Архитектура Аудит Военная наука Иностранные языки Медицина Металлургия Метрология
Образование Политология Производство Психология Стандартизация Технологии 


В. Смысл выражения «одна природа Бога Слова воплощённая»




Севир рассматривает вопрос о значении выражения «одна природа Бога Слова воплощённая» в своём труде «Филалифис».

Когда отцы говорили об «одной природе Бога Слова воплощённой», –пишет он, – «они подчёркивали, что Слово не оставило Своей природы» и не претерпело какой–либо «утраты или умаления в Своей Ипостаси». Утверждая, что «Слово плоть бысть», они поясняли, что «плоть была не иным чем, но плотью, однако она получила бытие не сама по себе, не вне единства со Словом». Посему можно сказать, что «прежде веков Слово было простым, не сложным (simple, not composite)». Однако, «когда Оно благоволило воспринять наше подобие, кроме греха», тогда получила существование и плоть, но не отдельно (от Него). Термин «воплотилось» означает восприятие Словом плоти от Девы, восприятие, посредством которого «из двух природ, то есть Божества и человечества, от Девы происшел единый Христос». Он – вместе Бог и человек, Тот же Самый единосущен (Богу) Отцу по Божеству и единосущен нам по человечеству.

Вполне очевидно, что посредством выражения «одна природа Бога Слова воплощённая» подчёркиваются три момента:

1) воплотился, отнюдь не претерпев изменения, Сам Бог Слово;

2) в Воплощении Им было воспринято не то человечество, которое было бы прежде образовано во чреве Девы: человечество Христово получило существование лишь в единстве (со Словом);

3) воплощённое Слово есть одно Лицо (Person): Тот, Кто от вечности был «простым», воспринял в Себя конкретное человечество и потому стал «сложным».

Божество творит и Само нетварно, человечество же – тварно. В Иисусе Христе сочетались в единстве и то, и другое, в Нём сошлись воедино элементы Божественные и элементы человеческие во всей их реальности и совершенстве. И в умосозерцании единого Христа мы можем различать их. Однако, исходя из этого различения, мы не должны считать каждую природу не зависимой от другой. Ведь это делает тщетным наше исповедание Воплощения, в котором человечество (manhood) не получило реального существования само по себе.

Касаясь этой проблемы, Севир обращается к свидетельствам древних отцов, в том числе и каппадокийцев. Защищая Никейскую веру против арианина Евномия, эти отцы изъясняли, каким образом Бог Сын, Который соравен Отцу, мог говорить, что Он меньше Отца. При этом, – подчёркивает Севир, – они не приписывали Его смиренных речений воспринятой человеческой природе. Понимая Воплощение как нисхождение Сына, они относили все слова и деяния к единому Лицу воплощённого Сына, тем самым осмотрительно избегая опасности разделения единого Христа.

Как отмечается Севиром, «св. Василий утверждал, что Он воплотился и вочеловечился, и потому всё, что свойственно Воплощению, будь то слова или деяния, принадлежат Ему. Однако святой отец отличал время (по) Воплощении от времени до Воплощения». Поэтому он говорил, – свидетельствует Севир, – «что смиренные атрибуты приложимы не к Божеству, а к Воплощению».

Является ли эта позиция монофизитской? Хотя эпитет «монофизитская» в качестве идентификации его церковной ветви и не был известен Севиру, он, однако, предвидел возможность того, что таковой будет приписываться в аспекте характеристики его богословской позиции. Это проявляется в том, что он неоднократно воспроизводит два фрагмента из сочинений Кирилла, один из которых следует ниже: «Ибо, если бы, сказавши о едином естестве Слова, мы умолкли, не прибавив слова: воплощённом, но как бы вне полагая Воплощение, то, может быть, конечно, и не была бы неправдоподобной речь у тех, кои притворно спрашивают: если всё – единое естество, то где совершенствов человечестве? Или каким образом существует равная нашей сущность? А после того, как чрез слово воплощённое введено и совершенство в человечестве, и указание на сущность, равную нашей, то да престанут они опираться на тростниковый жезл».

Итак, выражение «одна природа» не может быть использовано в отношении Христа без слова «воплощённая». Посему «одна» здесь не есть просто «одна» (one) или «одна–единственная»(one single), как представляет это Иоанн Мейендорф. Слово «одна» в данном случае включает в себя полноту Божества и человечества. Иисус Христос не есть единственно–природный (single–natured), или моноприродный, Он – единая сложная природа (He is one composite nature).

Эта мысль терминологически ясно выражена в другом, нижеследующем фрагменте (из Кирилла Александрийского): «Ибо, в самом деле, единство приписывается не только вещам простым, не сложным по природе, но и сложным. Так, един человек, состоящийиз души и тела».



Как видим, нет никаких оснований для понимания имени числительного «одна» в выражении «одна природа Бога Слова воплощённая» в смысле соотносительно термину .

Анализируя некоторые фрагменты из Псевдо–Юлия Римского, Севир, в частности, пишет: «Хотя он исповедует в Еммануиле и одну природу, но признаёт различие реальностей, которые приведены в единение. Однако он не отделяет человеческие свойства и не приписывает их человечеству самому по себе; и богоприличные вещи он не относит отдельно к Божеству. Напротив, всё то, что принадлежит телу, и всё то, что принадлежит Божеству, относит к целой Личности (of the whole Person)».

Тем самым, Севир никогда не отрицал динамического продолжения (the dynamic continuance) двух природ во едином Христе. Посему приписывание его богословской позиции именования «монофизитская» есть не что иное, как наследие или отголосок полемики прошедших веков.





Рекомендуемые страницы:


Читайте также:



Последнее изменение этой страницы: 2016-03-25; Просмотров: 585; Нарушение авторского права страницы


lektsia.com 2007 - 2022 год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! (0.011 с.) Главная | Обратная связь