Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Попков В.Е. Хороший человек была бабка Анисья. 1973. 285 х 345 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва




В картине на переднем плане почти в цен­тре, прямо на фоне свежей моги­лы, Попков изобразил маленько­го мальчика в интенсивно-рыжем костюмчике. Его фигурка — это, с одной стороны, утешение, с другой — напоминание.
За год до собственной гибели Виктор Попков написал кар­тину «Хороший человек была бабка Анисья». В основу кар­тины легло действительное событие, к которому наш герой имел отношение: похороны старушки из деревни Велегож, где художник не раз бывал. После похорон он по свежим следам сделал множество зарисовок и набросков, впослед­ствии претворившихся в одну из его лучших картин. В од­ном из первых эскизов к «Бабке Анисье», показанном в 1969 году на выставке шестнадцати московских художников, Попков еще не отходит от «бытовой» трактовки сюжета, изображая «все, как было» в деталях. В окончательном ва­рианте картины композиция приобретает более плоскостный характер, фигуры людей подвергаются стилизации. Ма­стер стремится показать не какие-то конкретные похороны, а вообще похороны «маленького человека», прожившего незаметную, незнаменитую, но цельную и хорошую жизнь и тем оставшегося в памяти людей, то есть — в понимании художника — в определенном смысле обретшего бессмер­тие. Символичность, всеобщность сюжета Попков стремил­ся подчеркнуть «иконной» техникой письма. На полях од­ного из рисунков к будущей картине он сделал запись: «Пи­сать "Бабку Анисью" как цветную гравюру и икону... Лица, как в иконах, — охра, лепка, пробела». Влияние икон замет­но даже в выборе фона — охристо-золотистого. Кроме того, в работе Попкову помогало близкое знакомство с фресками знаменитого Дионисия, ради которых он специально ездил в 1964 году в Ферапонтове. И писал он «Бабку Анисью» не маслом, а темперой — как иконописцы.

В масштабе вечности

В 1966 году на картине «Полдень» художник в пышно-зеленой кроне дуба изобразил желтую ветку. Спустя несколько лет он развил эту метафору. Зеленая ветка среди пожухлой листвы выглядит симво­лом надежды.

Мальчишку на дереве Виктор Попков писал со своего сына Алексея. Присутствует на картине и мать художника — сре­ди старушек, провожа­ющих в последний путь бабку Анисью.

На переднем плане почти в центре , прямо на фоне свежей могилы, Попков изобразил маленького м альчика в интенсивно-рыжем костюмчике. Его фигурка – это, с одной стороны, утешение, с другой – напоминание.

 

Люди укрылись от дождя, но самого до­ждя не видно. Учитель Попкова Е. А. Киб­рик спросил, увидев картину: «Витя, а где дождь?» На это Попков ответил, что дождь — «слезы этих людей».

 

Попков В.Е. Островок. Дождь над озером. 1974

 

Если говорить о живописной технике Попкова, то в по­следние годы его жизни она тоже претерпела изменения. В картинах (а в особенности в пейзажах), близких по вре­мени написания к роковому 1974 году, художник обраща­ется с цветом гораздо сдержаннее, чем прежде, отказыва­ется от ярких акцентов, стремясь, наоборот, к взаимосвя­занности всех тонов, к их обусловленности друг другом. Попков как бы пытается шагнуть из мастеровитой на­рочитости в ту последнюю простоту, эквивалент кото­рой в русской литературе — проза Пушкина. Пытает­ся взглянуть на мир детскими глазами, глазами «без опы­та», но при этом не опошлить своего искусства другой нарочитостью — наивной.

Осенние дожди (Пушкин)

Случается, за­мысел требует немедленного воплощения, но чаще — ему надо побыть «в прихожей», подождать своей очереди. Так было и с последним полотном Виктора Попкова. В воспоминаниях художника Юрия Павлова есть фраг­мент, позволяющий в определенной степени восстановить процесс рождения «пушкинской картины»:

«Все впереди — новые работы, жизнь, счастье, успех и неделя — еще целая неделя нашей жизни у тети Фроси в деревне Велегож. Это был первый год работы Попкова над большой картиной "Хороший человек была бабка Ани­сья". Дни стоят короткие, вечера длинные. У нас отдельная комната с печкой и сильной электрической лампочкой — можно писать, рисовать и читать. После работы днем на ветру и на холоде нам было очень хорошо в нашей теплой и комнате. Иногда Виктор уходил в другую избу к старушкам играть с ними в карты, а на самом деле рисовать, искать, искать и вживаться в свою тему. Но чаще всего он рисовал или писал, я, лежа на постели, читал вслух Пушкина, найдя в Попкове настолько восхищенного слуша­теля, что томик со стихами, поэмами и "Евгением Онеги­ным" был перечитан за время нашей поездки несколько раз.



В голове у Попкова всегда было много задуманных картин, так что он готов был даже раздаривать свои замыслы. И вот здесь, в Велегоже, в красном альбоме начинают появляться первые рисунки Пушкина. Всего лишь наброски поэта, не больше. Но вот уже Пушкин сидит в интерьере картины "Се­верная песня" перед поющими старухами. Однако этот ход мыслей не устроил Попкова, и тема Пушкина была забыта до поры, до времени. Она ждала своего часа, чтобы возникнуть неожиданно и совершенно ни на кого не похоже, и в то же время так, чтобы казалось, что только так и могло быть. И в этом весь Попков — неожиданно и очень просто!».

Друг Виктора Попкова художник Игорь Обросов писал по­сле его смерти: «Не случайно последней работой Виктора Попкова стала картина "Осенние дожди (Пушкин)". Пуш­кин, опершись о колонну с террасы дома трагически-пе­чально вглядывается в пустынные, величественные про­сторы поймы реки Сороти... Печаль, тишина и молчанье. "Унылая пора, очей очарованье"...





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-05-30; Просмотров: 1954; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2021 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь