Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


Тема 9. Источники иудейского права




План лекции (1 час)

1. Характерные черты и особенности иудейского права

2. Роль принципов в системе иудейского права

3. Понятие и виды источников иудейского права

Литература: 1-5, 27, 73-75

 

 

1. Характерные черты и особенности иудейского права, оказавшее влияние на формирование и развитие его источников

Среди такого рода черт и особенностей иудейского права сле­дует указать прежде всего на его преимущественно императив­ный характер, преобладание в его системе прямых запретов, требований, всякого рода ограничений и обязанностей над пра­вами и свободами субъектов иудейского права.

Иудейское право, отмечалось в данной связи израильскими ав­торами, - это комплекс «всеохватывающих обязанностей, регули­рующих все аспекты еврейской жизни». Разумеется, что такой ком­плекс относится в первую очередь к нормам публичного права, в раз­ряд которых следует отнести, в особенности применительно к древнеиудейскому праву, нормы, регулирующие отношения членов иудейского общества не только к своему государству, общественным институтам, но и к Богу, к его законам и заповедям, к религиозным ритуалам и жертвоприношениям, к иудейской религии в целом.

Среди многочисленных и разнообразных обязанностей по от­ношению к иудейской вере и к Богу главной для правоверного иу­дея является обязанность строгого соблюдения религиозных ка­нонов и верности своему Богу. В так называемом Синайском за­конодательстве в одном из изречений Бога пророку Моисею указывается прежде всего на то, чтобы:

а) у Моисея и «богоиз­бранного народа» не было «других богов перед лицом Моим»;

б) не делали себе кумира и «никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что на воде ниже земли»; в) не поклонялись и не служили им; г) соблюдали все заповеди, иду­щие от Бога; д) не произносили имени Господа Бога «напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя его напрасно».

Важнейшими этическими, религиозными и одновременно юридическими обязанностями в системе иудейского права явля­ются обязанности, связанные с непременным соблюдением ре­лигиозных праздников. В священных книгах и писаниях - источ­никах иудейского права - особое внимание уделяется субботе. «Помни день субботний, чтобы святить его», - говорится в книге Исход. - Шесть дней работай и делай в них все дела твои», а «день седьмый - суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни (вол твой, ни осел твой, ни всякий) скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих». Субботний день считает­ся освященным самим Богом и должен быть посвящен молению Богу.

Аналогичная заповедь-обязанность в той или иной форме по­вторяется и в других священных писаниях и книгах. «Субботы Мои соблюдайте и святилище мое чтите. Я Господь», - повторя­ется «субботняя» заповедь в Книге Левит.

Весьма важная группа обязанностей иудеев связана с жертво­приношениями и строгим соблюдением требований к ним и ри­туалов. Согласно действующим правилам и ритуалам, жертва в виде животного «должна быть без порока, мужеского пола, из крупного скота, или овец, или коз», только тогда она «будет угод­на Богу» и только тогда она принесет благоволение Бога. Жертва должна приноситься только иудеем, но «никем из посторонних». В Книге Левит в связи с этим особо запрещается приносить в жертву животных, взятых «из рук иноземцев», «потому что на них повреждение, порок на них; не приобретут они вам благоволе­ния».

Требования строгого соблюдения обязанностей в публич­но-правовой сфере, ритуалов, заповедей и содержащихся в них за­претов сопровождались, как правило, или поощрительными или же принудительными санкциями.

«Если вы будете поступать по уставам Моим, и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, - говорится в одной из заповедей Бога Моисею и всем иудеям, то: .1) «Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастания свои, и дерева полевые дадут плод свой»; 2) вы будете «есть хлеб свой досыта, и будете жить на зем­ле вашей безопасно»; 3) «пошлю мир на землю вашу; ляжете, и ни­кто вас не обеспокоит»; 4) «сгоню лютых зверей с земли вашей, и меч не пройдет по земле вашей»; 5) благословлю вас, «плодо­родными сделаю вас, и размножу вас»; 6) «буду тверд в завете Моем с вами»; 7) буду жить среди вас, «буду вашим Богом, а вы будете Моим народом».

Однако, «если же, - звучала в устах Бога совсем иная интона­ция и формулировались иные санкции, - не послушаете Меня, и не будете исполнять всех заповедей сих», и если «презрите Мои постановления и законы», то «Я поступлю с вами так»: 1) «пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и из­мучится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и враги ваши съедят их»; 2) «сломлю гордое упрямство ваше», и «земля ваша не даст произрастений своих»; 3) «пошлю на вас зверей полевых, ко­торые лишат вас детей, истребят скот ваш, и вас уменьшат, так что опустеют дороги ваши»; 4) «наведу на вас мстительный меч в от­мщение за завет»; 5) «города ваши сделаю пустынею, и опустошу святилища ваши»; 6) «опустошу землю вашу, так что изумятся о ней враги ваши, поселившиеся на ней»; 7) «вас рассею между народами и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и го­рода ваши разрушены»; 8) «оставшимся же из вас пошлю в сердца робость в земле врагов их, и шум колеблющегося листа погонит их, и побегут, как от меча, и падут, когда никто не преследует». И в заключение: «И погибнете между народами, и пожрет вас зем­ля, врагов ваших», а «оставшиеся из вас исчахнут за свои беззако­ния в землях врагов ваших, и за беззакония отцов своих исчах­нут».

Говоря о преобладании в системе иудейского права обязанно­стей, требований, запретов и ограничений перед правами и свобо­дами, следует иметь в виду во избежание недопонимания, во-первых, условность выделения в религиозных правовых системах, особенно в таких системах теократических государств, подсистем публичного и частного права, а во-вторых, условность отделения прав и свобод, с одной стороны, от обязанностей - с другой.

Среди других черт и особенностей иудейского права нужно обратить внимание на многофункциональный характер иудей­ского права, проявляющийся в том, что оно выполняет не толь­ко стандартные, свойственные любой правовой системе функ­ции (регулятивные, воспитательные и др.), но и вместе с тем имеет и свои собственные, присущие только ему, специфиче­ские функции.

Речь идет прежде всего о функциях, связанных с формирова­нием еврейского сообщества и поддержанием его на протяжении многих веков в духовно-нравственном и религиозном единении. Это своего рода объединительная функция иудейского права, воз­никшая на религиозной основе.

Отмечая уникальность и социальную значимость данной функции, венгерский ученый Г. Гече писал, что «религиозная идея заключения договора (между Богом и иудейским народом. - М. М.) на горе Синай имела общественное звучание: сыновья Из­раиля являются избранниками-бога, осознание ими своей принад­лежности к Яхве, вера в общего бога превращают их в единый на­род». И далее: «Законы этого народа формировались постепенно, по мере перехода к оседлости и складывания государства, но со­ставители Библии верили, что данные законы родились в древние времена, в момент заключения с народом завета через посредника в лице Моисея».

Соблюдение одних и тех же законов, возникших на одной и той же религиозной основе, одних и тех же заповедей, обычаев, а позднее, национальных и иных традиций, несомненно, объединя­ло иудеев между собой независимо от того, проживали они на сво­ей исторической родине или в других странах, выступало одним из важнейших факторов формирования и сохранения их сообще­ства.

Разумеется, были иные причины и факторы, способствовав­шие единению иудеев. Одним из таких факторов Ф. Достоевский считал, например, существование у иудеев так называемого «госу­дарства в государстве», которое они сохраняли «всегда и везде во время самых страшных тысячелетних рассеяний и гонений сво­их».

Под этим термином, не имеющим ничего общего с традицион­ным понятием государства, великий писатель понимал такие, с его точки зрения, особенности иудеев, как «отчужденность и от- нуждаемость на степени религиозного догмата, неслиянность (с другими народами), вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность - еврей, а другие хоть и есть, но все равно на­до считать, что как бы их и не существовало». В подтверждение Ф. М. Достоевский ссылается на одну из заповедей, обращен­ную к иудеям: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у бога, остальных истреби, или в рабов об­рати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся...». Вот «суть идеи этого государства в госу­дарстве, - делал вывод автор и заключал - ...конечно, есть внут­ренние, а может быть, и таинственные законы, ограждающие эту идею».

Никаких «таинственных законов», разумеется, не было, но были, как повествуют исследователи истории еврейского народа, весьма своеобразные действия иудейских раввинов и кагалов (запугивание членов еврейских общин, не почитающих священные обряды и правила, возможными для них неприятностями, недопущение ассимиляции с русским народом и другими народами в странах их проживания и т. п.), направленные, на под­держание «внутреннего единения» и «общности» еврейской диас­поры.

Не касаясь других причин и факторов, способствовавших еди­нению иудеев, следует еще раз подчеркнуть, что иудейское право, построенное на религиозных догматах, играло и играет до сих пор весьма важную роль.

Значительная группа функций иудейского права связана не только с воздействием его на повседневную экономическую, социалъно-политическую и иные сферы жизни общества, но и на совре­менное израильское право.

Несмотря на то, что, как отмечается в научной литературе, иу­дейское право в его нынешнем виде «не всегда является результа­том системного мышления», а носит скорее «эмпирический» и «догматический» характер, поскольку в представлении приме­няющих его раввинских судов и самих служащих оплотом данно­го права раввинов оно дается Богом «навечно, для соблюдения его всеми поколениями народа Израиля», - несмотря на все эти и другие отмечаемые разными авторами недостатки иудейского права, оно тем не менее оказывает весьма действенное влияние на современное израильское право.

Сказанное находит подтверждение прежде всего в действую­щем законодательстве Израиля, которое, по словам еврейского ученого Б. Лифшитца, «вне всякого сомнения, в значительной своей части было сформулировано и оформлено в соответствии с требованиями иудейского права или же в той или иной мере бы­ло подвержено влиянию со стороны его». На то же самое указы­вается и в многочисленных исследованиях, посвященных взаимо­связи и взаимодействию иудейского и израильского права.

При этом особо подчеркивается, что традиционное и значи­тельное влияние иудейского права на современное израильское право обнаруживается не только в его различных институтах и содержании, но и, отчасти, в его понятийном аппарате и право­вом толковании. Даже Декларация независимости Израиля,- при­нятая в 1948г., утверждающая по аналогии с декларациями дру­гих демократических государств основные принципы, на которых должны базироваться само государство, права и свободы граждан, закрепила положение о том, что «государство Израиль основано на принципах свободы, справедливости и мира в их понимании израильскими пророками».

Помимо названных характерных черт и особенностей иудей­ского права, оказывающих, помимо всего прочего, значительное влияние на процесс формирования и развития его источников, следует также указать на такую его особенность, как ограничен­ный характер прямого регулятивного воздействия иудейского права на израильское общество и распространение его на евре­ев, проживающих на территории других стран.

В отличие от ранних стадий своего развития и от других пра­вовых систем современное иудейское право не имеет прямого ре­гулятивного воздействия на все общественные отношения, возни­кающие в пределах израильского общества и государства. Сфера его непосредственного регулятивного воздействия в настоящее время - это система отношений, являющихся объектом регулиро­вания при посредстве норм семейного права, точнее прежде всего система отношений, возникающих между людьми в процессе и в результате бракосочетания и разводов.

Иудейское право, говорится по данному вопросу в израиль­ской юридической литературе, будучи неотъемлемой составной частью правовой системы современного Израиля, «формирует со­бой персональное право граждан еврейской национальности в от­ношении дел, касающихся их личного статуса». Это означает, что с помощью иудейского права в настоящее время решается круг таких вопросов, затрагивающих личные интересы каждого еврея, как вопросы «бракосочетаний и разводов, материального содер­жания членов семей и алиментов», вопросы «воспрещения» (ог­раничения в семейно-брачных отношениях недееспособных лиц) и «управления» в отдельных случаях; «рассеянной (absent) лич­ной собственностью». Кроме того, иудейское право регулирует отношения, касающиеся иудейского религиозного милосердия и богослужения, а также вопросы бракосочетаний и разводов «иностранных евреев», проживающих в Израиле.

Подобная, сравнительно узкая сфера прямого регулирования общественных отношений с помощью норм иудейского права во­все не означает, что оно не имеет влияния на все иные обществен­ные отношения. Такое влияние осуществляется опосредованно, через систему правовых норм, установленных государством, при активном воздействии на процесс правотворчества и правоприме­нения со стороны иудейского права.

В качестве примера можно сослаться на так называемое «дие­тическое право иудейской религии», нашедшее свое отражение в действующем законодательстве Израиля, насчет ограничения разведения свиней, которые, как известно, согласно иудейской ре­лигии, являются «нечистыми животными», запрещенными к употреблению' евреями Торой. В течение многих веков, напоми­нается в исследованиях иудейского права, свинья была «симво­лом выражения ненависти и презрения христиан к иудеям». В си­лу этого под влиянием иудейских религиозных норм и обычаев в Израиле были приняты законы (The Pig-Raising Prohibition Law, 5722-1962), «запрещающие под угрозой наказания в виде огромных штрафов держать, выращивать и резать свиней». Ука­занный правовой запрет не распространяется лишь на специально обозначенные в законах места, «где проживает в основном хри­стианское население».

Ограниченный характер непосредственного регулятивного воздействия иудейского религиозного права внутри израильского общества в определенной мере «компенсируется» распростране­нием его на евреев, проживающих в других странах. Здесь так­же.речь идет о религиозных нормах, обычаях и ритуалах, касаю­щихся прежде всего заключения и расторжения браков.

В израильской юридической литературе в данной связи особо подчеркивается, что «иудейское право не претендует на универ­сальную или территориальную законность». Оно является «пер­сональным правом каждого и всех евреев независимо от их места постоянного проживания, гражданства и даже веры». Ибо «еврей даже тогда, когда он принимает другую веру, все равно остается евреем, хотя он может при этом утратить определенные права».

Последнее предопределяется «библейским подходом к ото­ждествлению религии с политическими институтами и определе­нием верности Израилю не только в силу происхождения челове­ка», но и его «новообращения», «прозелита», или, что одно и то же, его перехода в другую веру.

В числе других черт и особенностей иудейского права, выде­ляющих его среди иных (религиозных и светских) правовых сис­тем, следует указать на его ярко выраженный целевой - нацио­нальный и социальный - характер, на его довольно органичное сочетание как религиозной правовой системы со всей остальной израильской правовой системой, на наличие у него особых, весьма специфических источников права, а также принципов, лежащих в его основе и одновременно пронизывающих собой всю систему иудейского права.

В научной израильской и зарубежной сравнительно-правовой литературе рассмотрению этих отличительных черт и особенно­стей иудейского права, равно как и других черт и особенностей, уделяется определенное внимание. Исходя из важности некото­рых из них, рассматривать их следует в отдельности и более об­стоятельно.

2. Роль принципов в системе иудейского права

Среди составных компонентов иудейского, равно как и лю­бой иной системы, права, важную роль играют принципы права. «Традиционно они выступают как основополагающие идеи и по­ложения процессов формирования и развития права, пронизыва­ют собой всю систему права и в значительной мере предопределя­ют сущность, содержание и характер всего права.

Принципы иудейского права не содержатся в открытом и сис­тематизированном виде ни в одном документе или источнике права. Это свойственно многим правовым системам. Но они дос­таточно легко распознаются и формулируются в процессе изуче­ния самого права.

Принципы права не остаются раз и навсегда данными и неиз­менными. Вместе с развитием государства, права и общества они также развиваются и изменяются. Одни из них при этом в силу кардинального изменения материальной и политико-социальной среды утрачивают актуальность. Другие же, наоборот, приобрета­ют и усиливают ее. Вместе же они, создавая и поддерживая на всем пути развития правовой системы ее целостность, динамизм и целенаправленность, обеспечивают тем самым, наряду с норма­ми и другими компонентами права, ее действенность и практиче­скую значимость.

В тех же случаях, когда правовая система, как это случилось с современным иудейским правом, «главной проблемой» которо­го, по словам израильских авторов, является «стагнация», утра­чивает в силу своей ортодоксальности и неприспособленности к современной жизни и порождаемым ею проблемам, прежнюю практическую значимость, не отвечает требованиям современно­сти, она остается тем не менее, неотъемлемой составной частью культурного наследия народа и одним из важнейших факторов, оказывающих влияние как на процесс формирования и развития правового сознания общества и его правовой культуры, так и на процесс правотворчества и правоприменения.

Именно поэтому, как не без оснований отмечается некоторы­ми исследователями, было бы «трагическим разрывом со всем прошлым еврейского народа, если бы Израиль провозгласил себя чисто светским (purely secular) государством и отказался от иу­дейского права». Будущее, по их мнению, «еврейского государст­ва во многом зависит от способности сохранения им культурной самобытности (identity) и от непрерываемой религиозности из­бранных людей».

Настала пора «после десятилетий колебаний и нерешительно­сти, - пишет в связи с этим М. Элон, считающий современное из­раильское право «эклектичным», поскольку «оно вбирает в себя то, что ему кажется подходящим из многих и разных правовых сис­тем», - определить четкую государственную линию в деле абсорб­ции еврейского права в судопроизводстве Израиля. Важный прин­цип, установленный в первые годы существования государства, что повсюду, где позволяет действительность, еврейское право должно служить главным источником законодательства - этот принцип должен неуклонно и последовательно проводиться в жизнь».

Следует заметить, что данное положение - призыв к повсеме­стному внедрению во все поры современного израильского права старого иудейского права, несмотря на то, что ему придается большая и не только юридическая, но и социально-политическая значимость, далеко не всеми еврейскими и зарубежными автора­ми одинаково позитивно воспринимается и одобряется.

Несомненно прав И. Ю. Козлихин - ответственный редактор и автор ведения к книге М. Элона «Еврейское право», вышедшей на русском языке в 2002 г., когда пишет, что «если речь идет о со­хранении фундаментальных принципов, о культуре народа и пра­ве как его части, то, конечно, современное право Израиля должно питаться из этого источника. Возрождение же еврейского права в том виде, когда оно существовало до XIX в., на мой взгляд, не­возможно». Даже если принять во внимание, резонно замечает ав­тор, тот факт, что современные государства склонны передавать часть своих полномочий, с одной стороны, международным орга­низациям, с другой, негосударственным институтам, «что дает не­которые основания предполагать возможность становления неко­торой новой формы правового плюрализма, то все же вряд ли ев­рейское религиозное право сможет найти свое место в этой новой системе. Ведь оно остается сугубо национальным, современный же мир интернационализируется...»

Рассматривая отдельные принципы иудейского права, об­ладающие регулятивным потенциалом и в этом смысле высту­пающие в виде источников иудейского права, следует выделить прежде всего такой принцип, как принцип органического соче­тания в данной правовой системе религиозного начала с этниче­ским, а позднее, по мере формирования нации, - с национальным началом.

Данный принцип прослеживается на протяжении всей исто­рии развития иудейского права - со времени его возникновения и вплоть до наших дней. Разница между его ранним и более позд­ними периодами развития, включая современный период, заклю­чается лишь в формах его выражения и проявления. Суть же это­го принципа и его назначение во все времена существования иу­дейского права оставались без изменения. В конечном счете они сводились чаще всего к решению проблем этнического, а затем национального плана, в первую очередь с помощью средств рели­гиозного характера и реже - наоборот. По общему правилу эти проблемы ассоциировались с сохранением и укреплением иудей­ской общности, этнической и национальной идентичности, рели­гиозной и социальуой самобытности.

На ранних этапах развития иудейского общества и его право­вой системы эти проблемы решались исключительно на религиоз­ном уровне, с помощью религиозных законов и заповедей.

Для сохранения иудейской общности и этнической идентич­ности, а также в целях сохранения уклада жизни, религиозной и социальной самобытности, существовавшие в тот период зако­ны и заповеди запрещали, например, иудеям вступать в брак с чу­жеземками и чужеземцами. В священной Книге Неемии говорит­ся, в частности, о том, что иудейский народ «вступил в обязатель­ство с клятвою и проклятием» «не отдавать дочерей своих иноземным народам, и их дочерей не брать за сыновей, своих». Тем же, кто нарушил данный закон, женившись на иноземках и чьи сыновья теперь «не умеют говорить по иудейски», Бог «сде­лал за это выговор и проклинал их, и некоторых из мужей бил, рвал у них волоса» и заклинал их «чтобы они не отдавали дочерей своих за сыновей их, и не брали дочерей их за сыновей своих и за себя».

Порицая царя Соломона, который «был любим Богом своим», которого «Бог поставил царем над всеми израильтянами», но ко­торого «однако же чужеземныя жены ввели в грех», один из биб­лейских пророков по имени Неемия риторически обращался к иу­дейскому народу: «И можно ли нам слышать о вас, что вы делаете все сие великое зло, грешите пред Богом нашим, принимая в со­жительство чужеземных жен?»

Однако в этом риторическом вопросе заложен глубокий смысл. А именно - беспокойство по поводу того, что, нарушая су­ществующие законы и заповеди, иудеи, сами того не подозревая, разрушают основы сложившегося религиозного и социального уклада жизни, благодаря которому они не один раз преодолевали жизненные невзгоды, размывают этническую общность всех евре­ев, исторически сложившуюся на базе их определенной самодос­таточности и самоизолированности, подрывают их самобытность.

Особенно высокие требования в сфере семейно-брачных и многих других отношений предъявлялись к священникам. По закону священнику, который «не должен порочить семени своего в народе своем», разрешалось брать в жены «девицу лишь из на­рода своего», но при этом запрещалось брать «вдову, или отвер­женную, или опороченную, или блудницу».

Кроме жесткой регламентации семейно-брачных отношений, исключавших браки с чужеземцами, этнические, религиозные и иные проблемы, как они воспринимались иудеями на ранних стадиях развития их общества, государства и права, решались так­же и с помощью других средств. Например, с помощью законода­тельного закрепления далеко не одинакового статуса иудеев и проживающих на территории их государства иноземцев.

Так, согласно священному закону иудея нельзя было вечно держать в рабстве, налагать на него «труд рабский», жестоко обращаться с ним, в то же время в отношении иноземца это дозволя­лось.

«Когда обеднеет у тебя брат твой и продан будет тебе, - гово­рится по этому поводу в Книге Левит, - то не налагай на него ра­боты рабской». Он «должен работать у тебя как наемник, как по­селенец, до юбилейного года пусть работает у тебя». А с наступ­лением «юбилейного года», который согласно древнеиудейским законам праздновался каждые пятьдесят лет, «пусть он отойдет от тебя, сам и дети его с ним, и возвратится в племя свое и вступит опять во владение отцов своих». Их «не должно продавать как продают рабов». «Не господствуй над таким иудеем, - предупре­ждается в Книге Левит, - с жестокостью и бойся Бога твоего».

Если же ты хочешь, говорится далее в Книге Левит, «чтобы раб твой и рабыня твоя были у тебя, то покупайте себе раба и ра­быню у народов, которые вокруг вас», а также «из детей посе­ленцев, поселившихся у вас, можете покупать, и из племени их, которое у вас, которое у них родилось в земле вашей». Они, дозволяется в древнеиудейском законе, «могут быть вашею собственностью», и вы «можете передавать их в наследство и сы­нам вашим по себе, как имение». «Вечно владейте ими, как раба­ми, - резюмируется в законе. - А над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом, не господствуйте с жестоко­стью».

Более высокий социальный, а точнее - религиозно-этниче­ский статус иудея по сравнению с неиудеями проявляется и в других отношениях, причем не только в публично-правовых, но и в частноправовых отношениях. Например, согласно Второзако­нию, иудеям не дозволялось отдавать друг другу «в рост ни сереб­ра, ни хлеба, ничего-либо другого, что можно отдавать в рост», ибо это считалось недостойным иудея, а кроме того могло привес­ти к подрыву религиозно-этнических основ иудейской теократической общины. Что же касается представителей других народов, то это не только не запрещалось, а, наоборот, всячески одобрялось и поощрялось. «Иноземцу отдавай в рост, - закрепляется в зако­не, обращенном к иудею, - а брату твоему не. отдавай в рост, что­бы Господь Бог твой благословил тебя во всем, что делается рука­ми твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею».

На более поздних этапах развития иудейского общества про­блемы сохранения и укрепления иудейской общности, этниче­ской и национальной идентичности, а также религиозной и на­циональной самобытности еврейского общества, для решения ко­торых традиционно использовались многочисленные средства, включая рассматриваемый принцип, решались не только на рели­гиозном, но и на государственно-правовом уровне.

В качестве примера можно сослаться на решение вопроса о том, кого следует считать в настоящее время евреем. Данный во­прос, имеющий, казалось бы, по справедливому замечанию И. Энгларда - израильского ученого, «главным образом символи­ческий характер», особенно остро возник в связи с принятием в Израиле в 1950 г. «Закона о возвращении» (The Law of Return, 5710-1950), поощряющего переселение евреев на их историче­скую Родину со всех стран мира, а также с установлением офици­альной регистрации граждан Израиля, определением в отноше­нии каждого из-них «личной идентичности».

Раньше этот вопрос решался исключительно на религиозном уровне и имел в основном социально-религиозный и этнический смысл. В более поздний период он стал решаться одновременно и на государственно-правовом уровне, приобретая наряду с религиозно-этническим также и государственно-правовой смысл.

Одним из основных принципов иудейского права является принцип мессианства и богоизбранности иудейского народа.

«Ты народ святый у Господа Бога твоего, - утверждается во Второзаконии в отношении иудейского народа, - и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле».

Данный тезис-принцип в различных формах и вариациях про­слеживается во многих священных книгах, законах и заповедях, составляющих основу иудейского права.

В одних случаях он повторяется дословно с последующим указанием причины «богоизбранности» иудейского народа. «Не потому, что вы были многочисленнее всех народов, - говорится по этому поводу об иудеях в гл. 7 Второзакония, - принял вас Господь и избрал Вас, - ибо вы малочисленнее всех народов». Он это сделал потому, что «любит вас Господь, и для того, чтобы со­хранить клятву, которою Он клялся отцам вашим. Знайте, что Господь Бог ваш есть Бог верный, который хранит завет (Свой) и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его до тыся­чи родов».

В других случаях данный тезис-принцип о мессианской роли и «богоизбранности» иудейского народа проявляется в форме его возвеличения и указания на его «благословенную», богоугодную природу.

«Я произведу от тебя, - говорится, например, в Книге Бытия в обращении Бога к патриарху Аврааму - «родоначальнику евре­ев», - великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, - и будешь ты в благословении». И далее: «Я благословляю благословляющих тебя, а злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земныя».

В третьих же случаях рассматриваемый тезис-принцип выра­жается лишь в форме божественной констатации о «выделении» Богом иудейского народа среди других народов и о «приближе­нии» его к себе. «Я отделил вас от народов, - говорится в Книге Левит, - чтобы вы были Мои». «Не поступайте по обычаям наро­да, который Я прогоняю от вас», - предупреждает Бог иудеев, ибо этот народ развращен и аморален. Я «вам отдаю в наследие зем­лю, в которой течет молоко и мед. Я, Господь Бог ваш, Который отделил вас от всех народов».

Говоря о принципе мессианства и «богоизбранности» иудей­ского народа, равно как о некоторых других принципах иудейско­го права, идеализирующих иудейское сообщество и выделяющих его среди других сообществ, необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, что определенный элемент идеализации и самовозвыщения, как одна из форм отражающих самоуважение, свойст­венен практически любой религиозной системе и соответственно любому построенному на ее основе сообществу, государству и праву. Главное, чтобы при этом не было противопоставления другим сообществам, государствам и правовым системам.

Во-вторых, что мессианство и богоизбранность любого наро­да, нации, этноса, независимо от того, идет ли речь об иудеях или эскимосах, если бы они на эти экстремальные качества претендо­вали - это всего лишь привнесенный их идеологами в сознание своего народа, а вместе с тем и некоторых других легковерных на­родов или их отдельных представителей, миф. Совершенно прав Г. Гече, утверждая, что «нельзя искать за описаниями, служащи­ми культовым целям, реальные истории».

Наиболее ярко мифический характер «мессианства и богоиз­бранности еврейского народа» проявился на протяжении всей ис­тории его существования в реальной жизни, так сказать, на прак­тике. «Реальный ход истории показал, - резонно заключают ис­следователи, - что избранник божий - народ Израиля - не получил тех благ, которые ему сулил Яхве. Поселил его бог, прав­да, в земле обетованной, но вскоре другие народы его выгнали от­туда, и он рассеялся по всей земле. Обещал ему Яхве города, кото­рых он не строил, и виноградники, которых он не сажал, попросту говоря, санкционировал удачливый грабеж. Но ничего из этого не получилось. Обещал непрерывные военные победы над всеми на­родами, на самом деле получилась цепь «сокрушительных поражений, в результате которых оба государства еврейских (Иудея и Израиль) погибли».

Говоря с нескрываемой иронией о «богоизбранности» иудеев среди других народов, еврейский влиятельный публицист и врач Л. Пинскер еще в XIX в. не без определенных оснований замечал, что «надо быть слепым, чтобы не видеть, что евреи - «избранный народ» для всеобщей ненависти». Евреи не могут «ассимилиро­ваться ни с одной нацией, вследствие чего ни одной нацией не могут быть терпимы». «Стараясь слиться с другими народами, они до известной степени легкомысленно пожертвовали своей нацио­нальностью», но «ничего не добились того, чтобы сограждане признали их равными себе коренными жителями».

И, в-третьих, что принцип мессианства и «богоизбранности» иудейского народа как миф, библейская история, закрепленный в праве, имеет наряду с другими аналогичными мифами и библей­скими историями определенный рациональный - культурный и познавательный смысл. Нельзя забывать, в частности, как спра­ведливо отмечается в литературе, что «в Библии сохранились древнейшие сказания, в которых запечатлена память о кочевом образе жизни израильских племен до прихода и поселения их в Ханаане. Составители Книг Моисея собрали их, сгруппировали и дополнили их таким образом, чтобы показать, как Яхве - Бог. иудеев - помог «своему избранному народу преодолеть все пре­пятствия и достичь обетованной праотцам земли Ханаан, где те­чет молоко и мед».

Среди принципов иудейского права выделяется принцип четкости и строгой последовательности в соблюдении законов, обычаев, обетов и заповедей.

По общему правилу, сложившемуся в течение последних сто­летий, данный принцип, известный под названием принципа строгого и неуклонного соблюдения законности и конституцион­ности, относится скорее к правотворческой, правоприменитель­ной и правоохранительной деятельности государственных орга­нов и должностных лиц, нежели к самому праву.

Применительно к иудейскому праву все обстоит несколько иначе. А именно - требования строжайшего соблюдения правил, содержащихся в законах и иных источниках иудейского права, не только сами собой имеются в виду и подразумеваются, как это имеется во многих правовых системах, но и пронизывают собой все иудейское право.

Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать со­держание хотя бы нескольких священных Книг, составляющих основу признаваемого иудеями Ветхого Завета. Так, в Книге Ле­вит содержится указание Бога иудеев соблюдать «постановления Мои и законы Мои» и не делать*всех тех «мерзостей», кото­рые позволяют себе чужеземцы. «Соблюдайте повеления Мои, - убеждает Бог иудеев, - чтобы не поступать по гнусным обычаям, по которым поступали прежде вас, и чтобы не оскверняться ими».

В Книге Второзакония наряду с повторением требования Бога к иудейскому народу соблюдать «заповеди, постановления и за­коны, которые тебе заповедую исполнять» содержится также обещание пророка Моисея научить правильному исполнению божественных указаний. «Итак, Израиль, - говорится в главе 4 Вто­розакония, - слушай постановления и законы, которые я сегодня научаю вас исполнять, дабы вы были живы и размножились, и по­шли, и наследовали ту землю, которую Господь Бог отцов ваших дает вам в наследство».

Кроме того, в данной Книге содержится весьма характерное в плане точного соблюдения законов Моисея предостережение иудеям - «не прибавляйте к тому, что я заповедую вам и не убав­ляйте от того», а также обоснование необходимости точного со­блюдения содержащихся в них требований. Храните и исполняй­те «постановления и законы», ибо «в этом мудрость ваша и разум ваш пред глазами народов, которые, услышавши о всех сих поста­новлениях, скажут: только этот великий народ есть народ мудрый и разумный».





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:

Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 879; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2019 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.02 с.) Главная | Обратная связь