Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Тема 2. Закон как источник права




План лекции (1 час):

1. Понятие закона

2. Классификация законов: критерии, виды

Литература: 1-5, 6-10, 15-23, 29, 31, 35, 37, 54-55, 64-67, 70, 73-75

 

1. Термин «закон» нередко употребляют в широком смысле для обозначения любых источников права, т.е. как законодательство, и в узком смысле - как закон.

В этой связи требуются четкие подходы к пониманию законодательства, так как в теории права неоднозначность в этом вопросе создает практические трудности в процессе правотворчества, правоприменения и систематизации нормативных правовых актов в форме Свода законов Республики Казахстан,

Можно выделить несколько толкований термина «законодательство»:

как совокупность издаваемых в государстве нормативных правовых актов;

как совокупность только законов;

как совокупность всех нормативных актов высшего органа законодательной ветви власти - Парламента;

как совокупность нормативных правовых актов высшего представительного органа - Парламента Республики Казахстан, Президента Республики Казахстан и Правительства Республики Казахстан.

Активизация законодательной деятельности, многоуровневый характер законодательных актов, повышение роли закона требуют единообразного подхода к понятию «законодательство». Этот термин должен трактоваться однозначно и отражать содержание обозначаемых им понятий, в противном случае может повториться ситуация, когда «широкая трактовка законодательства была удобна для органов управления и использовалось как легальное средство размывания закона», подмены его подзаконным актом. От нравственного решения данного вопроса зависит положение закона в механизме правового регулирования.

На долгие годы в теории и практике установилось широкое понимание законодательства как совокупности законов и подзаконных нормативных актов. До недавнего времени это было вполне оправданно. Но изменения в государственно-правовой и других сферах требуют пересмотра понятия «законодательство». По справедливому мнению Ю.А. Тихомирова, нужно рассматривать его в более узком смысле - как упорядоченную совокупность собственно законов.

В Законе Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» понятие «законодательство» трактуется как «совокупность нормативных правовых актов, принятых в установленном порядке», что ведет к стиранию различий между Конституцией, законами и подзаконными актами. Кроме того, согласно этому определению, получается, что Конституция по формально-юридическому признаку приравнивается к закону, что в корне неверно. Этот закон отличает и недостаточная проработанность основного понятийного аппарата, в частности, определяющего содержание категорий «законодательство», «закон», «законодательный акт», «норма права» и ряда других с учетом тех изменений, которые привнесены в них законотворческой практикой с 1995 года.

На наш взгляд, законодательство включает прежде всего Конституцию и только законы в соответствии с его определением и признаками, которые и являются предметом анализа этого параграфа.

Вернее было бы определить законодательство как действующее право в соответствии с Конституцией Республики Казахстан. Включение со временем в Конституцию Республики Казахстан специальной статьи о законодательстве как системе, как это, к примеру, имеет место в Конституции Азербайджанской Республики, также, на наш взгляд, подняло бы ее авторитет, ее системообразующую роль в действующем праве Казахстана.

В отличие от законодательства в научной и учебной юридической литературе чаще всего закон рассматривается в узком смысле, с присущими ему особыми признаками.

Еще Дж. Локк писал, что закон - не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Если такой нормы указание предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом.

Выдающийся французский ученый Шарль Луи Монтескье в своей работе «О духе законов или отношениях», в которых законы должны находиться к устройству каждого управления, к нравам, климату, религии, торговле и т. д. подробно излагает свои взгляды на зависимость законов от объективных и субъективных факторов, окружающих человека. Есть первопричина всего; законы же - отношения, существующие между нею и различными существами, и взаимные отношения этих существ. Монтескье различает законы животного мира и человеческие. Человеческими он считает законы, ставшие продуктом сознательной деятельности людей, направленные на урегулирование отношений.

Наиболее часто встречаются определения закона, которые в целом соответствуют сложившейся концепции закона на нынешнем этапе развития юридической науки и практики.

С.С. Алексеев отмечает, что «закон - это принятый в особом порядке «первичный правовой акт» по основным вопросам жизни государства, «непосредственно выражающий общую государственную волю и обладающий высшей юридической силой». А.С. Пиголкин называет его «нормативным актом, принимаемым в особом порядке, обладающим после Конституции наибольшей юридической силой и направленным на регулирование наиболее важных общественных отношений». В.Н. Хропанюк считает, что закон - это нормативный правовой акт, «принимаемый высшим представительным органом государства в особом законодательном порядке, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения с точки зрения интересов и потребностей населения страны».

Ю. А. Тихомиров определяет закон как приоритетный нормативный правовой акт, «содержащий в юридической форме характеристику закономерностей общественного развития и регулирующий важнейшие общественные отношения (основы общественного строя и политики, права, свободы и обязанности граждан, принципы организации государства и иных социальных институтов, регулирование основных сфер жизни общества - политической, экономической и др.), непосредственно выражающий волю народа, принятый в установленном порядке высшим органом государственной власти или путем референдума и обладающий юридической силой».

По А.Б. Венгерову, закон - это нормативный правовой акт, который принимается с соблюдением правил по установленной процедуре и в соответствии с компетенцией законодательных органов власти (Парламентом, Конгрессом, Верховным Советом, собранием и т.д). При этом автор замечает, что «по содержанию закон регулирует наиболее важные общественные отношения, и определение этих общественных отношений как предмета законодательного регулирования всегда было большой социально- экономической, политической проблемой, сферой реализации социальных и иных интересов, борьбы политических сил, что наглядно подтверждается практикой законотворческого процесса не только в прошлом, но и в 'современной жизни различных общественных формаций».

Не случайно, поэтому нередко понятие «закон» употребляется как синоним понятия «нормативный правовой акт», поскольку и то, и другое понятия обладают тождественными признаками нормативности.

Нередко в связи с этим ученые определяют закон как главенствующий нормативный акт, основную форму права.

Практически все традиционные определения закона вытекают из его признаков, специфических особенностей. Большинство этих признаков носят устойчивый характер. В теории права им также уделено значительное внимание. Учебная юридическая литература, научные исследования освещают эти проблемы всесторонне и обоснованно.

С.С. Алексеев считает, что важнейшим требованием к закону, вытекающим из его ведущей роли как регулятора общественных отношений, является его исключительность. «Требование исключительности - более весомое, чем требование просто верховенства закона (последнее, строго говоря, есть одно из проявлений исключительности)».

Закон в отличие от подзаконного нормативного правового акта может издаваться и, как правило, издается в отсутствие какого-либо акта, «на пустом месте». В некоторых случаях указания на необходимость принятия конкретного закона и принципиальное регулирование общих вопросов может содержаться в Конституции, но чаще всего закон издается именно из-за отсутствия какого-либо акта. В законе таким образом осуществляется первичное регулирование общественных отношений, в этом и заключается его исключительность.

Наряду с исключительностью, закон имеет ряд важнейших особенностей, которые в научной литературе характеризуются как его признаки. Эти признаки, как правило, заложены в определении закона. Их нетрудно вывести из многочисленных научных определений термина «закон». Суть их состоит в том, что они должны регулировать действительно значимые, коренные вопросы, иметь особый порядок их принятия, быть совершенными по содержанию и форме, исполнение их должно быть обязательным. Кроме того, закон обладает и такими признаками, как неконкретность, а точнее всеобщность адресата, т. е. его должны исполнять все граждане государства без исключения, и неограниченность случаев применения.

Наиболее существенным признаком закона является принятие его высшим представительным органом государства в особом законодательном порядке. В учебной и научной юридической литературе подчеркивается устойчивость данного признака, хотя и не всегда и не для всех стран имеющая общеобязательный характер. Анализ правовой истории Казахстана показывает, что данное требование к закону закреплялось в Конституциях разного времени.

По Конституции Киргизской (Казахской) Автономной Советской Социалистической Республики 1926 года ее утверждение, изменение и дополнение, как и законов относились к ведению и компетенции Всекиргизского (Казахского) съезда Советов рабочих, трудового киргизского народа, крестьянских и красноармейских депутатов, который являлся высшей властью, и к компетенции Центрального исполнительного комитета Советов КАССР.

В соответствии с Конституцией Казахской Советской Социалистической Республики 1937 года Верховный Совет признавался высшим органом государственной власти (ст. 20) и единственным законодательным органом Республики (ст. 22).

В статье 97 Конституции (Основного закона) Казахской Советской Социалистической Республики, принятой на внеочередной VII сессии Верховного Совета Республики 20 апреля 1978 года, высшим органом ее государственной власти признан Верховный Совет КазССР, В этой же статье Конституции зафиксирована новая конституционная норма, согласно которой «законы Казахской ССР принимаются Верховным Советом

Казахской ССР или народным голосованием». Характерно, что позднее был принят Закон Казахской ССР, который дал новую редакцию статьи 97 Конституции КазССР 1978 года, где было уже указано, что «Верховный Совет Казахской ССР принимает законы и постановления». Норма о принятии законов народным голосованием была опущена. Лишь в статье 105 упомянутого закона в компетенцию Президиума Верховного Совета среди прочих обязанностей включены подготовка и проведение народного голосования, а также народного обсуждения проектов законов Казахской ССР и других наиболее важных вопросов государственной жизни Республики.

В статью 7 Декларации «О государственном суверенитете Казахской Советской Социалистической Республики», принятой 25 октября 1990 года впервые включено положение о том, что государственная власть в Республике Казахстан осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Верховный Совет осуществляет законодательную власть. Такая же норма содержится в статье 10 Конституционного закона РК «О государственной независимости Республики Казахстан».

Во всех этих Конституциях Верховный Совет так и не был назван высшим органом представительной власти с наделением права законодательной компетенции.

Лишь в Конституции Республики Казахстан 1993 года в статье 62 за Верховным Советом закреплен статус единственного законодательного и высшего представительного органа Республики Казахстан и определено, что Верховный Совет принимает Конституцию Республики Казахстан, законы, вносит в них изменения и дополнения.

30 августа 1995 года на всенародном референдуме была принята Конституция Республики Казахстан, которая действует по настоящее время. В ней закреплены статус Парламента как высшего представительного органа Республики, осуществляющего законодательные функции (ст. 49), а также его право издавать законы, которые регулируют важнейшие отношения, устанавливают основополагающие принципы и нормы по кругу вопросов, конкретно определенных в пункте 3 статьи 61. Таким образом, следующий признак закона - принятие его высшим органом представительной власти, осуществляющим законодательные функции.

Закон опосредованно отражает происходящие в обществе политические, экономические и социальные процессы и регулирует наиболее важные, значимые и стабильные правоотношения в обществе. Согласно пункту 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан Парламент вправе издавать законы, которые регулируют важнейшие общественные отношения, устанавливают основополагающие принципы и нормы, касающиеся:

правосубъектности физических и юридических лиц, гражданских прав и свобод, обязательств и ответственности физических и юридических лиц;

режима собственности и иных вещных прав;

основ организации и деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, государственной и воинской службы;

налогообложения, установления сборов и других обязательных платежей;

республиканского бюджета;

вопросов судоустройства и судопроизводства;

образования, здравоохранения и социального обеспечения;

приватизации предприятий и их имущества;

охраны окружающей среды;

административно-территориального устройства Республики;

обеспечения обороны и безопасности государства.

Этот перечень вопросов, по которым принимаются законы, считается закрытым, поскольку неперечисленные иные отношения регулируются подзаконными актами (абзац 2 п. 3 ст. 61). Также считается закрытым перечень, по которому должны приниматься кодексы, регулирующие однородные общественные отношения: 1) бюджетные; 2) гражданские; 3) гражданские процессуальные; 4) брачно-семейные; 5) экологические; 6) водные; 7) земельные; 8) лесные; 9) налоговые; 10) таможенные; 11) транспортные; 12) трудовые; 13) связанные с исполнением уголовных наказаний; 14) связанные с привлечением к административной ответственности; 15) связанные с привлечением к уголовной ответственности; 16) уголовно-процессуальные. Этот перечень можно было бы оставить открытым и добавить словами 17) и т. д. Как показывает практика зарубежных стран, в Российской Федерации существует Градостроительный кодекс, в Республике Украина - Хозяйственный кодекс, а также можно издать и кодекс об образовании (регулирующий правоотношения в области высшего и профессионального образования, обмена опытом, обучения за рубежом и т. д.).

В юридической литературе вопросы целесообразности регламентации объема правоотношений, регулируемых законом, разработаны недостаточно. Этот недостаток объективно отражает существовавшую длительное время в советском законотворчестве тенденцию, когда нормативно эти вопросы ни в Конституции, ни в законах не были закреплены. Например, в Конституциях Казахстана 1926, 1937, 1978 и в Конституции 1993 года содержалось лишь указание на то, что законы принимает Верховный Совет.

Наблюдающаяся последние годы интенсификация правового регулирования всех сторон общественной жизни не должна приводить к «обмельчанию» законов, неоправданному сужению значимости принимаемых законов, а также появлению многочисленных ведомственных актов.

В этой связи нельзя не согласиться с озабоченностью ряда ученых- юристов, теоретиков и практических работников, высказываемой ими по поводу принятия законов, не имеющих самостоятельного предмета регулирования. К числу мелькотемья относятся законы о пожарной, экологической безопасности, о регистрации сделок с ценными бумагами, об инвестиционных фондах и многие другие. Такая практика имела широкое распространение в советское время. Некоторые вопросы, которые могли регламентироваться в подзаконных актах исполнительных органов или в постановлениях Верховного Совета, регулировались в форме законов. Перенос такой неоправданной практики в современную законотворческую деятельность Парламента может стать подтверждением вторжения Парламента в нормотворческую компетенцию других государственных органов. К тому же она ставит вопрос о соответствии содержания закона его статусу. Особый статус закона выражен принципом его верховенства и юридической силой в иерархии нормативных правовых актов.

Закон обладает высшей юридической силой. Речь идет о его нормативной ориентации, общеобязательности для других нижестоящих правовых актов, возможности их отмены, изменения, признания недействительными (с прекращением правоотношения и т.д.), с применением мер ответственности.

Высшая юридическая сила законов означает следующее:

а) все нижеследующие правовые акты должны исходить из законов и никогда не противоречить им;

б) законы не должны подлежать утверждению каким-либо органом, кроме уполномоченных на то в соответствии с Конституцией субъектов;

в) никто не вправе отменить или изменить закон, кроме того органа, который его принял.

Высшая юридическая сила закона не означает более высокую степень обязательности закона по сравнению с другими актами, а обусловлена местом высшего органа государственной власти среди других органов государства. Понятию приоритета закона соответствует понятие подзаконности нормативных актов органов управления и местных органов власти и управления. Законы представляют собой ядро всей правовой системы государства, они обусловливают структуру всей совокупности нормативных правовых актов, юридическую силу каждого из них, их иерархию.

Законы Республики Казахстан имеют верховенство на всей территории по отношению к подзаконным нормативным правовым актам, издаваемым в Республике Казахстан. Однако в Республике Казахстан верховенство закона не закреплено конституционно, хотя это общепризнанный важнейший признак демократического правового государства. Оно закреплено в Конституции России (ч. 1, ст. 15) и в Конституциях ряда западных стран.

Обеспечение верховенства закона осуществляется через систему конституционных гарантий. Мерами обеспечения верховенства закона являются проверка на соответствие законам нормативных правовых актов, приостановление действия нормативного правового акта и приведение в соответствие с Конституцией и законом.

Помимо рассмотренных признаков закона в научной литературе указывается и целый ряд других. Например, в советское время было принято считать, что Закон является выражением общенародной воли, если речь идет о законе, принятом на референдуме. Этот признак присущ закону и сегодня.

Закон как нормативный правовой акт является важным регулирующим юридическим механизмом, обеспечивающим государственное управление, формой выражения воли народа как согласованной воли различных слоев населения, их интересов и потребностей.

Закон в Республике Казахстан принимается не только законодательным органом (Парламентом). Согласно действующему законодательству важнейшие вопросы государственной и общественной жизни могут решаться в процессе прямого волеизъявления народа на республиканском референдуме.

Теоретики ведут дискуссию вокруг других признаков закона («закон есть основной регулятор поведения субъектов общественных отношений», «закон - это один из действующих рычагов связи государства и личности», «закон имеет четко выраженную классовую природу» и т. д.).

Важнее, на наш взгляд, выделить и такой признак закона, как соответствие его Конституции.

Мы исходим, прежде всего, из признания высокой роли закона в правовом государстве, гражданском обществе. Во-первых, именно закон призван регулировать статус, права, свободы и обязанности граждан. Во- вторых, будучи своеобразным продуктом общественного развития и итогом деятельности законодательных органов, закон как бы возвышается над властями и требует соизмерения с ним всех действий. Государственные органы, должностные лица как бы берут обязательство соблюдать закон и его охранять; в-третьих, закон обладает высшей юридической силой, означающей, что нижестоящие правовые акты, нормативные и ненормативные, должны ему строго соответствовать. В случае противоречия закона, изданного в соответствии с требованиями положений Конституции Республики Казахстан, иным нормативным правовым актам и Конституции Республики Казахстан действует Конституция.

Важность этого признака подчеркивается и такой процедурой, как рассмотрение Конституционным Советом до подписания Президентом принятых Парламентом законов на их соответствие Конституции (подпункт 2 п. 1 ст. 72), а также до ратификации - международных договоров (подпункт 3 п. 1 ст. 72), т.е. предварительным конституционным, а также последовательным.

Законы, принятые Парламентом, не должны противоречить Конституции Республики Казахстан, ибо законы и международные договоры, признанные не соответствующими Конституции Республики Казахстан, не могут быть подписаны либо соответственно ратифицированы и введены в действие. Следовательно, такого рода акты должны быть приведены в соответствие с Конституцией либо отменены как противоречащие ей.

Контроль за соответствием издаваемых законов (других нормативных правовых актов) Конституции следует из того, что:

а) Конституция Республики Казахстан является выражением воли и высшей власти казахстанского народа;

б) Конституция имеет наивысшую юридическую силу по отношению к остальным видам законов и изданным на их основе другим нормативным правовым актам и обладает прямым действием на всей территории Республики Казахстан (п. 2 ст. 4);

в) законы и другие нормативные акты черпают из Конституции содержание, ведущие идеи, ценности, конкретизируя их в своих положениях.

В связи с этим можно назвать еще один признак закона - закон является предметом конституционного контроля.

На основе вышеизложенного предлагаем следующее определение закона. Закон - основная форма действующего права, официальный законодательный нормативный акт, обладающий рядом характерных только для него признаков:

первичное регулирование наиболее важных общественных отношений для реализации воли народа Республики Казахстан, его интересов и потребностей;

принятие в особом законодательном порядке уполномоченными на то субъектами:

а) народом Казахстана - на республиканском референдуме;

б) высшим представительным органом, наделенным законодательными функциями, - Парламентом;

в) Президентом в порядке делегированного правотворчества;

соответствие Конституции Республики Казахстан, определяемое на основе конституционного контроля, осуществляемого Конституционным Советом;

юридическая сила;

прямое действие.

Исходя из этого определения закона можно расширить и понятие «законодательство». Законодательство - это действующее право Республики Казахстан, включающее Конституцию и законы, являющиеся его основной формой (источником).

Данные определения законодательства и закона и его признаков являются обобщенными без учета особенностей национальной правовой системы, в частности Республики Казахстан. Со временем, со сменой общественно-политических систем, новизной решаемых обществом задач понятия «законодательство», «закон» и его признаки меняются, появляются новые виды закона. Наглядное тому подтверждение - новая правовая ситуация в Казахстане, как и во всех республиках бывшего Советского Союза.

Дальнейший анализ Конституции и законов как формы действующего права позволит уточнить и расширить эти дефиниции, рассмотреть виды законов, в том числе и появившиеся в законодательстве Казахстана за годы суверенитета и независимости, классифицировать их по субъектам принятия.

 

2. Классификация законов: критерии, виды

Проблемы классификации законов, равно как и любых иных нормативно-правовых актов, имеют большое-теоретическое и практическое значение. Это обусловлено тем, что в процессе классификации законов устанавливаются и фиксируются законо­мерные связи между различными группами (видами) законов в рамках одного и того же их рода («законов»), создаются более благоприятные условия для их дальнейшего познания и совер­шенствования, формируются все необходимые предпосылки для более четкого определения места и роли каждого вида законов как источника права в системно-иерархической структуре других источников права.

При этом не следует упускать из виду тот факт, что законы, будучи главным звеном, основой системно-иерархической струк­туры источников права, сами, в свою очередь находятся в систем­но-иерархических отношениях друг с другом, формируют свою собственную системно-иерархическую структуру.

Вне системности, органической взаимосвязи и взаимозависи­мости законов, с одной стороны, и их иерархичности и взаимообу­словленности - с другой, невозможно, а точнее - бессмысленно было бы говорить не только об их эффективности, но даже об их сколько-нибудь социальной значимости. Ибо таковых в принци­пе могло бы и не быть.

В правовой системе «чисто» системные отношения существуют только между однопорядковыми закона­ми - актами одного уровня (конституционными, обычными и др.), а системно-иерархические связи устанавливаются и под­держиваются между законами разных уровней; между федераль­ными законами и законами субъектов федерации, между консти­туционными и обычными законами.

Соотнося те или иные законы с «различными властями» и от­деляя «квалифицированные» законы от «простых» законов, Л. И. Петражицкий замечал по поводу их системно-структурного построения, что «иерархическая лестница разных категорий законов может быть более длинною, более многостепенною, чем Соответственная иерархическая лестница властей. Она может еще удлиняться тем, что среди квалифицированных законов воз­можно, в свою очередь, существование двух категорий - просто квалифицированных и вдвойне квалифицированных законов, т. е. законов, образуемых еще более квалифицированным поряд­ком, чем просто квалифицированным порядком, чем просто ква­лифицированные законы, и имеющих высшую силу, чем послед­ние».

Разумеется, что в каждой стране существующая «иерархиче­ская лестница разных категорий законов» может быть далеко не одинаковой и не такой, чем в других странах, ибо очень многое за­висит от того, какой смысл вкладывается в понятие законов и ка­кие критерии используются при их градации и классификации.

В тех правовых системах, где «закон» понимается четко и однозначно как правовой акт, исходящий от высшего органа за­конодательной власти - парламента и обладающий высшей юри­дической силой, классификация этих актов может быть одна. Она базируется в основном на таких критериях, как форма законов, их содержание и юридическая сила. Это - традиционные и наибо­лее распространенные критерии классификации законов.

В тех же правовых системах, где нет строгой определенности в отношении понятия закона, классификация актов, именуемых законами, может быть совершенно иной. А именно - искусствен­но усложненной, запутанной и отнюдь не способствующей повы­шению качества и эффективности законов.

К таковым, наряду с другими правовыми системами, к сожа­лению, нельзя не отнести в определенной мере и российскую пра­вовую систему. Это связано, в частности, со свойственным для нее довольно- расплывчатым и двусмысленным понятием закона «в узком» и «широком смысле».

Еще в начале XX в. российские ученые - юристы, подражая некоторым своим зарубежным коллегам, развивали идеи о том, что не следует сводить законы только к актам высшего законода­тельного органа, а необходимо подходить к формированию пред­ставления о них более широко и дифференцированно. Отсюда следовало деление законов в зависимости от их содержания и ло­гического объема на «законы в тесном смысле» и «законы в об­ширном смысле», или позднее - «законы в широком смысле».

Разъясняя, что «законом в тесном смысле» должна считаться всякая «правовая норма, установленная высшим авторитетом», «авторитетом верховным», Е. Н. Трубецкой утверждал, что «во­обще законодательствовать в обширном смысле значит создавать путем прямого изъявления воли те или другие юридические нор­мы». И далее пояснял, что «под наше понятие закона в обширном смысле подойдут не только нормы, издаваемые официально, при­знаваемыми учреждениями, обществами и союзами, но также и правила, издаваемые частными обществами, все равно легаль­ными или нелегальными, и даже частными лицами».

Подводя итог сказанному, Е. Н. Трубецкой заключал: «каков бы ни был внешний правовой авторитет, норма, изданная его пря­мым предписанием, будет законом в обширном смысле. Такое по­нятие закона шире тех ходячих определений, которые обыкновен­но даются в учебниках; но мы уже видели, что и самое понятие права шире того, что официально признается за право».

Аналогичные идеи о «законах в тесном смысле» и «законах в обширном смысле» примерно в этот же период вместе с Е.Н. Трубецким развивал и Л.Н. Петражицкий. Рассматривая вопрос о критериях классификации и видах законов, он писал, что обычно «законы делят на законы в тесном смысле, акты зако­нодательной власти, в конституционных государствах акты, из­данные с согласия палат народного представительства, и распоря­жения (Verordnung decret), акты исполнительной власти, напр., министерские циркуляры».

В свою, очередь «законы в тесном смысле», пояснял автор, подразделяются на основные, или конституционные, и обыкно­венные. Причем в число основных, или конституционных законов включаются не только те законы, с помощью которых обычно оп­ределяются «основные начала государственного устройства» и которые издаются «особым осложненным порядком» и по осо­бым правилам отменяются и изменяются, способствуя тем самым «прочности и постоянству соответствующего права», но и «раз­ные другие законы, пересмотр коих создатели конституции жела­ют по тем или иным соображениям затруднить».

Идеи, касающиеся «законов в тесном смысле» и «законов в обширном смысле» в несколько измененном названии на «зако­ны в узком смысле» и «законы в широком смысле» и их содержа­нии последовательно развивались и использовались на протяже­нии всего периода существования Советской власти и в постсо­ветский период.

Изменение содержания данных терминов и понятий прояви­лось в том, что под законами в узком и широком смысле стали по­нимать только акты, ограниченные законотворческой деятельно­стью государства и, соответственно, исходящие только от уполно­моченных на их издание органов государства.

«Закон в широком смысле слова, - писал в связи с этим в кон­це 40-х гг. XX в. известный советский ученый-теоретик государ­ства и права А. И. Денисов, - это изданное государством в лице его высших органов государственной власти общее правило, рас­считанное на применение к конкретным случаям и обязательное для всех граждан, должностных лиц и учреждений».

В юридической и политической литературе, а также в обыч­ном словоупотреблении, - констатировали авторы учебника «Теория государства и права» в середине 70-х гг. прошлого века, термин «закон» часто применяется для обозначения «всякого об­щеобязательного правила, установленного или санкционирован­ного государством. В этом смысле понятие закона по существу отождествляется с понятием нормы права». Однако, «в строго юридическом смысле, - дополняли сами себя авторы, - закон есть нормативный акт государства, обладающий специфическими, лишь ему присущими признаками».

Рассматривая вопрос о последовательном использовании в оте­чественной юриспруденции терминов и понятий закона в широком и узком смысле слова, следует заметить, что в этом использовании нет и не может быть ничего предосудительного. Ибо вполне по­нятно и естественно стремление авторов охватить понятием «за­кон» и унифицировать все те правовые («законодательные») ак­ты, которые не только сами являются собственно законами, но и которые непосредственно связаны с ними как таковыми.

Однако в существовании и использовании такого рода нечет­кой, весьма расплывчатой терминологии и ассоциированных с нею соответствующих понятий есть свой весьма негативный мо­мент. Суть его заключается, прежде всего, в том, что при этом до­пускается неправомерное смешение законов с подзаконными ак­тами или, по справедливому замечанию авторов, - «с понятием нормы права». Следует подчеркнуть, что такого рода неправо­мерное смешение - это не только дань «тоталитарному» россий­скому прошлому, но это одновременно и явь его «демократиче­ского» настоящего.

Нельзя не согласиться с Ю.А. Тихомировым и Э. В. Талапиной в том, что понятие «закон» служит «нормоформирующим» для понятия «законодательство», что «долгие годы в нашей стра­не оно рассматривалось в широком смысле, охватывая закон и иные общенормативные правовые акты» и что «к сожалению, и сейчас в бюджетных, налоговых и других законах допускается смешение закона и подзаконных актов (в том числе субъектов фе­дерации и местного самоуправления)».

Помимо сказанного, негативные последствия использования таких весьма неопределенных и расплывчатых терминов и поня­тий, как «закон в узком смысле» и «закон в широком смысле сло­ва» неизбежно проявляются в том, как было отмечено раньше, что искусственно усложняется процесс познания законов, затрудня­ется их градация и классификация, снижаются возможности их дальнейшего развития и совершенствования.

Классификация законов, равно как и других норматив­но-правовых актов, представляет собой явление весьма сложное, нередко - довольно противоречивое и всегда - многоаспектное и многогранное.

Рассматривая ее, как и сами законы, выступающие, по словам М. Ориу, в виде «выразителей субстанции общих идей», с раз­личных сторон и под разными углами зрения нельзя не видеть, во-первых, что классификация вместе с ее многочисленными и многообразными критериями носит, с одной стороны, объектив­ный, а, с другой - субъективный характер.

Объективный характер процесса классификации законов и обусловливающих его содержание и направление критериев, или оснований, на базе которых он проводится, проявляется-в том, что любая научно обоснованная классификация отражает не надуманные, а реально существующие признаки и черты классифицируемых законов, берет за основу объективно присущие им особенности.

Например, подразделение законов на федеральные, и законы субъектов Федерации основывается на базе таких объективных, критериев, как предмет и объект их правового регулирования; юридическая сила, которой они обладают по отношению к другим нормативно-правовым актам и по отношению друг к другу; раз­личный территориальный и социальный масштаб, на который они распространяют свои действия; и др.

На основе объективных критериев проводится также класси­фикация законов и во всех других случаях, в частности, при под­разделении их на кодифицированные законы (кодексы) и не кодифицированные законодательные акты (простые законы), на «институционные (конституционные) законы», направленные на определение и за­крепление правового статуса государственных и общественных органов и организаций, и «регламентационные (обычные) законы», направ­ленные на регулирование тех или иных общественных отношений или формируемых на их основе комплексов.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

  1. D. ПРАВА НА ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗЦЫ
  2. D. ПРАВА, ОХВАТЫВАЕМЫЕ АВТОРСКИМ ПРАВОМ
  3. D. СОЦИОИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ВЕЩЕЙ И ПОТРЕБЛЕНИЯ
  4. E. Лица, участвующие в договоре, для регулирования своих взаимоотношений могут установить правила, отличающиеся от правил предусмотренных диспозитивными нормами права.
  5. H. Обособление права публичного и частного в эпоху Великих реформ. - Судебные уставы императора Александра II. - Закон и суд
  6. I На пути построения единой теории поля 6.1. Теорема Нетер и законы сохранения
  7. I. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ
  8. I. Методические принципы физического воспитания (сознательность, активность, наглядность, доступность, систематичность)
  9. I. Определите значение терминов, сгруппируйте их по темам.
  10. I. Особость как замещение Любви
  11. I. ПРАВА, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ РЕГИСТРАЦИИ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ
  12. I. Ультразвук. Его виды. Источники ультразвука.


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 600; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.038 с.) Главная | Обратная связь