. под руководством О. ван Веена безусловно принимал участие и Рубенс.)

Наконец, когда Фердинанд Австрийский именем брата своего Филиппа IV, Короля Испании и обеих Индий, явился в 1634 году Правителем в Бельгийские Провинции, тотчас же было сообщено, что он отправится в Антверпен; и тогда достойнейшие Консулы города Роберт Тухер, Рыцарь, и Иоанн Розен вместе с остальными Сенаторами держали совет с Казначеями и постановили, собравши все Курии8, многожеланный Въезд Светлейшего Государя по обычаю предков украсить сколь возможно пышно и блестяще. Правда, средства Города истощены губительными войнами, ведь Торговля с соседями прекратилась и уроны понесены тяжелейшие; так, недавно враги варварски разрушили дамбы Шельды и Нептун хлынул в пригородные деревни и поместья. Тем не менее столь желанный приезд Светлейшего Государя и надежды на близкое Благоденствие, которое уже заранее открывается перед мысленным взором каждого, наполнили весь Город такой радостью, что раны, нанесенные прежде Отечеству, словно бы уже зарубцевались, а в груди воскрес дух и отвага наших предков.

8 (Два бургомистра советовались с синдиками и представителями гильдий.)

Нет, не так забурлил поток златоносый Пактола, Эвий явился когда покоренному племени Индов9.

9 (Клавдиан. О консульстве Стильхиона, III, 61 - 62, пер. Н. Брагинской. Здесь и ниже ссылки на источник цитаты по большей части дает сам Гевартс, но переводчику пришлось их уточнить и дополнить.)

И вот, посовещавшись с Николаем Рококсием, Рыцарем, Консуляром, из первых знатоков изысканности, свойственной древним; с Петром Павлом Рубением, Рыцарем, человеком широкообразованным и несомненно первым Живописцем нашего Века; со мной, Автором этих строк, а также собрав все потребное для устройства городского Убранства, Сенат счел необходимым, чтобы Рубений сделал эскизы всех Триумфальных Арок (кроме Лузитанской) и Построек, а затем руководил их исполнением с присущим ему щедрым Мастерством, несравненной Изобретательностью и Пышностью. Мне Сенат поручил позаботиться о Подписях, Элогиях и Эпиграммах как в стихах, так и в прозе. Хорошо сознавая свое скудоумие, я бы, конечно, не стал столь настойчиво просить о возложении на меня этой обязанности, если бы примеры моих предшественников (о которых я выше сказал) не возбудили во мне желания посостязаться с ними. Но настолько же, насколько привлекал меня блестящий Материал сего описания, в трепет приводило Достоинство Предмета изложения, страшили, так сказать, фасции его Величия.

Ведь кроме торжества самого Въезда праздновалась и славнейшая Норлингская Победа10 Непобедимейшего Государя, Я вспомнил между тем прекрасное изречение Платона: " слово о каждом из них сродни тому предмету, который оно изъясняет" 11. Вот почему необходимо, чтобы в Описании Триумфа и сама Речь как бы справляла Триумф, как говорит Марк Туллий12. Да и у Горация встречается в обращении к Цезарю Августу такое:

10 (Битва при Нердлингене (Германия), в которой войска кардинала-инфанта и Фердинанда Венгерского (будущего императора Фердинанда 111) нанесли поражение шведам.)

11 (Тимей, 29 В (пер. С. Аверинцева).)

12 (Цицерон. Вторая речь против Катилины.)

Это ведь важно: узнать, какие служители нужны Доблести той, что мы зрели и в войнах и в мирное время, Ибо не должно ее доверять недостойным поэтам13.

13 (Гораций. Послания, II, 1, 229-231, пер. Н. Гинзбурга.)

Поскольку древние посвящали Доблести Императоров и Полководцев в честь их блестящих деяний не только Арки и Постройки и Портики, но и Храмы и Алтари, то Гораций в этих строках и называет тех, кто должен воспевать хвалу мужам-Триумфаторам, - Служителями, Стражами храмов.[...]

С какой тщательностью, воодушевлением и великолепием справляли древние Триумфы Императоров и Вождей, можно судить по описанию скорой победы в войне с Даками, одержанной Цезарем Домицианом Августом, которую отпраздновали Триумфом и торжественными Играми, данными в честь Императора консуляром и прославленным поэтом Луцием Аррунцием Стеллой, в эпиграмме Марциала VIII, 78:

Игры, какими не грех и Флегрейскую славить Победу, И Торжество бы, Лиэй, в Индии справить твое, Гиперборейский Триумф украсили, но устроитель, Стелла (о, Скромность! ), считать склонен ничтожными их. Мало пучины ему засоренного золотом Гебма С Тагом, что шумно течет по Гесперийской стране14.

14 (Стихи 1 - 6, пер. Ф. Петровского.)

[...] Многочисленные изречения, собранные из древних поэтов, мы приспособили для нашего дела, и они встречали Принца во время его шествия. Большую же часть надписей мы выразили в стихах собственного сочинения, ибо, как прекрасно сказал у Сенеки Клеанф15: " Как дыхание наше производит громкий звук, когда труба, проведя его через длинный и узкий канал, наконец издает его в раструбе, так и чувства наши делает яснее необходимая сжатость стихотворной речи". С этим согласен и Пиндар в Немейской Оде IV:

15 (Послание CVIII (к Луцилию).)

Слово живет дольше, чем дело, Если милостию Харит Язык низводит его из грудных глубин16.

16 (Стихи 6 - 8, пер. М. Гаспарова.)

Теперь скажу и о том, что в Описании Шествия, в Толковании Картин и Изображений мы следовали пестрому, разнообразному и смешанному роду сочинительства. Это необходимо при объяснении предметов столь различного содержания. Нужно было заново пересмотреть бесчисленное множество Исторических Сочинений как древних, так и новых и перерыть Анналы почти всех Народов (тех, что под властью Австрии), вновь углубиться в Риторические и Филологические заросли и отделить правду от вымыслов Поэтических, Мифологических и Легендарных. Не обошлось и без посещения иной раз Ликея Философов: понадобилось отпереть почти все тайники Древности. И вот, подобно тому как вышивальщики и мастера-пестротканщики, вплетая в ткань шелковые и золотые нити, украшали одежды и покрывала, так я сам весьма уместными, как мне кажется, изречениями и свидетельствами наиболее уважаемых писателей украсил и придал блеску Описаниям Арок и Построек. Надо было сказать и о величии Дома: если бы для его достойного прославления и воспевания собрались все когда-либо блиставшие Таланты и каждый внес свою лепту, все равно это было бы бесконечно ниже достоинства его Величия и его заслуг. Духу настолько же недостает слов, насколько мертвым вещам недостает духа.

Вот поэтому мы повсюду поместили Монеты древних Императоров и попытались их Символами и Надписями, примененными в нужном месте, прославить в соответствии с обстоятельствами Государей Августейшего Австрийского Дома и их деяния. И, конечно, с полным правом поместили мы представителей этого Дома вместе с античными Героями, ибо небывалая и несравненная Доблесть этой Фамилии превосходит все, бывшее в Прошедшие и Нынешние времена, а века Грядущие примут ее за образец.

Сколько учености и изысканного вкуса поистине кроется в древних Монетах, хорошо понял муж, прославленный родом и образованностью, Антоний Августин17 из Цезареи Августинской, Архиепископ Тарраконский, Звезда Испании; он наставлял в этом в своих прекрасных " Диалогах о Древностях Римских и Испанских", которые были изданы в Риме на Испанском и Итальянском наречии и снабжены Рисунками Монет. А потом это сочинение перевел на Латынь благороднейший и ученейший муж Антверпенец Андрей Схотт, Отец Иезуит, бывший в течение всей своей жизни любезнейшим из наших родичей. В этих " Диалогах" и представлена большая часть Монет, которые мы использовали. Кроме того, среди наших Монет есть те, что собраны в Бельгии отовсюду попечением и на средства Сиятельнейшего Герцога Карла Крои (откуда и название коллекции - Кроиака), а стараниями Антверпенца Иакова Биэя выгравированы на меди. Ныне сочинение наше жаждет увидеть свет, усовершенствованное благодаря дополнениям друга нашего, Консуляра Николая Рококсия, и снабженное Комментарием благодаря усердию Альберта Рубения, просвещеннейшего сына Петра Павла Рубения, Члена Тайного Совета Католического Короля. [...]

17 (Антоний Августин, архиепископ Тарракона. См. VI, 3.)

Впрочем, мне хорошо известно, что этот труд многие уже давно нетерпеливо ожидают. Но ведь немало препятствий и немалые стояли на пути наших усилий. Чтобы уж не говорить о прочем, пусть благосклонный Читатель наедине с собой поразмыслит о тех временах, когда писалось это сочинение: в самом деле, мы написали его во время иноземного нашествия и (что особенно чуждо Музам) среди звуков трубы и грома тимпанов,

Черная туча когда смятенное небо закрыла, Войско железной стопою приносит тысячи бедствий, Слуги Законов шумят, будят площади, трубы тревожат18.

18 (Источник цитаты не ясен. Пер. Н. Брагинской.)

Когда, добавлю, Марс, воспламененный против Бельгии, столько лет подряд пред очами и слухом нашим бряцает оружьем Сограждан и Иноземцев. Пусть никто не подумает, будто нам помог благосклонный Аполлон и окрыленность духа (без коей всякое творение обречено гибели). Музы-дщери Мира, питомицы Покоя, лиры их обычно заглушает " зычная Война" (как сказал Гомер). Тем не менее в эти смутные и чрезвычайно враждебные всяким изящным занятиям Времена мы написали сие, чтобы не показалось, будто мы забыли свой долг или что мы не сумели последовать примеру наших предков.

Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь надеялся увидеть здесь каждую часть и деталь арки: стилобаты, базисы колонн, абаки, плинтусы, эхины, цветы и ленты, не стану я перечислять и описывать по отдельности ни выступы фронтонов и апсид, ни кайму на колоннах, ни метопы, ни зофоры, ни триглифы, ни киматий, ни каблучки, - ничего из того, что употребляют обыкновенно для украшения арок, возводимых в чью-либо Честь. Ведь мы написали это не для архитекторов: довольно и того, что мы дали сравнительно подробный, где это требовалось, Исторический и Филологический комментарий.

Надо также сказать, что в этой книге все Изображения Арок, Построек и Картин выполнены и напечатаны по оригиналам Рубения Теодором Тульденом, известным Живописцем, некогда учеником Рубения, в технике, которая обычно называется офортом. Между прочим, решил я здесь привести для напоминания необходимый при определении размеров Арок и Построек Антверпенский фут, который, вообще говоря, соответствует древнему римскому футу, точнее, одиннадцати дюймам. Здесь же мы решили поместить и его Изображение.

Краткое Объяснение вводной Картины, или Титульного листа19

19 (Живописный эскиз титульного листа находится в Кембридже, Музей Фицуильям.)

Я счел, что стоит труда кратко и в общих чертах показать здесь Титульный лист в целом, а также Символику предметов и фигур, на нем изображенных. Все по отдельности далее будет по порядку подробнейшим образом изъясняться при описании Арок и [декоративных] Построек20.

20 (В городе были возведены арки, сквозь проем которых проходила процессия; они были с обеих сторон украшены живописью и скульптурой (по большей части деревянной, раскрашенной под бронзу, и т. п.). Другой тип построек - декоративные " щиты", нечто вроде театральных декораций, на которые надо было смотреть только с одной стороны. Все постройки были деревянные.)

На фронтоне Ворот видно изображение Филиппа IV, Короля Испании и обеих Индий, Государя Бельгии; его окружает венец наполовину из лавра, то есть Триумфальный, наполовину Дубовый, то есть за Спасение Граждан.

Венок поддерживают два Рога Изобилия. Из правого Рога выходят пальмовые ветви, колосья и маковые головы, коими древние художники обозначали Времена Благоденствия. Из другого - жемчуга, ожерелья и драгоценности, коими обозначаются Богатства Испанской Империи.

Геспер - самая большая Звезда, символ Гесперии или Испании, горит над самой головой Короля. Надпись: " Геспер сияет на Востоке и Западе".

Аврора - символ Восточной Индии - видна справа; она мчится по Небесам на колеснице, в которую впряжена пара крылатых коней.

Луна - символ Западной Индии - погоняет конную пару. Это означает, что над Испанской Империей всегда движутся все Звезды. У древних авторов можно найти такое же изображение огромности Римской Империи. Лукан так обращается к Риму:

Видел твой натиск титан на обеих границах вселенной. Только один уголок оставалось занять на Востоке, Чтобы и ночь, и день, и эфир для тебя лишь блистали, Чтобы планеты всегда лишь римские видели земли! 21

21 (Фарсалия, VII, 422 - 425, пер. - Л. Остроумова.)

А консуляр Рутилий Нуманций так взывает к нему же:

Феб обращает к тебе весь путь свой от края до края, Встав из пределов твоих, гонит к твоим же коней22.

22 (Рутилий. О путешествиях, кн. 1, пер. Н. Брагинской.)

Кибела Башненосная, которую древние отождествляли с Землею, обняла Земную Сферу, окруженную Венцом, украшенным драгоценными каменьями; в руке она держит копье и сидит ниже изображения Короля справа, означая Власть над Землей. Надпись: " Подобно твоей власти обвил венец Землю".

Лев стоит у ног Кибелы как господин всех живущих на земле тварей.

Океан восседает на Земном Шаре и закрывает его голенями; он держит копье и слева примыкает к изображению Короля, изображая власть над морями. Он с рогами, слегка выдающимися надо лбом: потому и у Еврипида он назван Быкоглавым.

Огромный Дракон обвил Океан и вместе с ним Земной Шар. Так Сократ говорит у Платона: Образ Змеи отражает извивы потоков, что окружают Землю. Подобное мраморное изображение Океана можно увидеть в Риме во Дворце Фарнезе. У ног Океана Корабль. Надпись: " Твой Океан обтекает землю". Так описывает древний поэт статую Августа Феодосия:

Землю бескрайнюю и Океан попирая ногою23.

23 (Антология (неясно какая), кн. IV, гл. IV.)

В тимпане ворот Король Католический, восседая на Троне, передает Светлейшему Принцу и брату Фердинанду, вооруженному и препоясанному для похода, жезл Государевой Власти.

Орел - знак римской Власти - летая над его головой, плещет крылами; это благое предзнаменование перед дорогой.

Лев, обнявший бельгийский щит, припадает и склоняется к его ногам. Благоденствие государственное, стоя подле Светлейшего Фердинанда, правую руку воздело к Орлу (которого должен он сохранить, отправляясь под Нёрдлинген). В левой руке оно держит прут, обвитый Змеею (символ Благоденствия). Эта же Змея, спускаясь с прута, приникла к Алтарю. Подпись от лица Короля Католического:

Помни, о брат мой, когда будешь править бельгийской страною, Милость покорным являй и смиряй войною надменных24.

24 (Переделка стиха из Вергилия (Энеида, VI, 853, пер. Н. Брагинской и С. Ошерова).)

Марс в военном плаще и шлеме, обнажающий меч, в виде термина25, несет на себе правую часть ворот. Подпись:

25 (В скульптуре изображение человеческой фигуры до бедер, переходящее ниже в архитектурный постамент. Таким образом в древности изображался Термин, бог конца.)

Мститель, идущий вперед, дорогу расчисть для триумфа.

Окрыленная Виктория в Лавре правой рукой держит " Лавровый Венец и левой - Пальмовую Ветвь; она спутница Марса. Подпись: " С небом равняет Победа" 26.

26 (Лукреций.)

Меркурий в крылатом Петасе, закрывший плащом правую руку, а в левой держащий свой кадуцей, виден с левой стороны Ворот. Надпись:

Недруг войны, толкователь богов и магистр убежденья.

Рядом с ним богиня Мира. Она держит Рога Изобилия и поджигает факелом оружие, лежащее у ее ног; точно такое изображение можно видеть на монетах Траяна Августа27. Подпись: " Мир - это лучше всего".

27 (" Золотые монеты из собрания герцога Карла де Крон", издал Якоб де Би (Антверпен, 1615, табл. XXXV). Ниже это издание приводится как Крои....)


Поделиться:



Популярное:

Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 695; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2024 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.046 с.)
Главная | Случайная страница | Обратная связь