Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Общая теория договора: основные положения




В отечественной и зарубежной литературе вопросам иссле­дования договора традиционно уделялось и уделяется определен­ное внимание. Однако эти исследования касаются в основном либо «отраслевых» договоров - частноправовых соглашений, за­ключаемых в рамках отдельных отраслей (гражданского, коммер­ческого и др.) права, либо распространяются на сферу международно-правовых отношений.

Между тем вне поля зрения исследователей, за редким исклю­чением, оставались и остаются принципиально важные вопросы, касающиеся договоров и договорно-правовых отношений в сфере публичного права. В связи с этим нельзя не согласиться с выска­занным в юридической литературе мнением о том, что, несмотря на десятки проведенных научных исследований в области дого­ворной тематики и большое количество опубликованных по дан­ной проблематике «в контексте отдельных правовых отраслей» книг, степень изученности договора является неадекватной его положению и значению.

Одна из причин создавшегося положения заключается в том, что несмотря на то, что юридическая практика «дает обширную базу, основу для абстрагирования, лишь немногие авторы по­зволяют себе выходить за пределы представлений о договоре как об узкоотраслевом институте». Юридическая наука в на­стоящее время изучает в основном «отраслевые» договоры, «не имея достаточно четкого представления о том, что есть договор в принципе».

Иными словами, наряду и кроме узкоотраслевых представле­ний о договоре как институте частного права, следует уделять больше внимания разработке проблем, касающихся договоров в сфере публичного права, а также формированию общей теории договора и договорного права.

Справедливыми представляются упреки в адрес теоретиков права по поводу того, что «ни в одном из учебных курсов по тео­рии права не сформулированы унифицированные определения понятия и признаков договора - в лучшем -случае приводятся шаблонные определения частноправового (или гражданско-пра­вового) договора».

Резонными являются замечания о том, что «кроме правовой науки никакая другая не может и не обязана заниматься догово­рами, однако общая теория права как раз их-то и не включает в сферу своего внимания, оказывая тем самым отрицательное воз­действие на цивилистику».

Вполне обоснованными и справедливыми на поверку оказы­ваются своеобразные стенания по поводу того, что недостаточное теоретическое изучение договора «отрицательно сказывается на современной договорной практике», что степень изученности ка­тегории договора неадекватна его роли в системе источников пра­ва, и что юридическая природа договоров, равно как и договорно­го права, особенности их как источников права применительно к современным экономическим, политическим и социальным ус­ловиям «всесторонне и объективно в общетеоретическом плане исследованы еще далеко не полностью. Между тем это исключи­тельно важно».

Не приуменьшая роли и значения других источников пра­ва, следует заметить, что договор, по мере развития общества, по­степенно становится одним из первостепенных и весьма значи­мых источников права.

Отнюдь неслучайно поэтому на различных этапах развития общественной и государственно-правовой эволюции институту договора и возникающим на его основе договорным отношениям уделялось особое внимание.

Так, еще в Древнем Риме, где по свидетельству специалистов в области римского права, «практически наиболее важным источ­ником обязательств был договор (contractus)», предпринима­лись значительные усилия для исследования (с последующим законодательным закреплением) юридической силы и природы договора, его структуры, содержания, соотношения договора как регулятора общественных отношений со всеми иными их регуля­торами.

Римские юристы пытались создать, в частности, общее поня­тие соглашения (conventio), которое распадалось, по их мнению, на две такие составные части, как: а) договор (contractus), - согла­шение, пользующееся исковой защитой и б) соглашение (pactum), имеющее неформальный характер и не пользующееся, по общему правилу, исковой защитой. Защита по такого рода со­глашениям осуществлялась чаще всего «путем ссылки на них в виде возражений».

В процессе создания общего понятия соглашения в недрах древнеримского права были разработаны также такие, выдержав­шие многовековые испытания, принципы как принципы-положе­ния, согласно которым «нет никакого договора (никакого обязатель­ства), который не содержал бы в себе соглашения»; «публичное право нельзя менять частными соглашениями»; «в соглашениях договаривающихся сторон важно обращать больше внимания на волю, чем на слова»; и др.

Большое значение придавалось договору и договорным отно­шениям, во все последующие века, включая средневековые, когда к договору апеллировали не только как к сугубо юридическому, но и как к социально-политическому институту в процессе реше­ния как региональных (договоры между феодалами-сеньорами в континентальной Европе, между баронами и короной в Англии, и др.), так и глобальных, общесоциальных проблем. Чтобы убе­диться в последнем, достаточно вспомнить о теории обществен­ного договора Жан-Жака Руссо, с помощью которой предприни­мались попытки объяснения процесса договорного происхожде­ния и развития государства и права.

Особую значимость имеет договор и возникающие на его основе договорные отношения в настоящее время - в «эпоху глобализации» экономики, мировых финансовых, людских и природных ресурсов, социальной сферы жизни общества и политики. «Середина и особенно конец XX в. - справедливо подмечал Ю. А. Тихомиров в 1995 г., - сопряжены со стреми­тельным расширением сферы договорных отношений. Договор не только становится основным регулятором экономических отношений, но и приобретает значение универсального регуля­тора».

Последнее означает, что с помощью договора в международ­но-правовой сфере регулируется весь спектр экономических, по­литических и иных отношений, возникающих в условиях глоба­лизации мира не только между государствами или образованны­ми на их основе межгосударственными организациями, но и между транснациональными корпорациями, международными финансовыми структурами и другими, им подобными институ­тами.

В пределах национальных экономических, социально-политиче­ских и финансовых систем договор также приобретает особую зна­чимость, причем не только ввиду того, что по мере перехода Рос­сии и других бывших соцстран к рыночной экономике расширя­ется сфера договорных отношений, но и потому, что усложняются сами эти отношения.

Разумеется, процесс одновременного расширения сфер дого­ворных отношений и их усложнения не является чем-то необыч­ным, а тем более - уникальным, свойственным лишь современно­му этапу развития общества, а вместе с ним - государства и права.

Это - общая тенденция, которая отмечалась еще в XIX в., ко­гда некоторыми авторами «развитие общества по прогрессивному пути» представлялось не иначе, как движение «от установленного в законодательном порядке социального статуса к договору».

На эту же тенденцию в развитии договора и договорных отноше­ний указывалось рядом авторов и позднее. Например, в начале XX в. Г. Ф. Шершеневич писал в своем Учебнике русского граждан­ского права, что «договорные отношения увеличиваются не только в количественном отношении. Они чрезвычайно усложняются включением различных побочных условий, так что требуется опыт­ный глаз юриста, чтобы определить основную юридическую при­роду договора». Кроме того, добавлял автор, «бытовые условия необыкновенно благоприятствуют развитию новых видов дого­воров из комбинирования различных юридических элементов».

Процесс одновременного расширения сферы договорных от­ношений и их усложнения продолжается и в настоящее время - в начале XXI в. с той, однако, разницей, что это, - во-первых, не только, а в ряде случаев - не столько внутригосударственный (на­циональный), сколько - межгосударственный (межнациональ­ный) и в этом смысле - глобальный процесс. А, во-вторых, что, по сравнению с прежними этапами развития общества, как свиде­тельствует практика, это более ускоренный и более широкоохватывающий, распространяющийся на все без исключения сферы жизни общества и государства, процесс.

Его ускоренное развитие в современный период исследовате­ли договорных отношений связывают не только с экономической необходимостью, но и с социально-политической потребностью демократически развиваемого, гражданского общества, а также с востребованностью договорной формы регулирования общест­венных отношений в условиях функционирования-конституци­онно заявленного многими странами строительства правового го­сударства.

Глобальное и вместе с тем ускоренное развитие договорной сферы общественных отношений, вызывающее к жизни новые ви­ды договоров и порождающее все более возрастающий массив отно­сительно самостоятельных юридических норм, формирующих одну из важнейших составных частей национальных правовых систем - договорное право, с неизбежностью требует глубокого и всестороннего осмысления данного процесса с целью внесения необходимых коррективов в традиционно сложившееся представления о-понятии, содержании и назначении договора; выработки соответствующих «теоретических решений и методических рекомендаций», отсут­ствием которых, по справедливому замечанию Б.И. Путинского, «в немалой степени объясняются низкое качество договоров» и несоблюдение договорной дисциплины; формирования общей теории договора и порождаемого им договорного права.

Относительно формирования последней, равно как и выра­ботки рекомендаций по совершенствованию договоров следует заметить, что это весьма трудоемкая, кропотливая, междисципли­нарная по своей природе и характеру работа, требующая значи­тельных совместных усилий не только теоретиков, но и практи­ков, специализирующихся в различных отраслях права. Ибо дого­вор - это далеко не простое, одномерное, а весьма сложное, многостороннее и многоуровневое явление. Соответственно, та­ковой должна быть и адекватно отражающая его различные сто­роны и уровни теория.

Не касаясь всех сторон и аспектов общей теории договора, ос­тановимся кратко на рассмотрении лишь некоторых наиболее важных ее составных частей, таких, как вопросы общего понятия и основных признаков договоров; принципов их формирования и реализации; юридической силы и классификации договоров; места и роли договоров как источников права в системе других источников права.

Обращаясь к вопросам общего понятия, основных призна­ков и содержания договоров, следует заметить, что в отечественной и зарубежной юридической литературе нет недостатка в попыт­ках дать как частное, так и общее определение договора.

Частное определение понятия договора традиционно форми­руется в рамках гражданского и коммерческого права. Рассматри­вая договор в качестве определенного «вида юридической сдел­ки», Г.Ф.Шершеневич, например, определял договор как «согла­шение двух или более, лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридических отношений».

Современные цивилисты, указывая на многозначность поня­тия договора, под которым понимается и юридический факт, ле­жащий в основе обязательства, и само договорное обязательство и, наконец, - документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения, тем не менее, оперируют в большинстве своем, в первую очередь, понятием гражданско- правового договора как юридического факта.

Договор в этом смысле рассматривается как соглашение двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Аналогичное. определение понятия договора закрепляется в Гражданском кодексе РФ, в ст. 420 под названием «Понятие до­говора». Договором, согласно ГК РФ «признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или пре­кращении гражданских прав и-обязанностей».

Наряду с данным определением в Гражданском кодексе РФ дается также определение понятия публичного договора. Согласно ст. 426 ГК РФ «публичным договором признается договор, за­ключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказа­нию услуг, которые такая организация по характеру своей дея­тельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится...»

Общее определение понятия договора разрабатывается, как пра­вило, в рамках общей теории права или же - публичного права.

При этом договор «в самом широком смысле» в одних случаях определяется как «совместный правовой акт, оформляющий вы­ражение обособленных согласованных автономных волеизъявле­ний двух или нескольких формально равных субъектов права, ус­танавливающий, условия, исполнение которых предполагается обязательным».

В других случаях договор представляется как обычное согла­шение сторон, «выражающее их волю к установлению, измене­нию и прекращению их прав и обязанностей, к совершению либо воздержанию от совершения юридических действий».

В третьих же случаях под договором понимаются «объективи­рованные свободно согласованные, юридически значимые, дозво­ляемые и охраняемые законодательством намерения нескольких лиц совершить в отношении друг друга юридические либо факти­ческие действия в целях реализации своих интересов».

Кроме названных существуют и другие общие определения понятия договора, в которых предпринимаются попытки полно­стью охватить и адекватно отразить все наиболее важные стороны гражданско-правовых, трудовых, административно-правовых и других «отраслевых» договоров.

Не ставя перед собой задачу критического анализа данных и других, им подобных определений понятия договора следует отметить, что каждое из них имеет свои определенные достоинст­ва, равно как и недостатки. А, во-вторых, - что разбор тех или иных определений, своеобразная игра в дефиниции, отнюдь не является лучшим способом познания исследуемой материи, в данном случае - договора.

Более того, рассмотрение различных дефиниций договора в плане их сопоставления или противопоставления друг другу с целью определения адекватности отражения в них основных черт и особенностей договора с неизбежностью отвлекает от ис­следования самого договора, подменяет процесс изучения сло­жившихся о нем представлений.

В силу этого, не преуменьшая познавательной значимости об­щих определений понятия договора, более рациональным в плане его изучения и разработки общей теории договора следует при­знать выявление и рассмотрение свойственных институту догово­ра, независимо от его отраслевой принадлежности, наиболее ха­рактерных признаков и черт.

В числе того рода «универсальных признаков договорных актов» в научной юридической литературе выделяются: обособ­ленность волеизъявлений субъектов договорных отношений; ав­тономию их волеизъявления; формальное равенство субъектов и «предполагаемое обязательное исполнение субъектами условий договора».

Особое внимание обращается также на такие общие признаки договоров, как: добровольность их заключения или, что одно и то же - свободное волеизъявлений сторон при заключении догово­ра; «равенство сторон как партнеров»; согласие сторон по всем существенным аспектам договора; эквивалентный, «чаще всего возмездный, характер»; взаимная ответственность сторон за вы­полнение или ненадлежащее исполнение принятых ими обяза­тельств; и «законодательное обеспечение договоров, придающее им юридическую силу».

Отечественными и зарубежными исследователями договорно­го права, выделяются и другие, хотя и менее значимые общие при­знаки договоров. Однако основной акцент при этом неизменно делается на том, что договор - это в первую очередь «взаимное понимание партнеров», «взаимное согласие», их добровольное во­леизъявление, взаимная заинтересованность, в идеале - «гармо­ния» отношений сторон, «единство мнений, чувств и настроений» в отношении предмета договора, и т. п. В качестве своеобразного лейтмотива в большинстве случаев вполне оправданно выступает положение, согласно которому договор - это прежде всего согла­шение.

Данный признак для любого договора имеет Основополагаю­щее и вместе с тем принципиальное значение. Ибо без взаимного согласия (соглашения) сторон нет и не может быть договора, рав­но как и без договора в той или иной форме, по общему правилу, не существует соглашения. «Договор» и «соглашение» в научной литературе и в законодательстве традиционно рассматриваются как синонимы.

Исключением из данного общего правила являются мнения

отдельных авторов и работы, в которых развивается тезис о том, что «подвижность договоров и соглашений подчас затрудняет их строгое разграничение», в силу чего «при известной их тождест­венности понятие «договора» оправданно применять для регули­рования вопросов статутно-функциональных, а понятие «согла­шение» - для регулирования разных сторон совместной или со­гласованной деятельности».

Данный тезис-предположение относится к разграничению «договора» и «соглашения» в области публичного права. Одна­ко в отдельных случаях он встречается и в сфере частного, в частности, гражданского права, когда, например, граждан­ско-правовой договор полностью отождествляется со сделкой («договор-сделка»).

Такое отождествление представляется неправомерным, по­скольку договор, согласно сложившейся и законодательно закре­пленной практике, это - всегда «соглашение» сторон, а «сдел­ка» - это соответствующие «действия граждан и юридических лиц», которые не всегда могут быть «договорные».

Несмотря на то, что договор и сделка направлены на достиже­ние идентичных целей - установления, изменения или прекраще­ния гражданских правоотношений, а также, несмотря на то, как справедливо отмечается в литературе, что «договор - это наибо­лее распространенный вид сделок» и что «основная масса встре­чающихся в гражданском праве сделок-договоры», тем не менее, это не дает оснований для их отождествления.

Признание полной идентичности договора и сделки логи­чески означало бы признание того, что в качестве договора может выступать не только соглашение сторон, но и «единич­ное одностороннее действие лица, направленное на установ­ление, изменение или прекращение гражданских прав и обя­занностей».

Это противоречило бы как издавна сложившемуся и много­кратно подтвержденному повседневной практикой представле­нию о договоре - «соглашении» и о сделке - соответствующем «действии», так и гражданскому законодательству, согласно которому «для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух (двусторонняя сделка), либо трех или более сторон (многосторонняя сделка)», а для совершения сделки «выражение согласованной воли» сторон не всегда яв­ляется обязательным. Ибо наряду с двусторонними и многосто­ронними сделками-договорами, существуют и односторонние сделки, создающие «обязанности для лица, совершившего сдел­ку», а в некоторых случаях, предусмотренных законом или согла­шением, - и для других лиц. Поскольку для совершения такого рода сделок не требуется согласование воли сторон (соглаше­ние), а необходимо и достаточно выражение лишь воли одной стороны, то подобные сделки нельзя рассматривать в качестве договоров.

В этом смысле, несомненно, правы те авторы, которые утвер­ждают, что понятие договора - «уже понятия сделки». Договор всегда является сделкой, но сделка может и не быть договором, «поскольку нередко является односторонней».

Наряду с общим понятием и «универсальными» признака­ми договоров, важное значение для их общей теорий имеют во­просы, касающиеся содержания договоров, а также - принципов на формирования и реализации.

Под содержанием договора, согласно сложившемуся о нем в различных отраслях права представлению, понимаются матери­альные, формальные (формально-юридические) й иные условия, на которых достигается соглашение сторон по поводу того или иного предмета договора.

Наибольшее развитие данная сторона договора, равно как и другие его аспекты, получила в гражданском праве. Все ус­ловия, составляющие содержание гражданского договора, спе­циалистами в данной отрасли права по своему юридическому значению подразделяются на существенные, обычные и слу­чайные.

При всей значимости обычных условий, под которыми понима­ются те условия, которые заранее предусмотрены в соответствую­щих нормативных актах и «автоматически вступают в действие в момент заключения договора», а также случайных условий, кото­рые включаются в текст договора по усмотрению сторон и кото­рые дополняют либо изменяют обычные условия, все же наиболее важную роль в содержании договора, как это следует уже из само­го названия, играют существенные условия.

В качестве таковых в гражданском законодательстве обозна­чаются и закрепляются, во-первых, условия о предмете договора; во-вторых, - условия, которые называются в законе или других нормативно-правовых актах как существенные «или необходи­мые для договоров данного вида»; и, в-третьих, «все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение».

Существенные условия составляют основу, костяк содержа­ния не только гражданско-правовых, но и любых иных отрасле­вых договоров. Несомненно, что они могут рассматриваться так­же в качестве центрального звена, ключевого элемента содержа­ния договоров, как на уровне отдельных отраслевых дисциплин, так и на уровне общей теории права.

Разумеется, само понятие «материальное наполнение» и смы­словое значение «существенных условий» может варьироваться в зависимости от тех или иных особенностей конкретного догово­ра. Больше того, в зависимости от различных подходов и взгля­дов может меняться и само представление о понятии и сути «существенных условий», рассматриваемых в общетеоретиче­ском плане.

Так, например, если современное, несколько «приземленное» и более прагматичное представление о понятии «существенных условий» содержания договора связывает их, прежде всего с предметом договора, то ранее, более фундаментальное и более обстоятельное в теоретическом плане видение «существенных условий» ассоциируется в первую очередь с волевой стороной договора.

«Существенными условиями действительности договора, - писал по этому поводу Г. Ф. Шершеневич, - являются: 1) соглас­ная воля нескольких лиц; 2) взаимное познание этой воли; и 3) возможность содержание воли».

При этом, пояснял автор, во-первых, договор должен основы­ваться на соглашении, которое «предполагает существование в из­вестный момент времени согласной воли нескольких лиц». При­чем согласие это должно заключаться «в соответствии, а не в од­носторонности содержания их воли».

Во-вторых, нельзя считать достаточным просто «существова­ние воли двух или более лиц. Соглашение предполагает взаимное познание этой воли, усвоение одним лицом содержания воли дру­гого лица».

И, в-третьих, «содержание воли сторон должно иметь юриди­ческую цепь, т. е. воля должна быть направлена на установление, изменение или прекращение юридических отношений».

Наряду с названными представлениями о «существенных ус­ловиях» содержания договора, рассматриваемого в общетеорети­ческом плане, могут быть и другие их видения. Неизменным при этом, однако, остается то, что эти условия образуют важнейшую составную часть содержания любого договора.

Касаясь принципов формирования и реализации договоров, имеющих весьма важное значение для их общей теории и практи­ки, отечественные и зарубежные авторы выделяют среди них сле­дующие: принцип законности и конституционности; свободы до­говора; принцип сбалансированности обязательств сторон в дого­воре; принцип «договорной справедливости»; оптимального сочетания в договоре личных и общественных интересов; прин­цип непротиворечия договорных обязательств сторон требовани­ям нравственности, «добрым нравам», общественному («публич­ному») порядку; и др.

Данные и другие, им подобные принципы широко проклами­руются и в значительной своей части активно используются в за­падной правовой теории и юридической практике. В отечествен­ной же юридической науке и практике, имеющих относительно небольшой опыт функционирования в рыночных условиях, с ко­торыми традиционно связывается развитие договорного права, акцентируется внимание в основном лишь на отдельных, наибо­лее значимых, с точки зрения законодателя и правоприменителя, «договорных» принципах.

. В их числе выделяются, прежде всего, принцип законности и конституционности, означающий непременность формирова­ния и функционирования договоров не иначе, как на основе и в соответствии с действующим конституционным и текущим за­конодательством. Хотя в научной литературе допускается воз­можность существования договорного регулирования «не обя­зательно на основе норм права», «возможность определения ус­ловий договора при отсутствии норм, регламентирующих соответствующие вопросы».

Это допущение основывается на законодательном закрепле­нии положения, согласно которому «стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный зако­ном или иными правовыми актами». Данное положение не сле­дует, однако, рассматривать как некое дозволение сторонам дого­вора действовать в нарушение существующего законодательства.

Особое внимание (преимущественно в рамках гражданского права) уделяется также такому принципу, как принцип свободы договора. Данный принцип закрепляется даже в законодательном порядке.

Суть его и содержание заключается в том, что стороны - фи­зические и юридические лица: 1) свободны в решении вопроса, касающиеся заключения или незаключения самого договора; 2) самостоятельно решают вопрос, связанный с выбором другой стороны - партнера по договору; 3) свободно, исходя их своих ин­тересов, выбирают тот или иной вид договора. Согласно дейст­вующему законодательству стороны могут также заключать и смешанные договоры, содержащие в себе элементы других, пре­дусмотренных законом или иными правовыми актами, договоров; и 4) самостоятельно, без каково бы то ни было «понуждения» из­вне определяют условия договора.

Кроме названных принципов отечественная правовая теория и юридическая практика уделяет определенное внимание и дру­гим «договорным» принципам. По мере формирования в сфере экономики рыночных отношений и развития общества теоретиче­ская и практическая значимость их непременно будет возрастать.

Вместе с принципами, - являющимися важнейшими со­ставными частями, общей теории договора, несомненно, будет возрастать также роль и значимость и других ее составных частей. В частности, более важное теоретическое и практическое значе­ние будут иметь вопросы классификации договоров и их дифферен­цированного - общеродового и общетипового изучения.

В настоящее время классификация договоров проводится в ос­новном на международно-правовом, отраслевом (в рамках нацио­нального права) и межотраслевом уровнях. При этом использу­ются самые разные критерии ив соответствии с ними выделяют­ся самые разнообразные договоры.

Так, в сфере гражданского и других отраслей, относящихся к частному праву, выделяются такие договоры, как односторон­ние, двусторонние и многосторонние; основные и предваритель­ные договоры; договоры в- пользу их участников и договоры в пользу третьих лиц; взаимосогласованные договоры и договоры присоединения; и др.

В сфере публичного права довольно распространенным являет­ся подразделение договоров на учредительные; компетенционно- разграничительные; программно-политические договоры о дружбе и сотрудничестве; договоры между государственными и негосударственными структурами; договоры о гражданском согласии; и др.

Опыт классификации договоров на международно-правовом и национальном - отраслевом и межотраслевом уровнях подгото­вил все необходимые условия для решения проблем их классифи­кации и изучения на общетеоретическом уровне.

Нельзя не признать справедливым замечания авторов, ощу­щающих «серьезный недостаток теоретических обобщений» в об­ласти договорного права и «неразработанности общей теории нормативного договора», по поводу того, что «в настоящее время практически не проводится сопоставительный анализ различных типов договоров и сообразно этому не обозначены четкие разли­чия между ними».

В плане развития общей теории договора и разработки прак­тических рекомендаций по совершенствованию договорных актов сопоставительный анализ и классификацию договоров следует проводить, как представляется, не только на основе «материаль­ных» критериев (предмет, объект, материальное содержание и проч.), но и на основе формально-юридических критериев. В ка­честве весьма важных критериев при этом могут выступать целе­вые установки - цель заключения договоров, сфера их приложе­ния», юридическая сила договорных актов, их регулятивные воз­можности, место и роль договоров в механизме правового регулирования, способность их выступать в качестве источника права или же проявляться лишь в качестве юридического факта, быть актом применения, и др.

Справедливости ради следует сказать, что некоторые из этих критериев в отечественной и зарубежной литературе в последние годы активно и довольно успешно используются. Например, в рамках административного права на основе формально-юриди­ческих критериев предпринимаются попытки классифицировать договоры на «правоустановительные» и «правоприменитель­ные». На уровне общей теории права различают договоры «нор­мативные» и «индивидуальные».

Подобная градация договоров, несомненно, заслуживает ши­рокой поддержки и внимания, но требует более глубокого и де­тального изучения.

2. Особенности нормативно-правового договора как источника права

Нормативно-правовой договор представляет собой весьма значимую разновидность (тип, род, относительно самостоятель­ную группу и т.п. договорных актов, существующих в рамках ме­ждународного и национального права.

В терминологическом и содержательном планах «норматив- но-правовой договор» традиционно рассматривается как синоним «нормативного», «правового», и иногда - «публичного» договора. В источниковедческом отношении, с точки зрения его способно­сти выступать в качестве источника российского или иного права, его, как правило, противопоставляют «частному», «индивидуаль­ному» договору.

Наподобие общей теории договора, теория нормативно-право­вого договора в силу ряда объективных и субъективных причин занимает в настоящее время лишь периферийное положение сре­ди многочисленных научных изысканий, проводящихся в рамках общей теории государства и права.

Констатируя очевидное, некоторые авторы, занимающиеся договорной проблематикой, в связи с этим верно подмечают, что «отечественная юридическая наука до сих пор не выработала аде­кватного определения нормативного договора» и что «учебная литература ограничивается только упоминанием о вхождении в российскую практику данного источника».

Справедливо указывается также на то, что нормативные дого­воры даже не упоминаются, а если и упоминаются, то «должным образом не освещаются при описании таких ключевых правовых явлений и процессов, как правовое регулирование, правовая нор­ма, правотворчество, правоприменение и т. д.».

В настоящее время нормативно-правовые договоры, как и все иные виды договоров, рассматриваются в основном в пределах от­дельных отраслей права. За редким исключением - в рамках об­щей теории права.

Поэтому в основном на отраслевом уровне рассматриваются и решаются вопросы, касающиеся как «отраслевого», так и обще­го понятия нормативно-правового договора.

Исходя из того, что в отечественной правовой теории и юриди­ческой практике нормативно-правовые договоры ассоциируются прежде всего с такими, отраслями права, как конституционное, административное и трудовое право, соответственно, с учетом особенностей каждой из этих отраслей и дается их определение.

В качестве примера можно сослаться на определение таких нормативно-правовых договоров, как коллективный и трудовой договор. С учетом специфики трудового права, в пределах которо­го они возникают, коллективный договор в законодательном поряд­ке определяется и закрепляется как «правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации и заключаемый ра­ботниками и работодателем в лице их представителей». Соответ­ственно, трудовой договор рассматривается как «соглашение меж­ду работодателем и работником», в соответствии с которым каж­дая из сторон приобретает определенные права и одновременно - обязанности.

Следует заметить, что одна из особенностей трудового догово­ра как источника данной отрасли права, заключается в том, что, закрепляя его понятие и содержание, законодатель не называет его правовым актом, т. е. не придает ему непосредственно право­вой характер, а делает это опосредованно, через «соглашение».

Последнее определяется в законодательном порядке как «пра­вовой акт, устанавливающий общие принципы регулирования Социально-трудовых отношений и связанных с ними экономиче­ских отношений, заключаемых между полномочными предста­вителями работников и работодателей на федеральном, регио­нальном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уров­нях в пределах их компетенции».

Свои особенности, обусловливаемые отраслевой спецификаци­ей, содержатся также в определениях нормативно-правовых догово­ров, выступающих в качестве источников конституционного и неко­торых других отраслей права. Эти особенности могут касаться и действительно касаются, в частности, предмета договора, его це­ли, содержания и назначения, субъектов договора, условий его воз­никновения, оснований для признания договора юридически несо­стоятельным (ничтожным), порядка его прекращения и т. д.

Вырабатывая определение понятия нормативно-правового до­говора на отраслевом уровне, некоторые исследователи «договор­ной» материи пытаются также сформулировать аналогичное опре­деление и на общетеоретическом уровне. Нормативно-правовой договор при этом представляется как «основанное на равенстве сторон и общности Интересов соглашение (результат волесогласования либо волеслияния), содержащее в себе нормы права общего характера, направленное на достижение желаемого сторонами (как правило, правотворческими субъектами результата)».

Данные попытки, несомненно, являются шагом вперед на пу­ти более глубокого познания понятия и содержания норматив­но-правового договора. Однако, при условии, что при этом учиты­ваются общие черты всех типов подобного рода договорных ак­тов, а не только отдельно взятых правовых договоров.

В предлагаемом определении понятия нормативно-правового договора, где говорится о его сторонах - «как правило, правотвор­ческих субъектах», в частности, не учитывается тот факт, что в трудовых и коллективных договорах, равно как и в соглашениях по вопросам труда и заработной платы стороны далеко не всегда обладают правотворческими полномочиями.

Кроме того, не учитывается то обстоятельство, когда говорит­ся о «равенстве сторон» в правовом договоре, что применительно

к административному договору, как справедливо подмечается в специальной литературе, равенство сторон - контрагентов, а вместе с тем и свобода вступления их в договорные отношения «подвергаются настолько существенной корректировке», что «не могут считаться определяющими для него».





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 703; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.025 с.) Главная | Обратная связь